Омский боксер, убивший педофила: «Я поступил бы точно так же, даже если бы он напал на соседского ребенка»

Омский боксер, убивший педофила: «Я поступил бы точно так же, даже если бы он напал на соседского ребенка»

Комментарии: 8
Я пользовался любым моментом, чтобы поддерживать физическую форму Фото: Николай КРИВИЧ

 - Как вы провели первые дни на свободе?

- Первый день провел с мамой и родственниками. Матушка меня, можно сказать, за руку водила. Прогулялись по центру города. Омск сильно изменился, появилось много новых зданий. И еще заметил, что здесь молодежь одевается очень ярко, как в Питере. Хотя обычно в провинции в основном серые тона. Приятно было видеть так много красивых людей!

Мой телефон не умолкает - звонят многие знакомые, предлагают встретиться, выпить пива. Но от алкоголя отказываюсь. Мне это в принципе не нужно, да и само ощущение свободы пьянит без спиртного. (Смеется.) У меня все эти дни улыбка не сходит с лица.

Наверное, прохожие, видя меня на улицах, думают, что я какой-то ненормальный, раз постоянно улыбаюсь. Думал пойти в боксерский зал, но были выходные дни. Я хотел не просто потренироваться, но и пообщаться со своими давними знакомыми, с которыми мы вместе занимались боксом. Я ведь многих знаю: с 11 до 18 лет постоянно ездил на соревнования. У нас сложился коллектив с особой атмосферой. Интересно узнать, кто как сейчас живет.

- Как прошел срок?

- Поддерживали! Многие подходили, чтобы пожать руку, говорили: «Молодец!»

В основном. Были некоторые сотрудники колонии, которые помогали мне. Панибратства не было, но на кое-какие нарушения закрывали глаза.

К примеру, в одной из колоний, где я отбывал наказание, завхоз столовой попросил, чтобы я его тренировал. Он принес боксерскую грушу, перчатки. И мы с ним в определенное время поднимались наверх - там у нас находился свой маленький зал.

Но были сотрудники колонии, которым я был неприятен. Один из таких мне однажды сказал: «Ты прямо звезда! Мне это не нравится!» В обеих колониях, где провел свой срок, я работал. В одной спросили, кем хочу работать. Я ответил: «Поближе к спортзалу». Там его не было, но через пару дней мне сказали, что освободилось место в пожарной части в промзоне: в колонии было свое производство. Я согласился. Ведь там были постоянные тренировки. Пробежки со снаряжением. Я вставал в шесть утра, надевал форму и, пока никого не было на улице, бегал кроссы. Я вообще пользовался любым моментом, чтобы поддерживать физическую форму. На той же утренней прогулке обязательно делал разминку. Потому что когда я занимаюсь спортом, чувствую себя отлично!  

- И сколько в итоге заработали?

- Максимум я получал 300 рублей с копейками в месяц. На эти деньги тут же покупал продукты в магазине.

- У вас была кличка среди других заключенных?

- По-разному. В Санкт-Петербурге – Саня-омич. Когда привезли в Омск, наоборот, Саня Питерский, Саня-спортсмен, Кузя.  

- Как складывалось общение с другими заключенными, ведь многие из них отбывали не первый срок?

- Там сидят такие же люди. Многие далеко не глупые. Со своим мнением. Некоторые писали стихи. Были спортсмены: общался с борцами. Даже один йог был. С рецидивистами я старался особо не знаться. Большую часть времени проводил на работе. Утром уходил на промзону и возвращался перед отбоем. 

- У вас ведь уже были две судимости?

- Да, первая была за разбой, а во второй раз у меня нашли марихуану. Я ее не продавал, а употреблял сам. Сейчас об этом даже не хочется вспоминать. Многие вещи я давно переосмыслил. Не курю вообще, не говоря уже о наркотиках!

Когда пресса стали рыться в грязном белье - вспоминать мои судимости в молодости, было не очень приятно. Я не понимал, какое отношение это имеет к ситуации с этим педофилом.

Все эти разговоры про то, что я убил Хайриллаева из-за того, что он якобы был курьером и должен был мне передать какие-то наркотики - это бред! Я вообще не знал его до этого случая. Если бы он не тронул моего сына, я и пальцем бы его не задел! Но он пытался изнасиловать Мишку, и следствие это доказало! Более того, если бы на месте Миши был соседский ребенок, я бы защитил и его!

- Вы общались с родственниками убитого?

- Нет, они не обращались с гражданским иском, не требовали денег. Я считаю, это лишний раз подтверждает, что они знали о его наклонностях и понимали, что он мог напасть на мальчика. Если бы они не догадывались, разве они оставили бы это просто так, разве не стали бы пытаться доказать, что их родственника убили без причины?

- Многих читателей интересует вопрос, почему вас не приехала встречать  гражданская жена, ребенка которой вы защитили?

- Я не хочу говорить ничего плохого - Галя поддерживала меня во время следствия, приносила передачи. Хотя я ей говорил, что не стоит этого делать. Лучше бы она купила что-нибудь Мишке! Я понимал, что получу реальный срок, и сказал Галине, что она мне ничем не обязана и ждать меня не стоит.

Просто еще до этой истории стало понятно, что у нас разные дороги в жизни. У нее свои цели, а у меня свои. Вместе мы не будем - это мое решение.

Но Мишку я хочу увидеть. У меня есть желание воспитывать его! Не знаю, как это может получиться: не жить с женщиной, но при этом воспитывать ее сына. Время покажет.

После этой истории мы связаны какими-то нитями. Мы не можем не увидеться.  Несколько раз общались. Он меня помнит, спрашивал, когда вернусь. Я его спросил, как он учится. Мишка ответил, что нормально, но, по-моему, слукавил. (Улыбается.)Питерские журналисты подарили ему игровую приставку, так что, когда приеду, привезу ему какую-нибудь игру.

Я пользовался любым моментом, чтобы поддерживать физическую формуФото: Николай КРИВИЧ

- Спрашивали у Галины, оправился ли мальчик от шока?

- Она говорила, что все нормально, но в письмах, да и по телефону многого не скажешь. Сразу после этого случая, когда меня отпустили под подписку о невыезде, мы гуляли с ним. Проходя через темные переулки - он сильнее сжимал мою руку. Он был очень напуган. Когда увижусь с ним, выясню, как он себя чувствует.

- Когда собираетесь в Санкт-Петербург?

- Пока еще не знаю. Для начала нужно найти работу, чтобы были деньги. Просить у родителей я не хочу. В планах поступление в физкультурный вуз. Но опять же в какой из них буду поступать: питерский или омский - пока не знаю. Хотя в Петербург меня сильно тянет. Я влюблен в этот город!

- Жалеете, что два года назад поступили именно так? Может, стоило сразу вызвать милицию и не трогать Хайриллаева?

- Я не чувствую греха. Этот человек действительно напал на Мишку! Вы не представляете, что я чувствовал, увидев пацана всего в крови! Когда я проходил психиатрическую экспертизу, один из врачей, доктор наук, сказал мне, что педофила невозможно исправить: он в любом случае повторит свое нападение, только каждое последующее будет еще более жестоким. И есть два варианта: либо их кастрировать, либо физически уничтожать. Два года, которые я отсидел,  ничто по сравнению с тем, что он мог сделать с другими детьми…

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт