Семья Черномырдина выживала за счет пуховых платков

Семья Черномырдина выживала за счет пуховых платков [фото из семейного архива]

Комментарии: 2
Виктор Черномырдин перед техническим училищем. Фото: из семейного архива Черномырдиных.

Несколько лет назад в Оренбургском книжном издательстве вышла книга «Земляк» о Викторе Степановиче и его жизни в родном селе Черный Отрог (Черномырдин родился 9 апреля 1938 года в этой казачьей станице Саракташского района Оренбургской области). «Комсомолка»  в память о Викторе Степановиче публикует отрывки из этой книги. Особенно трогательно о детских и школьных годах брата рассказала младшая сестра Екатерина Степановна, учительница одной из орских школ. 

ЛЮБИМЫМ ПРЕДМЕТОМ В ШКОЛЕ БЫЛА ИСТОРИЯ

- Учился Витя, так же как и большинство сельских мальчишек: четверки, четверки, - вспоминает Екатерина Степановна. - Но по гуманитарным предметам успевал прекрасно. Особенно глубоким был у него интерес к истории. Часто читал нам вслух. Мама с отцом слушали. Поверите ли, но когда читали семьей вслух «Молодую гвардию», слез на глазах не стеснялись.К книгам у нас в семье относились с почтением. Приведу один пример. Когда из библиотеки стали выбрасывать и уничтожать произведения Сталина, Виктор принес домой целое собрание. Таким же образом в нашем доме оказались книги Добролюбова, Белинского, Чернышевского... Витя их очень внимательно читал. С карандашом в руках. Много позже нашла я в чулане его школьный дневник с выписками из прочитанных книг и собственными записями. Затерялись они, а может, выбросили.

 Учительница по физике черноотрожской школы Валентина Сергеевна Цыганкова рассказала, что Виктор Степанович был особенным учеником:- Учился он у меня средне, без взлетов. Виктор отличался в школе талантом организатора. Если я его просила что-то подготовить, можно было быть совершенно спокойной, все будет выполнено. Положиться на него можно было на все сто. Если ставили спектакли и нужны были костюмы, какие-то декорации, утварь, обойдет все село, но найдет, достанет, доставит. А вот какие-то безобразия, хулиганства за ним не водились. 

«НАШИ ГЛАЗА ТАК И БЕГАЮТ ЗА ЛОЖКОЙ ОТ САХАРНИЦЫ К КРУЖКЕ»

Екатерина Степановна не скрывает, что родители трудились, не покладая рук, но «достаток в дом так и не приходил».- Летний вечер. У нас каникулы. Самый старший брат Николай - курсант военного училища - на побывку приехал. Ужинаем во дворе под навесом. К чаю мама по ложечке сахара младшим детям раздает. Саша упустил этот момент, берет сахарницу и три ложки в кружку к себе кладет. А наши глаза так и бегают за ложкой от сахарницы к кружке. Заметил это Саша, размешал чай в своей кружке и разлил по нашим.

Праздниками для нас были дни, когда мама возвращалась из Оренбурга, куда изредка ездила, чтобы продать связанный пуховый платок. Обновки, сладости. И по пять копеек на кино перепадало нам в такие дни. А в обычные дни даже такой мелочи родители счет знали. И вовсе не от скупости. Но пятерых детей вырастили-воспитали, каждого на ноги поставили, образование дали, а это извините, во все времена дорого стоит.После десятилетки поехал Виктор поступать в летное училище. Хотел стать военным, как старший брат Николай. Но не повезло Вите, волновался, давление подскочило. Не прошел он в летчики. Вернулся домой.На семейном совете решили отпустить Виктора к Александру в Орск. У него в городе уже комнатка была в доме на улице Горького. Жил там Александр с молодой женой, но комнатушка в доме им уже была тесна. Как только подвернулась возможность, обзавелся земельным участком под дом на улице Одесской.

 

Виктор Степанович в школьные годы (второй ряд в центре)Фото: из семейного архива семьи Черномырдиных.
 

Кстати, на улице Одесской рядышком стояли два дома Черномырдиных.-   Отец с матерью, Виктор с семьей, а потом и мы с мужем жили в доме рядышком. Дружно, спокойно, без суеты. Так было в Черном Отроге, этот же уклад сохранили и в городе. По дому, хозяйству у каждого были свои обязанности. Корову, свиней, кур держали. Кормить свиней, чистить сарай - это числилось за Витей. А по зимним вечерам пух козий обрабатывали - и от этого никого не освобождали. Считайте, обувалась-одевалась семья за счет пуховых платков. 

ПОЖЕНИЛИСЬ В НОВЫЙ ГОД

-  В Орске Черномырдин поступил в техническое училище. Получил профессию машиниста установок нефтепереработки. Пошел на завод по специальности. Работа, что ни есть физическая. Потом призыв в армию. Служил на Дальнем Востоке. Под конец службы удача улыбнулась - перевели его с товарищами в Домбаровку, всего несколько сотен километров от Черного Отрога.

 

В квартире в Орске (слева направо) Сестра Светлана, родители и ВикторФото: из семейного архива семьи Черномырдиных.

И года после армии в холостяках не проходил - от девушек отбоя не было.Не монашествовал, влюблялся. В школе нравились молодые и красивые учительницы: то преподавательница немецкого языка, то физики, старался успевать по их предметам и получал отличные и хорошие оценки.В свои сердечные дела Виктор сестру Наталью посвящал, у них разница в возрасте подходящая. Мне же мама, как только они на танцы принарядятся, приказывала: «Пригляди, с кем и куда направляются! И чтоб недолго». Делать нечего, докладывала. Да и самой же любопытно было. А женился Виктор в 1961 году, под самый конец года.С будущей женой Валентиной Виктора Степановича познакомил друг Иван Дмитриевич Шипилов.- Я рано женился. И у моей жены была подруга Валя. Жила она с мамой. Валя в швейном ателье работала, мать уборщицей в районном суде.

18-летний Виктор Черномырдин перед техническим училищем в ОрскеФото: из семейного архива семьи Черномырдиных.
 

Красные даты календаря в те годы большими компаниями отмечали. Вот и собрались мы седьмого ноября после городской демонстрации у меня в комнате коммунальной квартиры. Говорил же, моя жена и Валентина подружками были. А какой праздник без подруги рядом. Надо же и ей жениха присмотреть…Вот и присмотрела Валентина. Да и Виктор оказался не промах. Приметил ее. Со свадьбой не тянули. В Новый год и справили.

А ВОТ ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Виктор Черномырдин сделал свою деревню образцовойВ родном Черном Отроге Виктор Степанович бывал не часто. Но если уж приезжал в деревню, то успевал и с земляками пообщаться, и в школу в которой когда-то учился зайти.В перестроечное время Черный Отрог, как и многие российские деревеньки, стал разваливаться: школа и больница обветшали, дороги на ладан дышали, никому, ни до чего не стало дела, да и денег не было.Сейчас Черный Отрог - образцово-показательное село. Здесь и школа с больницей новенькие, все дороги заасфальтированные.

 

- Виктор Степанович не жалел ни сил, ни средств на родное село, - говорит почетный гражданин Оренбурга, друг детства Черномырдина Владимир Иванченко. – До сих пор на центральной площади в Черном Отроге возвышаются огромные ели, которые он привез с Севера, когда работал газовиком в Тюмени. 

У ворот дома (слева направо) Виктор Степанович, отец Степан Маркович с внуком Виталием, мама Марфа Петровна и жена ВалентинаФото: из семейного архива семьи Черномырдиных.
 

ВОЗИЛИ С ОТЦОМ ДРОВА И СЕНО ДЛЯ ОДНОСЕЛЬЧАН

По воспоминаниям друзей и знакомых Виктора Степановича, в детстве рос он обыкновенным деревенским парнем. Витя никогда не задирался, но постоять мог и за себя, и за девчонок. К девушкам у Виктора Степановича было особое отношение доброе, уважительное.

 

- Помню, пацанами были, его отец на полуторке водителем работал. Деревенским женщинам, у которых мужья не вернулись с фронта, возили дрова и сено. Прямо у забора вываливали и уезжали, порой односельчане даже и не догадывались, кто им таким образом помогает, - делится воспоминаниями с детства Владимир Иванченко. - С тех пор и осталась та самая доброта и к людям, с которой он шел по жизни. Никогда Виктор Степанович не подчеркивал своим поведением, что он государственный деятель, для всех он был простым, открытым, доступным. У него в Москве есть комната, в которой часто останавливаются нуждающиеся в крыше над головой люди. Однажды спросил у Виктора Степановича: «Кто сейчас у тебя живет там?» Он мне отвечает: «Если честно имени не знаю, знаю лишь то, что остановилась женщина с ребенком с Оренбурга, которая приехала в столичную клинику, а остановиться было негде». В последний раз Черномырдин был в Оренбурге летом. По лицу видно было, что со здоровьем у него не все в порядке, но он не жаловался.


 

Подготовил Мереке УЛЬМАНОВ («КП»-Оренбург»).

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт