Мама Олега Кашина: «Жизнь не стоит нескольких строчек в газете»

Мама Олега Кашина: «Жизнь не стоит нескольких строчек в газете»

Комментарии: 2
Кашин переехал в столицу в 2003 году, но часто бывает в Калининграде.

 6 ноября в Москве был жестоко избит журналист газеты «Коммерсант», наш земляк Олег Кашин. Коллега получил серьезные увечья и около недели находился в медикаментозном сне. В минувший понедельник Олег пришел в себя и уже пообщался с близкими. По официальной версии правоохранительных органов, преступление связано с профессиональной деятельностью журналиста.

Олег начинал свою профессиональную карьеру в конце 1990-х годов корреспондентом «Комсомольской правды» в Калининграде». Мы встретились с мамой Олега, которая пока остается в Калининграде.

«В палату пускают на три минуты»
 
- Наталья Александровна, со дня нападения на Олега прошло уже больше 10 дней, а вы до сих пор в Калининграде. Почему не поехали к сыну в Москву?
 
- Конечно, первая мысль была – лететь! Но Володя (муж Натальи), который просто волею судьбы оказался в то время в Москве у сына, позвонил и сказал: «Угомонись». Объяснил, что к Олегу не пускают в клинику, и совершенно нет смысла обоим биться о закрытую дверь. Вчера мы созванивались с мужем, он сказал, что к сыну пускают на две-три минуты. Я поеду к нему, как только врачи разрешат общение.
 
- Как вы узнали о нападении на Олега? Были ли предчувствия?..
 
- В ту ночь я не могла уснуть. Час ночи на дворе, а не спится (Как раз в это время Олег поступил в 36-ю клиническую больницу Москвы. – Авт.). Конечно, как мать, я думала о нашем единственном сыне. Вообще, после того, как он уехал в Москву, я каждый день беспокоюсь за него и молюсь, чтобы ничего не случилось. А днем в пятницу я отправила Олегу смску, чтобы он сходил с отцом в кафе. Посидите, мол, пообщайтесь, не спеша. Около семи утра меня разбудил звонок мужа. Он беспокоился страшно, сказал, что сын не пришел домой, хотя обещал вернуться еще в час ночи. Но у меня мысли не было включить телевизор или радио, хотя там уже вовсю сообщали о нападении. Потом уже позвонила моя близкая знакомая и начала со слов: «Ты только не волнуйся!» Я сразу поняла, что с Олегом случилось что-то ужасное. Приятельница успела выкрикнуть: «Он жив, он жив!»
 
Отец хотел, чтобы Олег ходил в море
 
- Когда Олег в последний раз приезжал в Калининград?
 
- Осенью, но его поездка была очень краткой (Кашин готовил для «Коммерсанта» материал про отставку Георгия Бооса. – Авт.). Зато летом он приезжал, и мы очень хорошо отдохнули именно всей семьей. Ездили на море, гуляли в Ботаническом саду.
 
- Когда Олег в 2003 году уехал в Москву, вы понимали, что жизнь его может в корне изменится?
 
- Об этом я меньше всего думала. Ведь нас много связывает с Москвой. Мой отец, военный офицер учился в столице, моя сестра там родилась. И потом я особо не вникала в деятельность Олега. И сейчас он для меня просто сын, которому очень больно. Никаких амбиций, что я мать такого журналиста, у меня не было и нет. Он сам выбрал свою профессию. Отец же хотел, чтобы Олег ходил в море. Но после «Крузенштерна», когда он начал писать заметки в калининградскую «Комсомолку», наверное, он и принял решение стать журналистом. Мы увидели, что сына просто не остановить. Я единственно попросила его закончить академию. А море он уже и не думал.
 
- Вы следите за публикациями сына? За его второй жизнью в интернете?
 
- Мне очень стыдно, но я не компьютеризированная. Абсолютно темный человек в этом плане. Я уже готова была обучиться, потому что понимаю, что это надо будет уже и по работе.
 
- То есть вы ЖЖ Кашина не читали?
 
- Ни разу. И, наверное, к счастью. Может, я такое бы вычитала!
 
-  Как вы считаете, когда Олег поправится, он пересмотрит свои взгляды на журналистку?
 
- За него я думать, конечно же, не могу. Как сам решит. Но я на сто процентов уверена, что человеческая жизнь не стоит нескольких строчек в газете. Жизнь одна, и она очень хрупкая. Я говорю вам как медицинский работник.
 
«Спасибо врачам и Господу!»
 
- Как вы оцениваете огромное внимание к «делу Кашина»? Президент Медведев прокомментировал, Обама даже высказался…
 
- Ничего хорошо в этом нет. Это суета. Шелуха. Для меня, и любая мать в мире поймет, важнее, чтобы сын выжил и выкарабкался. Вы меня извините, я фотографироваться для газеты не стану. Не хочу, чтобы на улице меня узнавали.
 
- Вас поддержали коллеги по работе?
 
- Это моя вторая семья. С первых дней окружили вниманием и заботой от главврача до санитарочки. Большущее спасибо Женечке (супруге Олега. – Авт.), которая Владимира Львовича поддерживает в Москве. С ее мамой Галиной Юрьевной мы встречались здесь, в Калининграде (Евгения Милова также уроженка Калининграда. – Авт.), переживаем вместе. Спасибо сторожу Владимиру, который вышел к сыну и вызвал «Скорую помощь». Врачам – материнская благодарность. Ввести Олега в медикаментозный сон – очень правильное решение, иначе мой сын бы испытал сильнейший болевой шок, последствия которого непредсказуемы (у Натальи Александровны заблестели слезы на глазах). Спасибо Господу, что наградил сыночка здоровьем. Он ведь в детстве даже спортом не занимался и вообще не интересовался никакими видами спорта.
загрузка...
загрузка...

Политика

ГПУ лишила возможности распоряжаться своими акциями свыше 20 тыс. физических лиц
ГПУ лишила возможности распоряжаться своими акциями свыше 20 тыс. физических лиц 92

По иску Генеральной прокуратуры Украины Печерский районный суд Киева заблокировал операции по счетам двух хранителей ООО "Джером секьюритиз" и ООО "Первое регистрационное бюро" (ПРБ), чем лишил свыше 20 тысяч физических лиц – клиентов указанных компаний – возможности распоряжаться своей собственностью.

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии web дизайнер Харьковна выходныеMarco Bellocchio