Шесть лет оранжевой революции: «Грынджолы» поют для Папы Римского, а баба Параска заболела без политики

Шесть лет оранжевой революции: «Грынджолы» поют для Папы Римского, а баба Параска заболела без политики

Комментарии: 22
Шестую годовщину Майдана баба Параска встретила в больнице.

На радио «зеленый свет» популярной песенке давали раз в полчаса, а на самом Майдане она и вовсе стала чем-то вроде интермедии - звучала между выступлениями политиков. Мало кто помнит ее авторов - группу «Грынджолы» (по-украински - «санки». - Прим. авт.)

Сегодня все подзабыли как настроения того времени, так и слова песни. Да и самой группы уже не существует. После Майдана ребята четыре года пытались вернуться на большую сцену и в конце концов сдались. Мы решили пообщаться с экс-солистом группы Романом Калыном, который сегодня работает Ивано-Франковской звукозаписывающей студии, а заодно вспомнить и других героев оранжевой революции. 

«В первый же день мою песню скачали больше 100 тысяч человек»

- Роман, скажите, самый звездный момент для вас - выступление на «Евровидении» 2005 года?

- Это начало оранжевой революции, когда мы с гитаристом Романом Костюком приехали в Киев на Майдан. Со сцены звучит наша музыка. Подходим, говорим: мы - авторы, давайте вживую сыграем! В ответ нам сказали: представляете хоть, какая тут очередь огромная? Ждите.

И мы ждали - три дня. Но когда нас наконец пустили выступить - это было одним из самых ярких переживаний. Несколько сотен тысяч человек в едином порыве пели слова моей песни.

- А как вообще получилось, что ваша песня «раскрутилась» без вашего участия?

- Я до 22 ноября 2004 года вообще о политике не думал. А потом вдруг «прозрел»: в Ивано-Франковске закрылись магазины и заводы, люди вышли на митинг. Я там тоже был. А на следующее утро поехал на работу и по дороге решил написать песню, сложив лозунги, которые услышал днем раньше. Очень быстро получилось! Один из наших «звуковиков» решил выложить файл в Интернет. А когда вечером я вернулся в студию, оказалось, файл скачали уже более 100 тысяч раз!

- Когда революция закончилась, вышло, что ваша музыкальная карьера оказалась слишком зависимой от политических веяний…

- Все стали делать вид, что наказывают предыдущую власть… А нас начали стыдиться, глаза отводить. Нашими единственными друзьями остались поляки, музыканты-рэперы, которые записали польскую версию песни. Они же пригласили нас выступить на праздновании годовщины фонда Иоанна-Павла II в Ватикане. 

«Грынджолы» жалуются: из друзей остались только поляки. В Украине о них вспоминать не хотят, не тот политический момент.
«Грынджолы» жалуются: из друзей остались только поляки. В Украине о них вспоминать не хотят, не тот политический момент. 

 

 

Новый муж запретил Прасковье Королюк ездить в столицу

Баба Параска вопреки обыкновению на нынешнюю годовщину Майдана в Киев не приехала. Она недавно вышла замуж, и новый муж политикой ей заниматься запретил. Да еще и не хотел, чтобы в столицу ехала. Ну и кроме того, сейчас у героини Майдана проблемы со здоровьем. Как удалось узнать «Комсомолке», 71-летняя Прасковья Королюк лежит в больнице в своем селе в Тернопольской области.

- У нее воспалился позвоночник, она уже почти месяц лежит в больнице, - рассказывают домочадцы Прасковьи Королюк. - Но, как выздоровеет, все же думает приехать. А пока внимательно следит за новым Майданом по радио.

В ТЕМУ

С гуцулами шутки плохи

Дух и настроение тех времен сейчас с удовольствием вспоминают оппозиционные политики и журналисты. Например, Юрий Луценко, тогда еще не министр МВД, а один из комиссаров Майдана. 

Общаясь с корреспондентом «КП», Луценко вспомнил, что в третьем туре президентских выборов Ивано-Франковскую область курировал нардеп-нашеукраинец Роман Зварыч. Как-то у него зазвонил телефон. Зварыч поднял трубку, на том конце провода - греко-католический священник из «его» области, руководитель сельского избирательного штаба.

- Пан Роман, - говорит, - у нас беда.

- Что случилось? - спрашивает Зварыч.

- Пан Роман, у нас в селе трое за Януковича проголосовали. Но вы не бойтесь, мы узнали, кто именно - двоих в церкви закрыли, а третий в горы сбежал! Что с ними делать?

- Ну так расстреляйте их, - пошутил пан Роман и положил трубку.

Юрий Луценко, слышавший разговор, подошел к Зварычу и сказал: 

- Роман, это же не Америка, гуцулы шуток не понимают. 

Зварыч берет телефон, набирает номер.

- Святой отец, вы же понимаете, я пошутил, - говорит.

- Как пошутил? Мы их уже исповедовать успели! 

 

Фото УНИАН.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Спорт

робота библиотекаря в Днепропетровске