Венецианская комиссия: кнут или пряник?

Венецианская комиссия: кнут или пряник?

Комментарии: 14

14 - 16 октября в Италии состоялась 84-ая сессии Европейской комиссии «За демократию через право» (Венецианской комиссии). Она была создана Советом Европы 20 лет назад, как экспертная организация, анализирующая законодательство с точки зрения его конституционности. Именно Венецианская комиссия следит за соблюдением прав человека и верховенством права в странах – участницах – а таких  47 – и в 20-ти государствах, сотрудничающих с комиссией. Заключения комиссии в своей работе широко использует ПАСЕ.

В повестке дня комиссии стоял и «украинский вопрос», состоящий из 4 пунктов. Результат: приняты рекомендации по оптимизации законодательства и создана рабочая группа по одному из пунктов.  

Невольно вспоминается предыдущая сессия комиссии, в июне этого года. Вернее не сама сессия, а резонанс, возникший в Украине после её завершения. Я слушал, читал и думал: такое впечатление, что мы были на разных заседаниях. Я не понимал и недоумевал, как можно, а главное, зачем -  так откровенно перекручивать факты? Похоже, сейчас у меня дежавю…   

Юристы советуют: не верь словам, смотри документы. А документы  говорят о следующем. 15 октября Венецианская комиссия рассматривала «украинский вопрос». Он состоял из четырёх пунктов. И если первые три были в плане рассмотрения давно, то последний, четвёртый возник за несколько дней до заседания. Это был пункт об отмене политреформы 2004 года. То, что он возник «внепланово» - вполне объяснимо: КС принял соответствующее решение лишь 30 сентября.  В понедельник, 18 октября, на официальном сайте Венецианской комиссии уже были «вывешены» принятые комиссией рекомендации по «украинскому вопросу». И любой гражданин, а тем более журналист, может лично прочитать все пункты этого документа. Вы понимаете, манипулировать информацией можно тогда, когда остро ощущается ее недостаток. В этом случае – вся информация есть в открытых источниках. Собственно, само заседание комиссии всегда проходит в закрытом режиме. Прессу пускают лишь на протокольную часть, в самом начале мероприятия. Это касается самого процесса рассмотрения вопросов на сессии по всем странам. Тем не менее, итоги работы Комиссии всегда широко обнародуются. Пожалуйста, читайте всё сами и не обращайте внимание на чьё – то воспаленное воображение.

Первоначально, на рассмотрение «украинского вопроса» выделялось полтора часа, до обеда, с 12 часов до 13.30. Однако, темы, поднятые авторитетной европейской комиссией, оказались настолько важными и актуальными, что многие пожелали выступить и дообеденным обсуждением не обошлись. Рассматривали наши вопросы еще и во второй половине дня. 

Первый вопрос -  судебная реформа в Украине. А конкретнее – Закон «О судоустройстве и статусе судей». Венецианская комиссия неоднократно рассматривала законопроекты, предшествовавшие документу, который потом стал законом. Первые экспертные выводы комиссия сделала ещё в 2001 году. Следующие – в 2007 – ом и в марте 2010 года. Все они касались закона, который должен был определить все правила игры в сфере правосудия. Однако, закон так и не приняли. То есть, в течение 9 лет Венецианская комиссия давала Украине свои рекомендации, а на них никто не обращал внимания. Где же тогда были те ревностные защитники рекомендаций Венецианской комиссии, которые сегодня готовы казнить власть? Которые не могут простить новому Президенту Виктору Януковичу, что он смог, настоял на принятии закона. Ведь сегодня, когда закон принят, мы можем констатировать, что при его принятии были учтены более ста рекомендаций комиссии! Закон вообще принимался непросто. Напомню, что ко второму чтению в парламенте были внесены 1800 поправок! Критиковать нас за то, что мы внесли не все поправки в закон, в то время, как сами ничего вообще не сделали для становления судебной власти – верх цинизма.  

 В последнее время ко мне всё чаще подходят журналисты и спрашивают: «так этот закон хороший и плохой?», Так вопрос вообще ставить нельзя. Документ можно и нужно обсуждать на стадии подготовки, когда он называется законопроектом. А закон не обсуждают. Его нужно выполнять. Идеального закона не существует в природе. Но любой закон, даже Конституцию, можно усовершенствовать путём внесения изменений, поправок. 

Сегодня Венецианская комиссия дает нам свои замечания к закону «О судоустройстве и статусе судей». Меня удивляет, когда я слышу разговоры о том, что, мол, видите, какой плохой закон, сколько к нему замечаний… Я считаю, что мы должны благодарить Венецианскую комиссию за то, что её эксперты – а это, как правило, профессионалы высочайшего уровня, - разложили наш закон, как говорится, на атомы и молекулы. Если мы, законодатели, в чем-то ошиблись, то сейчас у нас есть все возможности провести «работу над ошибками». Однако, не стоит воспринимать рекомендации Венецианской комиссии, как догму. Я вам скажу, что изучая проект последних рекомендаций, мы с коллегами выявили в нем повторы. Мы обратили внимание на то, что некоторые одни и  те пожелания комиссии высказываются в разных местах разными словами. Я заявил об этом в своем докладе на заседании комиссии и попросил учесть мои поправки при подготовке окончательного документа с рекомендациями. В результате – комиссия согласилась с моими аргументами и пять поправок отозвала 

  Напомню, что все рекомендации, выводы Венецианской комиссии носят рекомендательный характер. Они не обязательны к исполнению. Несмотря на это Украина признает авторитет этого международного органа. Мы учитываем замечания юристов из европейских стран. Думаю, никто не сможет нас упрекнуть в том, что мы игнорируем замечания. Украина сотрудничает с Венецианской комиссией, ведь мы же сами выходим с инициативой проинспектировать закон, дать свою экспертную оценку. Никто так, как мы не заинтересован в том, чтобы наши отечественные законы соответствовали европейским стандартам. Мы к этому стремимся, иначе не уделяли бы столько внимания сотрудничеству с комиссией, не анализировали бы ее замечания и не вносили бы их в наши законы в виде изменений к закону. 

Кстати, и президент комиссии Джанни Букиккио, и секретарь Томас Маркерт отметили, что только сейчас, с приходом новой власти на Украине, наметился конструктив в работе. То, что закон принят, как я уже сказал, - это большое достижение в украинском законотворчестве. Я впервые был избран народным депутатом в 1998 году. Тогда уже шли разговоры о том, что надо срочно реформировать судебную систему. В 2002-ом мы провели так называемую малую судебную реформу и остановились. И то, решение тогда удалось путём политического компромисса. У нас, впрочем, как сегодня и во всем мире, в основе любых значимых решений во всех сферах жизнедеятельности государства лежит политика. С этим не надо бороться, это надо использовать в интересах своей страны. Мне, например, было приятно слышать, когда докладчик по вопросу судебной реформы в Украине Гамильтон начал свою речь с того, что поприветствовал намерения украинских властей продолжить усовершенствование законов о судоустройстве. В своем докладе мистер Гамильтон сделал детальный анализ судебной реформы. Получили одобрение некоторые введённые нами новации. Например, введение автоматической системы документооборота и распределения дел в судах; передача Государственной судебной администрации под контроль судебной власти; установление контроля судебной власти над подготовкой судей в Украине. Особенно европейские эксперты отметили позитив в ликвидации Украиной военных судов и ряда других новаций. 

В своих рекомендациях комиссия так же высказала ряд предложений по совершенствования правового урегулирования судоустройства. Среди основных замечаний – рекомендация уточнить основания для дисциплинарной ответственности судей, увольнения за нарушение присяги, лишение судей иммунитета. Так же комиссия рекомендует пересмотреть включение в состав ВККСУ представителя Министерства юстиции Украины. По мнению европейских экспертов, мы должны отказаться от любых видов награждения судей. И мы с этим абсолютно согласны. Судья действительно не должен награждаться никакими органами государственной власти, иначе сразу возникают сомнения в его незаангажированности. Не исключено ведь, что чувство благодарности за награду, в какой-то мере лишит судью независимости в принятии решения. Мы стремимся к тому, чтобы судья, верша правосудие, ориентировался на закон, а не на благодетелей. 

Кроме того, нам рекомендую уточнить процедуру увольнения судей. Члены комиссии считают, что для поддержания увольнения судьи необходимо конституционное, а не простое, большинство голосов парламентариев. В случае, если голосов не хватило – судья считается не уволенным, повторно голосовать нельзя.  Я не готов сейчас дать чёткий ответ, насколько приемлем для Украины такой вариант. Вопрос требует изучения. Я хочу особо подчеркнуть: при всём уважении к европейским экспертам, мы будем исходить из интересов нашей страны. Что бы не было, как в той шуточной поговорке: что русскому хорошо, то немцу смерть. 

Больше всего на заседании комиссии говорили о полномочиях Верховного Суда и Высшей Рады юстиции. Я уже говорил в прессе, что ранее в рекомендациях Венецианской комиссии звучало неодобрение того, что Верховный Суд буквально завален делами, что не успевает их рассматривать в отведенные строки. Ко мне в Комитет Верховной Рады по вопросам правосудия как-то обратился очень пожилой человек с просьбой, просто с мольбой о помощи. Оказывается, его дело находилось в ВСУ уже более 5 лет. Он говорил: я не доживу до решения, я не могу ждать так долго. Если мне не изменяет память, дело было о разделе имущества в каком-то маленьком городке. Делили однокомнатную квартиру. Я понимаю, что для этого человека вопрос очень важный. Возможно, это всё имущество, которое у него есть. Но разве должен Верховный Суд этим заниматься?  Естественно, так же считает и Венецианская комиссия. Ведь ВСУ должен заниматься, прежде всего, обобщением практики. В своё время комиссия нам указала именно на это. Мы учли эти замечания при реформировании судебной системы. После вступления в силу нового ключевого закона, ВСУ не занимается пересмотром дел. Зато сейчас эта судебная инстанция может качественно выполнять работу по обобщению судебной практики. Как не странно, теперь мы получили замечания Венецианской комиссии на предмет того, что ВСУ теперь осталось мало полномочий. Этот вопрос так же требует экспертизы и заключения украинских правоведов. Мы ведь перед принятием закона изучили мнение, прежде всего, практически всех судей Украины относительно функций и роли Верховного Суда. Сейчас, исходя из новых рекомендаций комиссии, будем снова изучать этот вопрос. 

   Комиссия немного обеспокоена усилившейся ролью и составом Высшего совета юстиции. Мне такое беспокойство не очень понятно. Тем более, что какого-либо конкретного повода для беспокойства нет. Это, я бы сказал, превентивные меры. По мнению комиссии, которое, кстати, менялось несколько раз, ВСЮ Украины должен на две трети состоять из судей, избранных съездом судей. В пример приводится европейская практика, когда в составе органа, аналогичного нашей ВРЮ, большинство – судьи. Где-то это так и есть, но с оговоркой. В Европе прокуроры приравниваются к судьям. Там прокуратура не имеет функций надзора. И большинство, как правило, считается, вместе с прокурорами.  Если у нас применить такой подсчет (хоть прокуратура у нас и не приравнивается к суду), то и у нас, даже на сегодняшний день, большинство в составе ВРЮ – представители судейского корпуса. Я специально поднял практику европейских стран, чтобы изучить, как у них работает орган, подобный нашему ВСЮ. 

Например, Италия. Тут Высший совет возглавляет Президент Италии.  В Совет входят, по должности, первый председатель и генеральный прокурор Кассационного суда. Остальные 30 членов совета избираются на срок четыре года каждый. 2/3 (20 членов, большинство) избираются судьями из судов различных инстанций. Тем не менее, в Конституции Италии не указано, что это должны быть именно судьи.  1/3 (10 членов) избираются парламентом из числа университетских профессоров и адвокатов. Заместителя председателя Высшего Совета   избирают из числа членов, избранных парламентом.   

 

Во Франции Высший совет состоит из 2-х секций: первая -  занимается судьями. Ее возглавляет Председатель Кассационного суда, кроме того туда входит 5 судей + один прокурор.  Вторая секция занимается прокурорами. Возглавляет её Главный прокурор, кроме того туда входят 5 прокуроров + 1 судья. Кроме того, в каждую из секций входит один государственный советник и  один практикующий юрист. Так же  шесть граждан, которые не являются ни членами парламента, не связанны с судебной властью и администрацией. Их   назначают Президент Республики, Глава Национальной Ассамблеи и Глава Сената (по 2 члена). Таким образом, в Высшем Совете Франции нет большинства судей. В компетенцию Совета входят рекомендации по назначении председателей Апелляционных судов, председателей судов БОЛЬШОЙ инстанции. 

В Германии Федеральные судьи избираются совместно Федеральным Министром и Комитетом по назначению судей, который состоит из местных Министров и членов, избираемых парламентом. Тут также, как видим, нет большинства судей.  

В Швейцарии судьи Федерального суда избираются сроком на 6 лет Федеральным собранием (парламентом). Судьи в кантонах избираются на свои должности либо населением, либо кантональными советами на различные сроки (от 3 до 8 лет). На административные должности в федеральные суды также назначает Федеральное собрание (парламент). Тут с полным правом мы можем говорить об отсутствии «большинства судей» в органе, назначающем и увольняющем судей. 

Так, при ближайшем рассмотрении европейского опыта, видно, что такой практики у них нет. Кроме того, гражданам, приходящим в суды, абсолютно безразлично, кто назначил судью, рассматривающего его дело. Человек должен получить решение по своему делу. Законное и в срок. Вопросы назначения и увольнения поднимаются самими судьями. Я считаю, что это не так важно, кто назначает и увольняет. Важно, как судья работает. Не будем забывать, что судья – единственный человек в стране, который выносит решения от имени государства. Если судья добросовестно работает, а не колядует, ему бояться нечего. Тем более, что согласно новому закону, судья не так зависим от председателя суда, как это было раньше. Сейчас судья действительно является процессуально независимой фигурой. Но и ответственность судьи усилилась. А то мы дошли уже до того, что не могли судью, даже совершившего преступление, я уже не говорю о нарушении присяги, не то, что призвать к ответу, а даже уволить. Были ведь просто кричащие случаи. Один судья, не поделив с родной сестрой наследство, изрядно «приняв на грудь», обстрелял её дом из автомата Калашникова! Тогда чудом никто не погиб. Однако, председатель суда, где работал этот судья, сказал: «А я не дам его в обиду, он работал и будет работать». Мы почти два года не могли его уволить. А чего стоит судья, который в совещательной комнате изнасиловал истицу, к тому же – монахиню! Вроде бы и нарушения, не говоря о преступлениях, налицо. А сделать ничего мы не могли. Вот это точно не нормальная ситуация. 

Шла речь о том, кто же всё-таки должен назначать судей на административные должности – председателей судов и их заместителей. Были разные мнения, но мне лично уже так надоела эта дискуссия. Очень скоро никто об этом не вспомнит, поскольку мы сделаем должность судьи не привлекательной. И тогда будет безразлично, кто назначает. Думаю, роль председателя сведётся к администратору – хозяйственнику. 

Так же Венецианская комиссия предлагает нам полностью исключить Верховную Раду из процедуры увольнения судей. Однако, для этого нам необходимо внести изменения в Конституцию. 

В целом, оценивая главный украинский закон о судебной системе, Комиссия сделала вывод: закон хороший, но не все рекомендации в него вошли.    

Интересную дискуссию на сессии комиссии вызвал второй «украинский» пункт -   обсуждение закона 2181 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины для предупреждения злоупотреблений правом на апелляционнгое обжалование». Суть сводится к тому, что если судья считает свое увольнение незаконным, то он может обратиться только в одну инстанцию – административный суд. Апклляции нет. Венецианская комиссия сочла это не демократичным. Однако в большинстве стран Европы существует именнго такая практика, в частности в той дже Италии, где проводит свои заседания Венецианская комиссия. Почему так происходит, почему нам рекомендуют делать то, чего не делают сами? Вопрос не ко мне…

Третим пунктом «украинского вопроса» было рассмотрение вопроса об утверждении заключения комиссии по законопроекту «О реализации права на свободу митингов и собраний в Украине». По этому пункту, как и по двум предыдущим, Венецианская комиссия дала свои рекомендации. 

Последним для обсуждения Венецианско комисси был представлен четвёртый пункт. Его инициировал Мониторинговый комитет ПАСЕ. Комитет попросил специалистов Венецианской комиссии подготовить заключение «о конституционной ситуации в Украине» в связи с известным решением Конституционного Суда. В прессе этот пукнт называют «об отмене политреформы 2004 год». Докладчик, Томас Маркерт, сразу сделал акцент на том, что решение Конституционного Суда Украины от 30 сентября является окончательным, соответствует закону и Комиссия не будет подвергать его сомнению. Докладчик сказал, что «проблемы юридической определёнгости, легитимности государственных институтов в связи с решением КС, требуют детального изучения». Таким изученим и займется рабочас группа экспертов, специально созданная комиссией. В неё вошли: Ангелика Нусберг (Германия), Карло Туори (Финляндия), Эрбун Оз Буддун (Турция), Евгений Танчев (Болгария). Рабочая группа должна прибыть в Украину в ноябре. Изучит ситуацию и сделает проект заключения. Предполагается, что на следующей, 85-той сессии, проект вынесут на обсуждение. И мы получим рекомендации Венецианской комиссии и по этому вопросу. 

 Что касается нашей позиции по этому вопросу, то она твёрдая: Конституционный Суд имел безусловные основания установить нарушения конституционной процедуры при принятии закона № 2222 «О внесении изменений в Конституцию Украины»  8 декабря 2004 года. 

Аргументы тут известны. Во первых, Парламент был обязан заранее получить Заключение Конституционного Суда, и после этого на двух различных сессиях проголосовать законопроект, не внося в него никаких изменений – таковы жесткие требования конституционной процедуры. 

Вместо этого, Парламент, получив на руки Заключение Конституционного Суда, принялся вносить в законопроект изменения уже в обход Конституционного Суда, и в дальнейшем не направил их в суд, а поставил на голосование, и утвердил. 

  Во вторых,  8 декабря 2004 года  Парламент одним голосованием утвердил сразу три закона, абсолютно разных как по содержанию, так и по процедуре принятия. Два закона «О внесении изменений в Конституцию», из которых один должен был отдельно голосоваться предварительно, а другой, также отдельно, окончательно. Третий  же, обычный закон, вообще должен был рассматриваться по другой процедуре. 

И все это Парламент сделал одним голосованием. Таким образом, дважды грубо нарушив  конституционную процедуру.

Эти нарушение никогда не были секретом. Более того, они признаны ПАСЕ.

  В пункте 14 Резолюции Парламентской Ассамблеи  Совета Европы от 5 октября 2005 года № 1466 „О выполнении обязанностей и обязательств Украиной» указано, цитиррую: „Парламентская Ассамблея … обеспокоена, что новые конституционные изменения были утверждены без предварительного рассмотрения Конституционным Судом, как того требует ст.159 Конституции Украины и разъяснено Конституционным Судом в своем Решении 1998 года“.

Наконец, сама Венецианская Комиссия в своем заключении № 339 (от 13 июня 2005 года)

установила, что «внесение изменений в Конституцию было осуществлено с нарушениями принципов демократического государства и верховенства права». Кстати, на заседании комиссии 15 октября присутствовали члены комиссии, которые готовили и поддержали это Заключение.

 То есть, юридическая составляющая вопроса – исчерпывающе исследована и ясна.  

Я повторюсь, что, несмотря на то, что решения Венецианской комиссии носят рекомендательный характер,  мы к ним прислушиваемся и применяем в своём законодательстве. 

Сейчас мы готовимся к приезду рабочей группы, чтобы дать её ичерпывающую информацию.  

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа грузчик в Днепропетровске