Друг погибшего на Москве-реке судовладельца: Мы сами перестроили этот кораблик

Друг погибшего на Москве-реке судовладельца: Мы сами перестроили этот кораблик

Трагедия произошла в ночь на 31 июля Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН
- Геннадий Зингер был человеком многогранный, - говорит его друг и совладелец катера Борис(свою фамилию он назвать отказался). – У него было двойное гражданство – израильское и российское. Вообще по образованию он архитектор, но в Черногории  занимался адвокатским бизнесом. А в России вернулся к архитектуре. Ресставрировал какую-то старинную усадьбу. У Геннадия очень широкий круг знакомств. В основном мы общались с богемными кругами – режиссеры, художники. В частности, Геннадий тесно общался с Андреем Макаревичем. На этом катерке очень часто катали Охлобыстина... 
 
Чтобы вы понимали, прогулками на катере Геннадий не зарабатывал себе на жизнь. Это было, скорее, его и наше совместное хобби. Геннадий ходил на яхтах еще в Черногории, сильно увлекался. А потом, когда мы перебрались в Москву, решили сами себе соорудить свой катерок. Купили корабль и своими руками его перестроили, по своему инженерному, техническому проекту и, так скажем,  эстетическому. Но что важно. Получили все необходимые лицензии и документы (судно зарегистрировано на Чукотке, но прошло осмотр в ГИМС Москвы. - прим. ред.). 
 
- У Геннадия большой капитанский стаж?
 
- Лет семь, наверное. Надо сказать, что незнакомых людей он не возил. Обычно так бывало, что кто-то из знакомых попросит отметить день рождения на катере или просто пикничок закатить. Я думаю, эти ребята, которые у него были на борту, были его друзьями. Либо, как вариант, он мог развлекаться со своей молодой любовницей и ее компанией. Потому что он был человек увлекающийся, веселый и девчонок очень любил, несмотря на наличие у него гражданской жены.
 
- Он был лихой капитан? Часто попадал в передряги?
 
- Ну, в передряги все попадают периодически. Бывало, и в Черногории на мель садился. Но лихим я бы его не назвал. Он был человек разумный. Не знаю, что могло произойти, потому что в принципе по этому маршруту мы ходили довольно часто. И этот участок Москвы-реки знаем хорошо. Как вариант, его мог кто-то отвлечь, и он не заметил баржу. Либо же заглох двигатель, и его просто понесло по течению.
 
 - А раньше бывало, что двигатель глох?
 
- Ну, двигатель есть двигатель, - уклончиво ответил Борис. – Хотя, в принципе, он японский, должен быть надежным. 
 
- А может быть такое, что Геннадий дал кому-то порулить?
 
- Нет, это исключено. Все же понимают, что это не на велосипеде кататься. Версию насчет того, что он был выпившим, я исключаю. Он был человеком малопьющим. Но в любом случае его уже не воскресить, к сожалению. Что касается катерка, который, кстати, и названия не имеет, то его после подъема, может быть, еще и отреставрирую
 
. - Говорят, на катере был перегруз, и Геннадия не раз за это штрафовали.
 
 - Ну, было такое. Вообще согласно нормативам этот катер может брать на борт 12 человек, но мы периодически загружали и по 20 человек, правда, тогда не выходили из порта, гуляли прямо на пришвартованном катере. И, по большому счету, этот перегруз ни на что особо-то и не влияет.
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт