Молитва и Гугл до клада доведут

Молитва и Гугл до клада доведут

Комментарии: 8
Много землицы пришлось перекопать в лесу, чтобы отыскать эти старинные денежки.

Вдохновившись рассказами о несметных богатствах в земле нашей, я променял этим летом любимую рыбалку на поиск сокровищ. Первый выезд принес разочарование: откопал семь ельцинских рублей и полсотни бутылочных пробок. В сердцах решил бросить это безнадежное дело. (См. прошлые выпуски «толстушки» и на сайте  kp.ua) Но мой наставник известный кладоискатель Владимир Порываев предложил съездить с ним в одно заветное местечко.

Держи язык за зубами 

- Куда путь держим, шеф? - спрашиваю Порываева, заехав за ним на рассвете.

- В ближнее Подмосковье. Но договариваемся на берегу: про это место ни гу-гу!  Никому  не болтать, тем более не писать в газете.  

- Будем рыть на запретной территории памятника археологии? - насторожился я. 

- Тут все в порядке, - успокоил шеф. -  Проблема не с законом, а с конкурентами. Рыбаки, по себе знаешь, свои клевые места не сдают. А у нас все намного суровее. Наши  места - невосполнимый ресурс. Выбил их - навсегда там будет пусто. Поэтому место для нас имеет первоочередное значение. Клады - не щуки:  большущих денег стоят. А охотников за подземными сокровищами  сотни тысяч. 

Вот почему оптимальный вариант - искать  вдвоем. Трое - жди утечки информации или иной подлянки. И делить клад на двоих проще. На троих-четверых - жаба душит. И  обвести вокруг пальца одного при дележке проще, чем нескольких (шутка!). 

- Ну тогда лучше искать в одиночку.

- Так-то оно так, - вздохнул  Порываев. - Если ищешь у себя на огороде. Или за околицей родной деревни. В Подмосковье  абсолютное большинство фартовых мест давно выбито. Приходится ехать в соседние области. В глухомань. Одному туда лучше не соваться. Всякое может быть. Глазом на ветку напорешься, ногу подвернешь - напарник вытащит из леса. Или добьет, чтоб не мучился (шутка!). Поможет  отбиться от местных алкашей. Это в больших городах народ прилично живет, а выберись подальше - сердце ноет от их житухи. Наши приборы дорогие - соблазн. И вообще местные думают: карманы пришлых  поисковиков полны золота. Могут напасть и дикие звери. Второй - свидетель, случись неоправданное воздействие  местных представителей власти. Все готовы поживиться за счет бедного кладоискателя. 

К счастью, расписку кровью о молчании давать не пришлось. Заранее извиняюсь перед читателями, что буду шифроваться. Такова уж наша кладоискательская жизнь.

Кто-то теряет, а кто-то находит

- А как напарники делят клады? - задаю  чрезвычайно важный   вопрос. 

- Если нет особых договоренностей, то поровну. Без разницы, кто нашел. Отдельные монеты, медали, прочие  артефакты - кто откопал, тот и хозяин. 

Ура, свои пятьдесят процентов сегодня точно получу! Порываев, не заметив моего довольного вида, продолжал урок: «Наша цель - найти клад. Взять сразу и много. Извечная мечта русского человека о халяве! Увы, сразу он не дается. Надо много выездов делать. Зато в ходе поиска попадается немало частных находок. По-нашему «потеряшек». Где люди жили, там  они и теряли. Прикинь: маленькая деревушка, 7 домиков. В каждом 3 человека.

- В старину по 10 - 15 детей было в семьях.

- Хорошо, берем по минимуму, 5 в доме. Итого 35 жителей. Ежегодно каждый по разу что-нибудь да терял. Перстенек, монетку, крестик нательный. За десять  лет - 350 «потеряшек». Многое теперь большой интерес имеет и ценность. Есть монеты по 3-4 тысячи долларов. В нашей средней полосе. Крым, Северное Причерноморье - золото скифов, византийских правителей стоит иных денег, баснословных. Сибирь - тоже другие цены!  

У многих коллег в голове вектор неправильный. Называют себя кладоискателями, а на самом деле «пополямходители». Гоняются за единичными монетками. Хобби. А я - профессионал.  Но если попадаются «потеряшки» - беру.

Карты сокровищ

Спустя полтора часа езды шеф дал наконец команду встать на обочину лесной дороги. Затем брели по чаще больше километра. По пути Владимир вводил  в курс дела. «Где люди жили, там они и прятали! Значит, надо найти жилье. Чем дольше просуществовало селение в прошлые века, тем больше вероятность клада. 

Самый простой и надежный метод поиска - карты.

- Как в «Острове сокровищ»?

- Точно. Только без крестика, указывающего на зарытые пиастры. Есть подробные карты генерального межевания - установление границ землевладений в России XVIII века. Екатерининское межевание, павловское. XIX век - атлас Менде, военно-топографические карты Шуберта при Генштабе. Нынешние  километровки в подметки им не годятся.

- Где ж их взять?

