У 18-летней мамы двоих детей забирают в детдом Комментарии: 4

Кристя забеременела и родила сына Арсения. Бывший ухажер ребенка не признал - мол, нагуляла, вот пусть и мучается... 

Четыре года бабушка Кристины Клавдия Михайловна пыталась если не добиться возбуждения уголовного дела за растление малолетней, то хотя бы вытребовать алименты у состоятельной семьи Евгения. Безрезультатно. Только после публикации в «Комсомолке» городской ОВД начал расследование. Победа? Увы...

Я снова поехала в Ржев. 

РЕБЕНОК? В ДЕТДОМ!

После той апрельской публикации в «КП» правоохранительные органы наконец провели тест ДНК (прежде следователь требовал, чтобы его сделала сама Клавдия Михайловна за свои деньги, только где их взять-то было?). Отцовство Русакова было влегкую доказано. Казалось бы, этого достаточно, чтобы прокуратуре действовать по закону. А закон у нас тут суров: растлителя малолетних - за решетку на срок до четырех лет с обязательной выплатой алиментов, и никаких разговоров. 

Но Евгений по-прежнему спокойно учится в МГУ. А местные правоохранители никак не могут разобраться в «невероятно запутанном» деле. Раньше Евгений объяснял: бабка с внучкой хотят навесить на меня ребенка, потому что у меня есть деньги. Теперь же в том, что Евгений вступил в половую связь с 14-летней, сомнений не было: явное доказательство этого события бегало по ковру в комнате Клавдии Михайловны. И Русаков выдвинул другую версию. Они с друзьями случайно на улице познакомились с Кристиной по дороге на дачу. Решили: чего девчонке пропадать? И взяли ее с собой... культурно отдохнуть: почитать вслух стихи, поговорить за кружкой чая о судьбах Вселенной. Девочке стало скучно в их интеллигентной компании. Она где-то раздобыла водки, смешала ее с шампанским и этой гадостью опоила ни о чем не догадывающегося Женю. Когда сознание вернулось в светлую голову молодого человека, он полусидел-полулежал в кресле. Кристина же медленно раздевалась...  

Изменила показания и мать Евгения. Прежде она запугивала семью Кристины, требуя забрать заявление на своего сына. А после первой публикации звонила с угрозами и мне: как я посмела возвести напраслину на ее сына! Теперь же она готова забрать Арсения к себе. Мол, что ждет ребенка в малообеспеченной семье? А мы создадим все условия, дадим образование, подобающее воспитание, раз уж отпрыск нашей крови. 

Следователей и адвокатов с обеих сторон предложение устроило - замечательный повод быстрее закрыть неудобное дело. Сторонам предложили примириться. 

Адвокат Кристины Валерий Григорьев, которого бесплатно выделило государство, честно заявил: 

- У меня только в этом году пять дел таких было. В итоге все помирились, поженились. 

- Мне страшно подумать о расставании с Арсением. Но я решила, может, действительно в той семье ему будет лучше, - плакала Клавдия Михайловна. - Позвонила Русаковым, чтобы договориться о судьбе мальчика. Но мать Жени честно сказала, что Арсюшу они возьмут, а то сын сядет в тюрьму, а потом отдадут в детдом. Чтобы отомстить за неприятности всем нам.

В общем, и во второй приезд в Ржев у меня сложилось впечатление, что дело снова спускают на тормозах, не разобравшись в его сути. А все встало на свои места, когда Кристину недавно знакомили с материалами дела перед отправкой в прокуратуру (цитирую по диктофонной записи). 

- Читай, читай... Ты тут много о себе нового узнаешь, - пододвинула к девушке следователь ОВД Ирина Садковская два толстенных тома.

- А что читать?

- Что хочешь, то и читай! 

Пока Кристина пыталась разобраться в ворохе бумаг, следователь беседовала с ее адвокатом.

- Почему раньше, в 2007 году, дело не завели? - интересовался он.

- Я откуда знаю? Я всех допросила, подшила. Остальное меня не касается. И вообще... Мы не в Америке! Сами сначала занимаются непристойным делом, а потом годами судятся и работать не дают! - И уже Кристине: - Давай быстрей! 

ХОДЯТ... ТРЕБУЮТ ЧЕГО-ТО

После родов Кристину почти на полгода накрыла жуткая послеродовая депрессия. Она не могла подходить к младенцу: тот напоминал ей обидчика - отца. Ребеночка выхаживала Клавдия Михайловна. А ей в тяжелейшей ситуации было не до сантиментов. Выбора, кого поддерживать - внучку или новорожденного, - не было. В конце концов бабушка выставила Кристину за дверь со словами: «Ты - плохая мать!» Кристине тогда было 15... 

Девочка скиталась по чужим квартирам, пока наконец не нашла кров у сожителя. 

- У меня не было другого выхода, - бурчит она сейчас мне.

Через год родила еще одного ребеночка - Ангелину. Гражданский муж, когда напивался, поколачивал Кристину и дочь. Но когда девушка сбежала от мучителя, органы опеки запретили ей забрать с собой дочь - у отца, мол, лучше жилищные условия. Ну что с того, что он пьющий?

- Недавно мы ее выкрали у папаши. Вся правая сторона у ребенка была обожжена. Девочка была худой и запуганной. От любого движения шарахалась и начинала плакать, - рассказывает мама Кристины. - Мы отправились в травмпункт, все зафиксировали. Девочка пробыла у нас две недели - все поджило, она стала спокойно есть. Но тут пришли из органов соцзащиты и изъяли ребенка - девочка должна жить с отцом!

Все эти четыре года с момента рождения Арсения жизнь Кристины закручивалась жестоким штопором. То, что девочке пришлось пережить за это время, не каждый взрослый выдержит. Но позвольте, есть же правоохранительные органы, есть органы социальной защиты. Кому как не им помочь встать на ноги запутавшейся девушке?

Сейчас семья Кристины ютится в малогабаритной двушке - сама девушка, ее мама с мужем и с собственным маленьким ребенком (дядя Арсения всего на годик старше), бабушка да четырехлетний Арсений. Кристина все надеется забрать и младшенькую, Ангелину. Ни шансов улучшить жилищные условия, ни алиментов. Даже положенного матери двоих детей материнского капитала не было выделено.  

- Мне сказали, что, пока оба ребенка не будут жить со мной в нормальных условиях, деньги не выдадут, - сухо объясняет Кристина. - А шансов получить жилье нет. В органах соцопеки сказали, что другие живут еще хуже.

- Этой семье мы и так помогли предостаточно, - считает главный специалист соцзащиты Ржева Екатерина Никитина. - Для Арсения выделили деньги на кроватку, дали коляску и стульчик для кормления. Выделяли деньги бабушке, которая была опекуном. Но сейчас Кристине исполнилось восемнадцать, и бабушка не может больше быть опекуном.  

МАЛЫШЕЙ ОТНЯТЬ

По сути, сейчас Кристина и ее бабушка держат оборону с двух фронтов. С одного - Русаковы, с другого - органы соцзащиты. 

Мне казалось, что власти должны быть заинтересованы в том, чтобы помогать семьям, попавшим в трудную ситуацию. Где у ребенка больше шансов вырасти счастливым, успешным человеком - в родном доме или в сиротском приюте? Но еще в прошлый свой приезд в Ржев я поняла: местные органы соцзащиты делают все возможное, чтобы снять с себя ответственность за Кристину и ее детей. А для этого есть только один способ - лишить Кристину детей. Тогда в службе стали готовить бумаги для лишения материнских прав девушки на Ангелину (как она могла выкрасть ее у отца?!).

На этот раз у нее хотят отнять и Арсения. 

- Мать не занимается ребенком! Ее надо лишать родительских прав. Это однозначная позиция, - горячилась главный специалист Екатерина Никитина. - И вообще эта семья уже всех замучила. Сами ничего решить не могут, только ходят и требуют все время что-то, отвлекают от работы! 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Кристина сейчас на перепутье. Две дороги уходят в разных направлениях. Если помочь девчонке вернуть детей, наладить отношения в семье, то, скорее всего, она станет хорошей мамой, воспитает счастливых мальчишку и девчонку. Если повезет - выйдет замуж, станет заботливой женой. И видно, что она старается повзрослеть. В сентябре пошла на курсы бухгалтеров, радует педагогов своей сообразительностью. 

А второй путь... Если Русаков снова выйдет сухим из воды, откажется помогать своему ребенку, если органы социальной защиты вместо помощи будут только ставить преграды на пути юной мамы, очень скоро Кристина окончательно закроется, опустит руки. Что дальше - понятно. Либо сопьется, как многие в этом не самом благополучном городе. Либо пойдет по рукам...

Кристина с Арсением. Есть ли у них будущее?
Кристина с Арсением. Есть ли у них будущее? 

 

 

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Кому нужны несчастливые люди?

Александр МИЛКУС

Казалось бы, чего особенного в истории Кристины, ее детей и ее бабушки? Да таких историй пруд пруди! 

В этом-то и трагедия!

Добиться справедливости или хотя бы вменяемого отношения чиновников, следователей (а по большому счету властей) к себе простым людям ох как непросто.  

Семья Кристины не маргинальная, не нищенствующая. Они пытаются по мере сил жить достойно. Но так сложилось - саму Кристину ее мама родила в шестнадцать: подростковый возраст, влюбленность, беременность.  Ранний ребенок, собственная неустроенность. Затем дочь повторяет этот же путь (опять же обычная, с точки зрения семейных психологов, ситуация)... Бабушка, всю жизнь расплачивающаяся за ошибки своей дочери, а потом и внучки. Она измотана этим вконец.

Семья в тупике. Без посторонней помощи им не выбраться. Но кто поможет? Социальные службы? Им проще отобрать детей, отправить их в детдом. Правоохранители? Так они четыре года не в состоянии не то что наказать, как положено по закону, парня, который совратил 14-летнего подростка, а даже добиться от него алиментов. 

Хотя, на мой взгляд, все должно быть ровно наоборот. Именно социальные службы должны были сделать все, чтобы оба ребенка Кристины жили в семье - с теми людьми, кто их любит, кто для них родня. Чтобы девушка спокойно училась, чтобы выстраивала будущую карьеру - ведь от ее успешности зависит судьба еще двух малышей. 

А милиция с прокуратурой могли бы просто исполнить закон и сделать так, чтобы семья по крайней мере не страдала от нападок бывших ухажеров Кристины. Чтобы они платили юной маме деньги на воспитание детей. 

Но это слишком идеальная была бы ситуация, не правда ли?

Фото Андрея КАРА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт