Брат президента Дагестана скончался от травм, полученных во время аварийной посадки Ту-154

Брат президента Дагестана скончался от травм, полученных во время аварийной посадки Ту-154

Комментарии: 4
Ту-154 во время экстренной посадки в Домодедово чудом избежал взрыва.

«Так не бывает!» — читалось в глазах журналистов, которые столпились у стойки информации в аэропорту Домодедово. Не бывает, чтобы у самолета отказала сразу вся электроника. Но глава Федерального агентства по воздушному транспорту Александр Нерадько продолжает сыпать фактами.

— В субботу Ту-154 компании «Авиалинии Дагестана» ровно в 14:07 вылетел из аэропорта Внуково по направлению в Махачкалу, — рапортует Нерадько под прицелом видеокамер. — Примерно через двадцать минут полета экипаж сообщил диспетчерам Домодедово, что у самолета барахлит один из двигателей. Буквально через две минуты новое сообщение: отказали все три двигателя, генераторы и приборы навигации.

Огромная многотонная машина больше не летит, она просто планирует, как бумажный самолетик в потоке сквозняка. Только этот «сквозняк» — на высоте девять тысяч километров. А до ближайшего аэропорта, которым стал Домодедово, восемьдесят километров. В баках плещутся тонны керосина, в салоне 156 пассажиров. Пассажиров или смертников? Пилоты ведут махину вслепую.

Главное, чтобы не отказала связь — иначе конец. Вся надежда на диспетчеров. С них сходит сто потов. Они прекрасно понимают, что яркая точка на мониторе может потухнуть в любой момент. В самом аэропорте страшная суета. Под экстренную посадку «тушки» освобождают вторую полосу, в срочном порядке меняют график вылетов самолетов. Это все потом, потом. Лишь бы сел! Лишь бы сел, родимый! А видимость-то ни к черту.

 

Пострадавших при посадке лайнера из аэропорта увезли в больницы.
Пострадавших при посадке лайнера из аэропорта увезли в больницы.
 

— Во время посадки была слишком низкая облачность, — говорит Нерадько. — Экипаж мог не разглядеть взлетно-посадочные огни.

Но экипаж разглядел. Самолет фактически рухнул на полосу.

— Учитывая его массу вместе с нерастраченным топливом и скорость приземления, самолет не покатился по полосе, а стал передвигаться по ней скачками, — продолжает руководитель пресс-службы Домодедово Елена Галанова.

Скакал зигзагами. Со взлетно-посадочной — в лесополосу. Потом снова на летное поле. И снова в лесополосу. Самолет на огромной скорости понесло прямиком в бетонный забор. Дальше по сценарию — столкновение и неминуемый взрыв.

— До забора оставалось сто метров, — говорит Галанова. — Но тут самолет налетел на кочку, на земляной холм и рассыпался. Развалился на три части.

Оглушительный скрежет металла и внезапная тишина. На «тушку» выжидательно смотрят десятки глаз. Бойцы МЧС давно на месте, они готовы. И через минуту примчатся к самолету. Но в первые секунды пауза: есть ли живые? что там в салоне? А там паника и суета.

— Сначала ничего толком не поняли, — говорит одна из пассажирок Джамиля Мурадова. — За несколько минут до посадки стюардесса сказала, что мы попали в зону повышенной турбулентности и попросила пристегнуть ремни. А потом началась жуткая тряска, и мы рухнули.

Во время приземления в салоне потух свет, в нос ударил резкий запах керосина, который хлестал их покореженных баков.

— Кто-то крикнул: сейчас взорвемся, — продолжает женщина. — И тут началось что-то страшное: люди кричали, толкались, бежали. Я тоже выскочила в проход, но куда бежать? Первыми, конечно, сориентировались мужчины.

— Кто-то показал мне на запасной люк, сказал, что надо его выломать, — вспоминает один из пассажиров Тимирлан Тимиров — Я выломал.

— Но как? — спрашиваю.

— Я не помню, — сам себе удивляется Тимирлан. — Просто выломал, и все. С люка можно было выбежать прямо на крыло.

Но беда в том, что как раз на него-то и хлестал керосин. Люди, продираясь через вырванные кресла и горы сумок, которые блокировали проход, выбегали на крыло и, не удержавшись на мокром металле, летели вниз.

— Там высота был метра три-четыре, — вспоминает Тимирлан. — Потому так много пострадавших: поломали себе руки, ноги. Все поломали.

Плюс получили химические ожоги. Дело в том, что люди падали прямо в лужи чистого керосина. Но, будучи в стоянии аффекта, боли не ощущали. Вскакивали и бежали, не разбирая дороги.

— Сам не знаю, куда бежал, — признается один из пассажиров — Лишь бы подальше от самолета. Боялся, что он взорвется.

 

Пассажиры аварийного Ту-154 дожидаются нового борта в аэропорту Домодедово.
Пассажиры аварийного Ту-154 дожидаются нового борта в аэропорту Домодедово.
 

Но обошлось. Спасатели залили пеной «тушку», спешно эвакуировали тех, кто был не в состоянии самостоятельно покинуть самолет. В общей сложности было госпитализировано 56 человек, еще двое погибли. Фактически уже трое. «Комсомолке» стало известно, что в больнице от полученных травм скончался родной брат президента Дагестана Гаджимурад Магомедов. Он также летел злополучным бортом и, к несчастью, ему досталось место в первом отсеке самолета, который пострадал значительно сильнее хвостовой части. Что же касается тех счастливчиков, которые уцелели, то их на время разместили в аэропорту. В течение пяти часов с пассажирами работали психологи и следователи. Отпустили их лишь в районе полуночи. Ночь пассажиры провели в аэроотеле, где для них забронировали номера. А уже на следующее утро, 5 декабря, они вылетят в Махачкалу резервным бортом «Авиалиний Дагестана».

— Лично я полечу, — уверяет один из пассажиров, который представился Магой Муртузалиевым. — Снаряд дважды в одну воронку не падает, правильно? Если бы мне было суждено погибнуть, то я бы уже погиб. А еще почему не боюсь? Из-за пилотов. С нашими пилотами и на корыте долетишь. Я, конечно, в авиации не разбираюсь, но они герои.

Впрочем, это подтверждают даже те, кто в авиации разбирается.

— То, как пилоты посадили самолет, — говорит заместитель министра транспорта РФ Валерий Окулов, комментируя ЧП, — это, конечно…

У чиновника не хватает слов, он лишь разводит руками. Впрочем, на вопрос о том, почему в самолете одним махом отказала практически вся электроника, пока тоже разводят руками. Самописцы начали расшифровывать ближайшей после крушению ночью, а версии трагедии пообещали озвучить не раньше чем через сутки.

КОММЕНТАРИЙ АВИАКОМПАНИИ

— Самолет был хорошим, — говорит генеральный директор ОАО «Авиалинии Дагестана» Мирза Омариев. — Этот ТУ-154 был выпущен в 1992 году, а в 2009-м был проведен капитальный ремонт. Что касается двигателей, то они еще и на 70 процентов не выработали свой ресурс. Я не могу сейчас озвучивать какие-то версии произошедшего, но то, что касается неправильной эксплуатации самолета, можно отмести сразу: мы за самолетом следили, и он перед полетом был в полной исправности.

***

Родной брат президента Дагестана скончался в московской больнице

В субботу, 4 декабря, в 22:30 мы позвонили на мобильный телефон президента Дагестана Магомедсалама Магомедова. Трубку взял другой человек, представившийся его двоюродным братом. Он пообещал через несколько минут передать телефон президенту, который в это время разговаривал по другому телефону. Но после небольшой паузы двоюродный брат Магомедова сказал:

- Только что скончался родной брат президента, который находился в больнице в Москве. Поэтому сейчас Магомедсалам Магомедов не сможет разговаривать (далее).

Напомним, вчера в Домодедово аварийно сел самолет, двое погибших и 83 пострадавших.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа аудитора в Донецкепогода в луганске на новый годГенри Кавилл