- Свободно покупай, скачивай в Интернете. Смотри: на Шуберте село, а на современной карте - поле, лес. Ежику понятно, еще в XIX веке тут жили люди. Едешь на место и все сканируешь. Чем раньше поселение исчезло, тем меньше «металлического мусора», проще искать. Если селения  даже на Шуберте нет, только на карте Катиного межевания, любой хороший сигнал прибора предвещает добрую находку. Тяжелее всего там, где сносили тысячи неперспективных деревень при Хрущеве. Находок много, но «мусор» замучает! 

Важно знать систему расселения людей в своем регионе. Есть красивая гипотеза, почему мы зовемся русскими. Жили по РУСлам рек. Сначала селились на пересечении рек и ручейков. Во времена Ивана Грозного поднимались все выше и выше к истокам. Потом обосновались на водоразделах. Главное - возле реки, ручья, пруда. Вода - жизнь. Питье, готовка, стирка, гуси-утки, рыба, водопой скота, полив огородов, надежная дорога зимой. 

Отличный помощник теперь Гугл. Открываешь космосъемку нужной местности в Интернете. Безымянный ручеек в лесу. Вокруг - светло-салатная растительность. И вдруг - темное  пятно. Ясно, лет 200 назад здесь жили люди. Почва до сих пор богатая, оттого буйная растительность иного цвета. Пять лет назад я таким макаром нашел клад тыщ на двадцать баксов. Коллега весной по Гуглу определил свежевспаханные поля вдоль Оки. В машину и - вперед! Высматривать куски керамики на пашне - признак древнего жилья. На четырех полях пусто! На пятом  обнаружил керамику. Прошелся с металлоискателем, собрал более тысячи дирхемов. 

- Каких, каких хемов?

- Серебряные дирхемы восточных династий  VIII - XI веков. От полсотни долларов монетка. Есть по сто - двести  баксов и выше.  В керамическом горшке лежали, плуг его зацепил, разбил, клад растащил по полю. Обычное, между прочим,  дело. Вот и считай, сколько парень заработал за одну поездку по Оке. 

Долго шли молча. Перевариваю информацию. Везет  же людям!

Первые монеты

- Н-ские выселки! - торжественно объявил Порываев, остановившись.

Растерянно озираю окрестности. Обычный лес. Какие выселки?

- Присмотрись внимательнее, - говорит наставник. - Специфические бугорки - следы фундамента. Тут стояли 5 домов. Ожидал бревна увидеть, остатки печных труб? Годы и природа давно все сравняли с землей. Научишься позже сам  отличать.  

- А где вода?

- Молодец, усвоил урок, - улыбнулся шеф. - Видишь на опушке заросшее камышом болотце? Бывший пруд. По карте межевания я вычислил примерно поселение, а Гугл по болотцу дал точные координаты. Извини, я на днях тут  прошелся, собрал все, что было наверху. На полштыка-штык лопаты. Полторы сотни монет, золотой перстень. Судя по монетам, жизнь прекратилась в середине XIX века. Сгорели выселки в одночасье. Слишком близко стояли дома. 

- Как узнал про пожар? 

- Сделал шурфы - ямки. Зола. Чую, клад здесь точно нас ждет!

Я начал расчехлять прибор. Скорее за работу! 

- Подожди, сначала помолимся! - приказал шеф. - Повторяй за мной: «Упокой, Господи, души усопших раб Твоих, проживавших на сем месте, их сродников и всех православных христиан и прости им все прегрешения вольныя и невольныя, и даруй им Царствие Небесное. Аминь!» Помолились, трижды перекрестились. 

- Я человек верующий, - объяснил бывший капитан ФСБ. - В процессе поисков часто сталкиваюсь с вещами мистическими, необъяснимыми. Случайными их назвать нельзя. Поэтому молитва требуется. Еще запомни: перед тем как что-то выкапывать по сигналу прибора, обязательно это место перекрести! Прежде чем взять в руки находку, тоже  крести ее.

- Зачем? 

- Долгий разговор. Потом объясню. А сейчас за лопаты! 

Каждый копал свой дом. Романтика моя сохранялась лишь первые полчаса. Все надеялся: вот-вот  лопата стукнет о горшок или чугунок с монетами. Стук периодически раздавался. Я крестил место и поднимал ржавый серп, массивный дверной засов, другую крестьянскую утварь, осколки чашек. Недешевой, между прочим, посуды, объяснил знаток Порываев. Что усиливало надежду на  хороший клад. Раскопав свой большой участок на штык лопаты, просканировал прибором выброшенную землю и грунт под ногами. Находки были: медные, реже серебряные монеты. Порой такие мелкие, что приходилось тщательно разминать пальцами комок земли.

Потом пошел второй слой грунта, третий. Лил пот в три ручья, одолевали комары, слепни. Счет монетам я перестал вести на втором десятке и лишь тупо бросал и бросал наверх землю. Ох и тяжелая, оказывается, доля у кладоискателя. Куда проще ходить по полям с прибором, отыскивая монетки. Может, и мне записаться в «пополюходители»? И тут под лопатой что-то блеснуло. Сердце захолонуло. А рука сама сотворила крестное знамение.

Все еще надеется журналист «Комсомолки» Евгений Черных.
Все еще надеется журналист «Комсомолки» Евгений Черных.

 

 

Продолжение - в следующей «толстушке».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт