Маргарита ЧИМИРИС (18 сентября 2010)
«Юрий Федорович! Вы что, хотите всех за собой потянуть?!»

«Юрий Федорович! Вы что, хотите всех за собой потянуть?!»

Комментарии: 20
Юрий Кравченко (в центре) с президентом Леонидом Кучмой (слева) и главой СБУ Владимиром Радченко.

Эту книгу соратник Юрия Кравченко генерал-полковник милиции Михаил Корниенко и журналист Иван Бессмертный написали к пятой годовщине смерти министра. Она вышла в печать за два месяца до обвинения Кравченко в подстрекательстве и заказе убийства Гонгадзе. Для украинцев, которых годами кормят отравленными ложью пилюлями, она может стать откровением. 

1 Как Кравченко вел себя во время работы министром? Какие отношения сложились у него с верхушкой украинской власти? 

Михаил Корниенко:

«Он был авторитарным руководителем. Наверное, в то время в милиции только таким и можно было быть. И потом в структуре, где есть единоначалие, руководителем не может быть человек с мягким характером. Я бы сказал так: он был авторитетный лидер с авторитарным стилем управления. Его уважали. Был твердым человеком, жестким, последовательным и принципиальным. Не раз наблюдал в Верховной Раде, как он разговаривал с депутатами, которые, выгораживая явных бандитов и уголовников, пытались на него давить. Он очень резко, далеко не в парламентских выражениях ставил таких на место».

***

«Когда Лазаренко стал премьер-министром, Кравченко ни разу не присутствовал на заседаниях его правительства. Он хорошо знал, кто такой Лазаренко. 

- С этими бандитами сидеть за одним столом не буду, - сказал он как-то.

Когда против Лазаренко по настоятельному требованию Кравченко в конце концов возбудили уголовное дело, следствие вела Генеральная прокуратура. Размер махинаций, хищений и злоупотреблений был, конечно, масштабным. Ни до того, ни после никто так не воровал. По оценкам экспертов МВД, речь шла минимум о трех миллиардах долларов».

***

«Вначале у Юрия Федоровича с Ющенко были вполне нормальные рабочие отношения. Но потом, когда премьер стал сокращать финансирование МВД, урезать льготы, пенсии, они очень сильно рассорились.  Его просто бесили постоянные опоздания премьера на час-полтора. В этом он видел барственность, пренебрежительное отношение к людям».

2 Что происходило в жизни Кравченко после исчезновения Гонгадзе, во время и после «кассетного скандала»?

Михаил Корниенко:

«Кассетный скандал» - это продолжение цепи событий, которые последовали после исчезновения Гонгадзе. У меня (и не только) есть сомнения, что найденное в Тараще тело - труп Гонгадзе. Под его исчезновение все было хорошо подготовлено. Пленки, потом - серия экстремистских акций оппозиции по отношению к президенту. Удар был нанесен не только по Юрию Кравченко, но и по людям, которые были близки к Леониду Кучме. Далеко не всегда можно было допросить людей, которые могли об этом что-то знать. Слишком высокие должности они занимали… Конечно же, он переживал. Но держался достойно. Никаких необдуманных поступков не совершал. Когда мы встречались, он все время говорил, что надо оперативным путем выйти на людей, которые все затеяли. У меня не было ни тени сомнения, что он ни в чем не виноват. И он подтверждал это своими действиями». 

***

Адвокат Андрей Федур:

«Я считаю, что Кравченко так или иначе проводил собственное расследование и сам пришел к определенным выводам. Уверен, что в этой стране есть как минимум один человек, которому он о своих выводах сказал. Заговорит ли когда-либо этот человек или унесет с собой в могилу - я не знаю. Но думаю, что Кравченко это сделал. На мой взгляд, и убили его как раз за то, что он был непричастен. Я считаю, что роль отдельных работников милиции или, скажем так, целой милицейской структуры в «деле Гонгадзе» очень большая. Вопрос лишь в том, какое непосредственное отношение к этому имеет Кравченко. Поэтому, считаю, его и убили из-за того, что он, будучи не причастен к убийству, мог выдать ту или иную информацию. Таким образом, он был опасен».

***

Журналист Юрий Константинов:

«Он жил по законам чести. И один из этих законов предписывает: не делись служебной информацией с людьми, которые не имеют к ней отношения. Помню, однажды во время застолья речь зашла о «деле Гонгадзе». Он демонстративно прервал разговор на эту тему и перевел его на другую. Он оберегал людей, которых любил и уважал, от опасной информации». 

3 Понимал ли Кравченко, что его жизнь в опасности?  

Генерал Константин Брыль: «Когда убили Кирпу, он сказал: - Это не последний из нашей команды…

Семья очень переживала, смотрела новости. И в каждом выпуске - куча грязи в адрес Кравченко».

***

«Дивный разговор с генералом Радецким. 

- Виктор, а ты знаешь… меня могут убить. Если со мной что случится, я тебя прошу - не забудь о моей семье».  

«Итак, у него было два канала нелегального выезда за границу. Один - в Россию. Его еще несколько дней назад через посредника предложил бывший министр внутренних дел России Владимир Рушайло. Второй - на Запад.

- Нет, это невозможно. Иначе подумают, что я  виноват по Гонгадзе. Никуда не поеду».

4 Что происходило накануне смерти Кравченко? 

Экс-депутат Верховной Рады генерал-полковник милиции Александр Бандурка:

«В тот день, 3 марта 2005 года, я встретился с генеральным прокурором Пискуном. Я уже ухожу, попрощался, он провожает меня до двери - и вдруг тихо так говорит:

- Александр Маркович, знали бы вы, как мне тяжело. Как на меня давят! Ющенко требует арестовать Кравченко. Под любым предлогом закрыть в камеру хотя бы на несколько дней. 

Я решил позвонить Кравченко. Знал, что телефон его прослушивается, и поэтому решил говорить намеками:

…- Вы знаете, Юрий Федорович, я вот только что был в одном кабинете, и там метеорологи мне сказали, что такая мерзкая погода, снег, дождь останутся еще надолго, а может быть, станет еще хуже. Даже выйти из помещения станет невозможно. 

- Я все понял. Спасибо вам большое. Все равно никуда не поеду. Совесть моя чиста. Ухудшение погоды меня не пугает».

***

«Он опять стал звонить Литвину. 

- Владимир Михайлович отдыхает, сейчас подойти не может, - ответил охранник.

И еще он позвонил Литвину. И еще. Потом набрал номер его помощника, генерала Куцыка. Ответил его охранник:

- Юрий Федорович, вы уже всех достали! Чего вы хотите? Всех за собой потянуть? 

Он положил телефон на стол и сказал:

- И Литвин меня кинул». 

5 Что же все-таки случилось утром 5 марта 2005 года?  ­

«На место трагедии прибыли генерал Брыль и водитель Павел. Естественно, они все осмотрели и много поняли. Главное потрясение вызвал осмотр головы. Она была прострелена двумя пулями. Это обстоятельство да еще кровавые следы, ведущие от пристройки к забору, версию самоубийства исключали».

***

Генерал Константин Брыль:

«Я считаю, что хронология событий была такова. Когда он вышел во двор, его уже ждали. Ему объявили условия, от которых он не мог отказаться. Я считаю, что эти условия - жизнь его двух дочерей Иры и Лены. Могли угрожать и жизни его маленького внука Темки. 

…Он пошел в пристройку, сел на стул. Был контролер. Кравченко это знал: если он выстрелит в подбородок, его будут добивать! 

…Он сделал два передергивания - вылетело два патрона. Тем самым, я считаю, шеф оставил нам подсказку о том, что убийц было двое. Как и положено по законам проведения спецопераций. При этом все их действия были продуманы до мелочей: силовой захват жертвы (об этом свидетельствуют сломанные пальцы, поврежденные позвонки, кровоподтеки на грудной клетке). 

И еще одну подсказку оставил нам Юрий Федорович. Накануне мы вспомнили генерала Кочегарова, который, пытаясь покончить с собой, выстрелил себе в подбородок. Запомнилось выражение Кравченко, что это не мужской поступок. Разве так стреляются офицеры? И тут он сам стреляет в подбородок. Он знал, что если что случится, эти его слова мы вспомним и все поймем. Он знал: его будут добивать. Когда мы его первыми увидели, никакой записки не было. Одно могу сказать: если вникнуть в психологию человека его уровня, генерала армии, который ни перед кем не прогибался, спрятать записку в трусы - это немыслимо».

 

КСТАТИ

Как жила семья Кравченко в первые годы после его смерти? 

«Когда Татьяна Петровна пошла активно протестовать против фальсификации расследования убийства ее мужа, ей позвонил неизвестный и сказал:

- Будешь рыпаться - хана тебе и твоим подонкам!

Тогда Татьяна вынуждена была на какое-то время выехать к младшей дочери Лене в Англию».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт