Дмитрий ВОСКОБОЙНИКОВ (11 ноября 2010)
Загадки «двадцатки»

Загадки «двадцатки»

В кукольном театре Сеула уже подготовили шоу к саммиту «двадцатки» с участием персонажей, олицетворяющих лидеров ведущих стран мира. Хорошо еще, что они не пляшут, как марионетки, под чью-то «глобалистскую дудку».

Не очень удачно вписывается в эти праздники открывающийся, по иронии судьбы, также 11 ноября форум «двадцатки» (G20) в Сеуле. 

Часовую церемонию открытия, плавно перетекающую в рабочий ужин, корейцы решили провести в Национальном музее.  33 лидера, не считая свиты: 19 из стран, образующих G20, двое представителей ЕС, воплощающих недостающую единичку, семь руководителей международных организаций, в том числе ООН, МВФ и Всемирного банка, а также лидеры Эфиопии, Малави, Сингапура, Испании и Вьетнама. Последние якобы будут выражать мнения остальных 172 государств. Почему именно Малави, а не Танзания, спросите вы? Почему Вьетнам, а не Таиланд? Рациональных объяснений не сыскать. Но известно, что на ужине будет подаваться красное сухое вино «Онда Д’Оро» с плантаций калифорнийской долины Напа, принадлежащих одной южнокорейской компании. Хороший символ для саммита: наибольшее количество долговых обязательств США также скупили именно азиатские государства, прежде всего Китай и Япония. Не вырубают - все еще по инерции боязливо удобряют раскосые Лопахины американский вишневый сад, то бишь виноградники. Но вот как долго это будет продолжаться...

Затраты на проведение предыдущей встречи G20 - в Торонто - составили   1,2 млрд. долларов. По подсчетам газеты «Торонто стар», участники форума провели за разговорами 24 часа. То есть каждый час их бесед обошелся налогоплательщикам примерно в 50 млн. долларов, не принеся никаких результатов, способных вселить веру в то, что надежная система предотвращения мировых экономических кризисов в будущем может быть создана. 

­­Корейская бухгалтерия пока удобоварима.  Подсчитано, что за два дня съезжающиеся поглотят около      48 тонн различного продовольствия. В общей сложности за столами и возле окажутся 15 000 человек. Получается, в среднем по 3 кг деликатесов на брата - разве это много при напряженном умственном труде? Были бы результаты.

Хозяин саммита президент Южной Кореи Ли Мен Бак определил для сеульского форума четыре задачи: разрешение валютных противоречий, создание глобальной финансовой сети безопасности, реформа Международного валютного фонда, договоренности относительно помощи бедным странам. Наиболее реальна пусть иезуитская, но все же реформа МВФ (пересмотр голосующих квот и более быстрый доступ «образцовых государств» к его ресурсам в случае приближения кризиса). Китайская квота голосов превысит показатели всех отдельно взятых европейских стран. России, Индии и Бразилии будет гарантировано место в верхней десятке. Но в целом - даже при благоприятном сценарии - процентное соотношение голосов развитых и развивающихся стран в МВФ мало изменится. А все остальное, похоже, лирика.

Что имел в виду посол по особым поручениям МИД РФ Вадим Луков, когда сказал, что в Сеуле для доказательства своей жизнеспособности G20 должна «завершить работу по реформированию мировой финансовой системы» и «сделать развитие устойчивым путем обеспечения экономического роста в развивающихся странах»? Второй тезис я, по правде говоря, не понял совсем. Что же касается «завершения работы»...

Увы, мечты о радостных вестях из Южной Кореи окончательно развеялись после решения Федеральной резервной системы США вкачать еще 600 млрд. тупо «нарисованных»  долларов в американскую экономику. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле назвал этот поступок «бестолковым». Его бразильский коллега Гвидо Мантега изъясняется более изысканно: «Все желают американской экономике восстановления, но нет абсолютно ничего хорошего в том, чтобы просто разбрасывать доллары с вертолета». 

Но другие возможности оживления экономики у США, чей госдолг составляет уже 95% ВВП, вероятно, отсутствуют.

Есть полагающие, что «двадцатка» может прийти на смену ветхой Организации Объединенных Наций. Пишет Стюарт Патрик из влиятельного американского Совета по международным отношениям: «В ООН, обремененной медленным и фрагментарным процессом принятия решений, доминируют мелкие игроки, чьи шаги имеют незначительные экономические последствия». То ли дело G20 - «более проворная организация, не отягощенная бюрократией». Кто пикнет против стран, на которые приходится 85% мирового ВВП, 80% торговли и две трети населения планеты? 

Но многие пикают. Министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стере называет G20 «самой большой неудачей международного сообщества со времен Второй мировой войны». Скандинавские государства в «двадцатку» не входят. Единственная арабская страна - Саудовская Аравия. Африка, где проживают более миллиарда человек, представлена исключительно ЮАР. Ученые Роберт Вэйд из Лондонской школы экономики и Якоб Вестергаард из датского Института международных исследований попытались сформулировать, по каким критериям могли бы отбираться члены некоего «Глобального экономического совета». 

Но если бы к странам-участницам применялось  предложенное требование «не менее 2%» (доля либо   в мировом населении, либо в мировом ВВП), то из G20 были бы изгнаны Аргентина, Австралия, Мексика, Саудовская Аравия, ЮАР и Турция, но она включала бы Бангладеш, Нигерию, Пакистан, Испанию.

«Представители «двадцатки» в Сеуле будут представлять только самих себя, - гневается бывший премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад. - Как они были отобраны и по каким критериям - тайна. Но их решения, несомненно, отразятся на всем мире».

Уймитесь, обойденные! Внутренние разногласия в G20, эклектической композиции из должников и кредиторов, непреодолимы. И кардинально в Сеуле не изменится ничего. «Юзабилити» форума отпразднуют, видимо, лишь поставщики «Онда Д'Оро». 

Фото АП.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт