«Майдан родил трутня, а не пчеловода»

«Майдан родил трутня, а не пчеловода»

Комментарии: 164
Где, как не в пивном баре, человек наиболее искренен и расположен к живому общению? Вот «Комсомолка» и решила отметить 6-летие «оранжевого» Майдана, пригласив в гости полевого командира Майдана Юрия Луценко и Мыколу Вересня, который тогда был лицом 5 канала.
 
Место мы выбрали не случайное: в киевском ресторане «Шато де флер» (нынче -  просто «Шато») морозным ноябрем 2004 года собирались украинские Робеспьеры, пили кофе и планировали дальнейшие действия. Заведение историческое. Да и на истории наши гости не поскупились: несколько часов беседы пролетели как одна минута...

«БЫЛО ИЗНАЧАЛЬНО ЯСНО, ЧТО ПРЕЗИДЕНТ ИЗ ЮЩЕНКО НИКУДЫШНИЙ»

- Мне лично голосовые связки спасал ром с кофе и медом. Когда понимал, что окончательно потерял голос, отхлебывал этой смеси - и как рукой снимало! - для Юрия Луценко маленькое нарушение сухого закона на Майдане было вопросом сохранения здоровья. Его визави, Мыкола Вересень, предпочитал греться кофе в одном из заведений неподалеку с хорошим видом на площадь.

- Сидишь себе, отдыхаешь. А как только начинается действие - журналисты хватают камеры и мчатся работать, - рассказывает он.

Заказываем пиво, закуски. Пока ждем, рассуждаем о роли Виктора Ющенко в истории.

- Он был всего-навсего попыткой украинцев найти свое место в мире. Попыткой неудачной, даже более неудачной, чем сам Кучма. Этот хотя бы был хорошим управленцем, страну рассматривал, как завод - «западные» цеха у него отвечали за идеологию, «восточные» - за промышленность и деньги. А Киев был «закромами Родины», - рассуждает Юрий Луценко. - Политический процесс для него был бессмысленным, главное - договориться о поставках с соседним заводом. А когда срок подошел к концу - нужно было кому-то передать «должность». И самые богатые цеха. Вот он и распределил богатства между окружением. И тем самым установил в Украине «клептократию»: внизу можно красть цветмет, в середине - миллионы, а сверху - миллиарды.

- И вот этот «парторг завода» установил четкие правила: «плохая газета - не давать бумаги», - поддерживает Вересень. - Свободный Интернет? Запретить.

- Было изначально ясно, что президент из Ющенко никудышний, что он - заяц в овечьей шкуре. Люди вышли на Майдан 21-го числа. А сам Ющенко - 22-го, причем эти сутки он страшно колебался, хотел все решить миром, - говорит Луценко. - А мы стояли, потому что думали, что будет сильная команда: Юля - пробивная торпеда для реформ, технократ Ехануров - глава Администрации президента. Тогда было бы не страшно даже то, что Ющенко руководил страной в соответствии с КЗоТ: 4 часа в день.

- В течение двух лет до его победы все думали, что он - светоч. Это сейчас все гордо отворачиваются и называют его разными словами с умным видом, - кивает Вересень. - У всех были затемнения в голове…

- Нет, мы так понимали, что он будет играть в гольф, а наша команда -  работать. В итоге выбрали не пчеловода, а трутня. Который не терпел никого рядом с собой. 

Говорят, Виктор Ющенко сомневался в необходимости революции даже в момент своего триумфа, стоя на сцене со сторонниками.
Говорят, Виктор Ющенко сомневался в необходимости революции даже в момент своего триумфа, стоя на сцене со сторонниками.

 

 

«ГОЛУБЬ МИРА» И «ДИДЖЕЙ ПО ПРИНУЖДЕНИЮ»

Оказывается, любимое народное застольное развлечение - «травля» Ющенко -  случается и в высоких кабинетах. Мы же плавно переходим к Майдану, его историям и мифам.

- Я был «голубем мира», который дважды отбивал Верховную Раду, и еще раза три спасал Кабмин и Администрацию президента от митингующих, - делает неожиданное признание Луценко. - Когда Рада проводила заседание и отменила постановление суда о третьем туре, в Раду начали прорываться горячие головы. Они рванули к подъезду вслед за депутатом Филенко… Я тогда стоял в вестибюле. Нескольких стукнул пару раз в грудь, чтобы оттолкнуть от здания. Но все равно человек 200-300 прорвались внутрь, на первый этаж. Тогда я вбежал в кабинет Литвина, который как раз проводил совещание с главами фракций. Он испугался, что я по его голову… Я ему сказал: мол, Рада захвачена, бегом закрывайте сессию, а то я их дольше 10 минут не продержу.

Бывший главный милиционер страны ставит маленькую кружку со светлым пивом на стол, эмоционально разводит руками:

- Литвин выбегает к микрофону, говорит в него: «Сессия закрыта» - и сразу обратно. Спрашивает: «Что дальше?» А я ему: «Дальше выходите к людям». Он вышел, сказал, что Верховная Рада - с народом. Толпа закричала: «ура!» - и ринулась из здания парламента.

Если Юрий Луценко попробовал себя в роли миротворца, то любимцу телезрителей Мыколе Вересню удалось побывать «диджеем Майдана». Это произошло спустя неделю после начала: Николай Томенко попросил подменить его.

- Хоть на пять минуточек, - Вересень имитирует простуженный уставший голос Томенко. - Но я не умею! Я на камеру могу, а со сцены - нет. Там люди стоят, а что я им скажу? Но я собрался с духом и вышел. Правда, что я там нес, не помню. Но восприняли вроде неплохо…

Отбросив условности, Юрий Луценко и Мыкола Вересень вспоминали «боевое прошлое».
Отбросив условности, Юрий Луценко и Мыкола Вересень вспоминали «боевое прошлое».

 

 

Тем временем Юрий Луценко, доедая луковые кольца, вспомнил еще одну историю, связанную с президентом Кучмой:

- В момент, когда Кучма приехал в первый раз в Мариинский дворец на переговоры с международными делегациями, «ПОРА» во главе с Евгением Золотаревым отправилась в Кончу-Заспу, к дому Кучмы. Президент узнал об этом и поставил ультиматум: мол, выйду из переговоров, если Ющенко демонстрантов не уберет. Нашли телефон Евгения, позвонили ему. Спросили, что делают, и попросили ничего не предпринимать. А потом дочка Кучмы позвонила американскому послу. Из посольства нас набрали: мол, вокруг дома ставят лестницы, чтобы брать резиденцию штурмом! Мы снова звоним Золотареву. В ответ слышим: «Это народу делать нечего, вот они и поставили лестницы -  чтобы, как на экскурсии, дом рассматривать».

Как Юрий Луценко, так и Мыкола Вересень признают: годы, прошедшие с тех пор, их изменили. Принесли много знаний, которые, как известно, умножают скорбь. И называют себя пессимистами - то есть хорошо проинформированными реалистами. Но признают: если бы история совершила поворот и снова поставила перед ними выбор - на Майдан непременно бы пошли, даже зная, что взращивают трутня вместо пчеловода… 

Сложно было революционерам, привыкшим к роскошной жизни в офисе Киевэнерго, возвращаться к лишениям Майдана.
Сложно было революционерам, привыкшим к роскошной жизни в офисе Киевэнерго, возвращаться к лишениям Майдана. 

 

 

Фото Артема ПАСТУХА и УНИАН. 

БЫЛО ДЕЛО

Львовянам носили виски в постель

В день, когда ЦИК объявила результаты второго тура выборов, газета «Голос Украины» должна была опубликовать эту информацию. В штабе оппозиции решили: публикации не допустить любыми силами. Дело доверили Луценко:

- Мне на сцену прямо позвонил Петр Порошенко, сказал: нужно заблокировать Киевэнерго. Нет света - нет газет… А как мне поднять митингующих? Ночь, стоит Майдан. Управлять им сложно: либо все пойдут, либо никто. Я спускаюсь вниз, вижу группку людей. «Вы откуда будете?» - «Из Львовской области». - «И кико вас?» - спрашиваю по-львовски. «Зодваста» (две сотни. -  Прим. авт.), - отвечают. «А с соседями?» - «Зо трыста» (триста). Говорю: идете к Театру Франко, там сквер. Окружаете его и блокируете, что бы кто ни говорил. Вопрос решающий.

Впереди встал священник с хоругвью, взял в руки микрофон, закричал в него: «Зек, ховайся, ми принесли яйця» - и колонна отправилась. Я с чистым сердцем их и отпустил. А сам вернулся к работе: нужно было убедить людей, что у нас есть планы (хотя какие там планы), что вожди революции знают, что делать (хотя никто ничего не знал). А на 5-й или 6-й день решил поехать домой, помыться, поспать. Упал в машину. Проезжали мимо Киевэнерго, и там есть небольшая площадь: помню, снег на ней неубранный лежал большими белыми кучами, иллюминация просто сказочная… И какие-то ненормальные с флагами стоят - «Ю-щен-ко!» кричат. Выхожу из машины, подхожу. Спрашиваю, чего они там делают. «А нас Луценко поставил», - говорят. «Так я - Луценко». - «Так мы охраняем, чтобы не печатали!»

Полевой командир попытался объяснить, что целесообразность в акции отпала, третий тур - объявлен, но... львовяне привыкли к цивилизации - ночевали в офисе Киевэнерго.

- Мы спим на кожаных креслах. Мы впервые в жизни виски попробовали, - объяснили они ошарашенному Юрию Луценко. - Нам пообещали даже радио в село протянуть!

Не каждый согласится расстаться с цивилизацией - особенно когда виски носят в постель. 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 34082 5

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт

вакансии в Днепропетровске на социального педагога