Лика ИСАЕВА («КП» - Казань»), Алексей СУХОВ («КП» - Владимир»), Фото Петра СОКОЛОВА (25 октября 2010, 10:34)
Монахини свято-боголюбского монастыря признали, что жестко наказывали воспитанниц

Монахини свято-боголюбского монастыря признали, что жестко наказывали воспитанниц [Фото]

Настоятельница монастыря матушка Георгия: - Да, наказывали жестко. Но не жестоко! Ремнем никого не били и не издевались...

 Первый звонок был в августе, когда сбежавшая из тамошнего приюта девочка рассказала «КП» об истязаниях, которым подвергали ее и сверстниц монашки.

И вот в Москву приехали очередные бывшие воспитанницы приюта. С ними - матушка Наталья, которая заведует школой-пансионом в Суздале. К ней после того первого скандала и отправили детей. Но несколько самых старших девочек оставили доучиваться в монастыре. С ними-то на днях и случился новый скандал: две девочки убежали из монастыря: Света Кузнецова и Вероника Сарина.
 
С 16-летней Светой и ее мамой Никой, которые ныне живут в небольшом городке Татарстана Лениногорске, нам удалось договориться о встрече не с первого раза. Семья интересная. Раньше Светину маму звали по-татарски Наиля, но после того как вышла замуж за православного, женщина крестилась и сменила имя. В новую веру ушла с головой. Стала водить детей в воскресную школу при церкви. А 6 лет назад вместе с дочкой и сыном уехала во Владимирскую область - говорит, чтобы защитить детей от пьющего отца. Хотела принять постриг, но только, пока дети несовершеннолетние, этого делать нельзя. Так Света и ее брат оказались в приюте, а мама стала послушницей в Свято-Боголюбском монастыре.
 
В комнате бывшего ветеринара, а ныне архимандрита Петра Кучера иконостас стоит рядом с портретом Сталина.
В комнате бывшего ветеринара, а ныне архимандрита Петра Кучера иконостас стоит рядом с портретом Сталина.

 
- Пока у меня было послушание, жила некоторое время в скиту (так там называли домики у монастыря, где селились верующие). Виделась с детьми раз в неделю. Девочки жили по 6 - 8 человек в одной комнате, - вспоминает Ника. - Там было чисто, светло, красиво. Учились при приюте, у них были кружки вязания, вышивания...
 
- Сейчас многие бывшие воспитанницы рассказывают про страшные наказания, которым подвергали их в монастыре, - напоминаем мы.
 
Ника опускает глаза.
 
- И в миру это происходит, какое воспитание без наказания... Но только в семье наказывают родные, а там чужие люди. Это и обидело девочек...
 
Обидело так, что ее дочь сегодня категорически отказывается вспоминать про 6 прожитых лет в том приюте! Когда нынешней осенью Света вместе с подружкой, не желая больше оставаться в монастыре, убежала, она почти неделю жила при Епархиальной школе-пансионе в Суздале. Оттуда ее забрала мама с адвокатом. Забрала и - вернула в приют. Но после скандала в монастырь одна за другой потянулись комиссии с проверками, и монахини решили разом избавиться от ненадежных послушниц.
 
- Нам, послушницам, сказали: «Уезжайте к себе вместе с детьми!» - рассказывает Ника.
 
Со Светой мы разговаривали в школе, где она теперь учится. Обычная на вид школьница - белая водолазка, черная юбочка. Но фотографироваться и рассказывать что-либо о жизни в приюте Света наотрез отказывается.
 
- Пробел в образовании ощутим, конечно, - делится директор школы № 8 Татьяна Ларина. - Но она старается. Я думаю, у нас получится подготовить девочку к сдаче ЕГЭ.
 
В приюте при монастыре экономику, информатику, правоведение, физкультуру детям не преподавали, учили только домоводству.
 
- Я ушла из приюта только из-за того, что хотела учиться и получить оценки по всем предметам, чтобы поступить в вуз, - говорит Света. - Иначе у меня этого не было бы. Если доучиваешься там, то так и остаешься при монастыре, насовсем!
 
Девочка мечтает стать врачом. Но чтобы сдать ЕГЭ, надо не только хорошо учиться. Сегодня у 16-летней Светы нет ни паспорта, ни ИНН. Есть только справка из монастыря, по которой им с мамой и продали билет до Лениногорска. В Свято-Боголюбском монастыре к мирским документам относились скептически: нельзя, мол, «цифровать» человека.
 
РЕПОРТАЖ ИЗ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

«Меня дочка умоляла вернуть ее в монастырь!»
 
Родители детей, которые в свое время находились в приюте при Свято-Боголюбском монастыре, живут вокруг самой обители «истинного православия». Некоторые - прямо в Боголюбове.
 
Двухэтажный крепкий дом, обшитый сайдингом, пластиковые окна, вокруг территории - высокий забор. На втором этаже горит свет. Стучимся долго, сигналим из машины - никто не открывает. А едва отъезжаем от дома, на улице появляется «Лэнд ровер». Водитель, мужичок с растрепанной бородой, грозно опускает стекло...
 
- Вся эта история - ложь и провокация! - гремит хозяин машины Михаил Моргулис на наш краткий пересказ истории. - Все от жидомасонов идет! У меня восемь детей, трое из них жили в монастырском приюте. Так монастырь из них людей сделал! Младшая дочка меня на коленях умоляла, чтобы я ее назад в монастырь отдал. А михелевская школа, что в Суздале (куда после первого скандала прошлого года перевели «боголюбских» детей. - Ред.), - это разврат! Мне рассказывали, что там пьют, курят!
 
Трудник монастыря и отец восьмерых детей Михаил Моргулис уверен, что оговорить монахинь девочек-послушниц кто-то заставил.
Трудник монастыря и отец восьмерых детей Михаил Моргулис уверен, что оговорить монахинь девочек-послушниц кто-то заставил.

 
- Почему же дети говорят об издевательствах?
 
- Детей заставляют врать! Может быть, их даже пичкают чем-нибудь!
 
- А с вашими детьми можно поговорить?
 
- Рад бы, да они на учебе.
 
- Правда ли, что, когда был приют, родителям запрещали видеться с детьми?
 
- Ну да. Но не потому, что хотелось запретить. Нам говорили: чем реже вы видите детей, тем лучше для них. А то придут родители, дети сразу скачут, радуются. А тут монастырь, эмоции прятать надо.
 
- Говорят, у вас нет документов. Как же вы элементарно в больницу обращаетесь?
 
- В монастырь приходят терапевты, зубные врачи. И монастырь все оплачивает. У меня паспорт есть. Он до 2002 года действителен, но есть. Я ведь трудник в монастыре (то, что хозяйственным работником женского монастыря работает мужчина, - явление нередкое. - Прим. авт.). Бывает, вожу монастырских на машине в Москву - купить чего, по другим надобностям. Совсем-то без документов ну никак нельзя!
 
А В ЭТО ВРЕМЯ

Монахини признались, что жестко наказывали детей. Но не ремнем
 
Во Владимирской области продолжаются проверки по «делу о боголюбских беглянках». В пятницу во Владимирскую епархию приехали уполномоченная по правам ребенка во Владимирской области Любовь Кац и советник омбудсмена РФ Наталья Яковлева. Они сразу прошли в кабинет владыки Евлогия.
 
Пока гостьи беседовали с главой епархии за закрытыми дверями, в коридоре ожидали пять монахинь из Свято-Боголюбского монастыря: настоятельница матушка Георгия, инокиня Антония, которая прежде курировала монастырский приют, две монашки и одна юная послушница. Разговаривать с журналистами они не пожелали. Одна из монахинь достала псалтырь и начала про себя молиться, едва заметно шевеля губами. Так она и простояла полтора часа, пока делегацию из монастыря не попросили пройти к архиепископу Евлогию.
 
Разговор трех сторон - уполномоченных по правам человека, епархии и монахинь - продолжался еще около часа и временами проходил на повышенных тонах. Однако разобрать слов было нельзя.
 
Наконец из кабинета архиепископа вышла Наталья Яковлева.
 
- Две девочки из Суздальской епархиальной школы-пансиона назвали имена двух конкретных монахинь, которые над ними якобы издевались, поэтому мы и затеяли собственную проверку, - сказала она. - Сейчас мы говорили об этом. Служительницы монастыря признали, что жестко наказывали детей - заставляли бить поклоны, читать молитвы, но не так жестоко, как те описывают. Говорят, что ремнем не били. Владыка попросил монахинь поклясться на Евангелии, что издевательств не было. И они поклялись на наших глазах!
 
- Так кто же лжет в данной истории?
 
- Это решит прокуратура после тщательной проверки.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт