Последняя запись в дневнике Берии: «Жалко людей, но стрелять придется»

Последняя запись в дневнике Берии: «Жалко людей, но стрелять придется»

Комментарии: 4
Смерть Сталина поставила крест на карьере Берии (на фото - первый из несущих гроб вождя). Наркома арестовали через три месяца после похорон.

Полное собрание записок Берии, подготовленное к печати историком Сергеем КРЕМЛЕВЫМ, выйдет в издательстве «ЭКСМО». В этом выпуске представляем вашему вниманию дневники послевоенных лет. 

19 августа 1949 года

Подготовили Проэкт Постановления   по    РДС-1  (атомной  бомбе.    - Прим. ред.). Отнес Кобе. Посмотрел, почитал, спрашивает: «А если не взорвется?» Я пожал плечами. Он говорит, не буду подписывать. «Постановления должны быть выполнены, и мы их всегда выполняли. А это Постановление то ли выполним, то ли нет. Пусть будет Проэкт, вы его принимайте и мне направляйте. А испытывать будем без Постановления».

25 августа 1949 года

Выезжаю в Казахстан (на испытания атомной бомбы. - Прим. ред.). Окончательно доложил т-щу Сталину. Он сказал, что не верит, что у нас что-то получится. Потом спросил, а сам я верю? Ответил, что верю, что все будет хорошо.

31 августа 1949 года

Все! Получилось! Докладывал товарищу Сталину. Видно, что доволен. Сказал, надо наградить всех как положено.

23 сентября 1949 года

Трумэн (президент США. - Прим. ред.) объявил о нашем Взрыве. Я предложил факт взрыва не признавать, сказать, что в СССР проводятся мощные взрывные работы, а секрет Атомной Бомбы нам известен уже давно. Пусть ломают голову, когда мы заимели Бомбу и сколько их у нас. А то узнают, что у нас одна была, и ту взорвали, и шарахнут по нам, пока у нас их не стало много.

Коба согласился. Готовим Сообщение ТАСС.

1 ноября 1949 года

За Атомную Бомбу я получил от товарища Сталина орден Ленина, Почетную Грамоту и Благодарность от ­Политбюро.

Не за награды работаем, а все-таки обида есть. Мог бы товарищ Сталин и мне дать Вторую Звезду. Не хочет выделять. У всех по одной, а если бы у меня Вторая, то почета больше, знать будут больше и память будет дольше. А то и не вспомнят.

Обидно.

Комментарий Сергея Кремлева: «Обида и горькая ирония  Берии по поводу его «атомных» награждений вполне понятны. Его личный вклад в создание атомной отрасли и ядерного оружия был соизмерим только с усилиями самого Сталина и Курчатова. С другой стороны, Сталин не проявлял склонности закрепить лидирующее положение Берии как формально, так и неформально».

18 декабря 1949 года

Познакомился с Мао Цзэдуном. Когда меня увидел, оживился и говорит: «Товарищ Сталин, отпустите товарища Берию в Китай. Пусть он и у нас Бомбу сделает». Потом шеф сказал, что китайцы очень хотят, чтобы мы с ними поделились, обещают с нашей помощью облазить весь Китай, отыскать уран. Только дай им Бомбу. Я бы не дал, а Коба вроде не против.

30 июня 1950 года

Работаю в Москве 11 лет, а кажется, прошло 100 лет. А другой раз подумаешь - как один день пролетело. И летит.

В Корее наступаем. Уступить здесь нельзя, приходится рисковать, потому что связываться с США впрямую опасно. А уступить еще опаснее. Совсем обнаглеют.

16 июля 1950 года

За пять лет после войны настроили мы много. Сам удивляюсь! С нашим народом можно горы сворачивать. И сворачиваем!

Говорят, я много матерюсь. Когда как. У нас половина на половину. Половина руководителей работает геройски, сознательно, а половину надо матом подгонять. Особенно во время Войны. Знаю, что без мата лучше, надо воспитывать людей. Но времени как не было, так и нет. Может, когда и не надо будет мата.

27 июля 1950 года

Хорошее лето. Чаще вырываюсь на дачу, отдыхаю хорошо. В городе устаю. Хочется в горы, к речке.

22 декабря 1950 года

Давно сижу в Москве, все южное тепло давно из меня вышло. Только ж… горячая от заседаний.

Коба специально задержался в Сочи, чтобы приехать в Москву немного позже дня рождения. Сказал, что уехал бы раньше, но не хотел, чтобы его завалили поздравлениями в Москве. Говорит, лучше в дороге пережить, чтобы потом не портить себе настроение.

24 июля 1951 года

Королев доложил, успешно запустили в космос собачек. Спрашиваю, так уж и в космос. Он говорит, а 90 километров это уже космос, товарищ Берия.

Спрашиваю: «Теперь человека запускать будешь?» Он смеется, до человека еще далеко. Но обязательно запустим.

Молодец! Чего такого материть? Его не подгонять надо, а сдерживать, чтоб не увлекался сверх меры.

12 октября 1951 года

В Америке собираются проводить Атомные учения. Они готовятся к ­войне. Мы тоже готовимся. Но если у нас будет Водородная бомба, может, войны не будет. Я видел разную войну. Первая была по сравнению со второй игрушечная. А какой может быть третья? Когда мы приехали в Эпицентр первого взрыва и я ходил по стеклянной корке вместо земли, стало ясно, это совсем другое оружие.

10 января 1953 года

Вчера было бюро по врачам-вредителям. Решено дело обнародовать, дать в «Правде» передовицу и сообщение ТАСС. Коба намечает открытый процесс.

С врачами дело ясное. Андрея (Жданова) залечили, как когда-то залечили Щукина (советский актер. - Прим. ред.). И дело не только во врачах. Барахольство, вот главное. А от барахольства разложение, безответственность, манкирование делом. А дальше измена и прямое выполнение заданий врага.

8 марта 1953 года

Завтра хороним Кобу. Я не знаю (тут запись ­оборвана).

Комментарий Кремлева: «Вряд ли Берия не стал писать дальше из-за того, что был в шоке. Скорее он взялся за перо, уже привыкнув к такого рода беседе с самим собой, и сразу понял, что теперь-то смысл и характер его жизни изменился круто раз и навсегда. И задумался, забыв о пере и бумаге. А когда очнулся от своих раздумий, просто закрыл дневник. Во всяком случае я это представляю себе именно так».

13 марта 1953 года

Не знаю, с чего начать. Все получилось не так, как задумывали с Кобой. Георгий (Маленков) получил Совмин, Мыкыта (Хрущев) - ЦК. В военное министерство вернулся Жуков. Очень изменился, не подходи. Все время в орденах, три звезды на груди, две на погонах и одна на лбу.

Никогда так х…во не было. И не будет. Вот и усилили Советскую власть.

3 мая 1953 года

После смерти товарища Сталина все надо решать самому. Решаю. Смотрят кисло, но соглашаются. Надо много менять. Коба хотел, не успел.

Говорю Маленкову, слушай, Георгий, русский народ у нас вроде главный, а на самом деле его положение хуже других. Коба это понимал и мне говорил, еще когда на Кавказе работал. Вся тяжесть на русском, у него и климат самый неудобный...

17 июня 1953 года

В Германии организованы забастовки. Наша дурость, их провокации, а в результате надо стрелять. Стрелять придется. Жалко людей. Если не умеешь думать, так дураком и будешь жить. А жить как-то надо. Вот и живут как дураки. Но растут новые люди… Поумнее нас. Может, и жить будут умнее.

Теперь надо крепко взяться за скорейшее испытание ­РДС-6. Поеду на него сам. Это надо видеть самому.

Это последняя запись. Через полторы недели, 26 июня, Берия подписал последний в своей жизни документ - Распоряжение Совета Министров СССР по работам на урановом комбинате № 813. Затем ушел на заседание Президиума ЦК КПСС, где и был арестован.

Часть 1 читайте здесь>

Часть 2 читайте здесь>

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт