Под Кудеяровой горою много золота нарою

Под Кудеяровой горою много золота нарою

Мифические сокровища разбойничьего атамана вот уже пятый век будоражат умы доверчивых золотоискателей.

Купив металлоискатель, я тут же помчался на родину за 400 км от Москвы. К заветным местам, где должны лежать сокровища.

Несколько раз было искушение тормознуть и пройтись с  прибором вдоль обочины, просканировать свежевырытую землю в местах расширения трассы. Вдруг монеты найду? Но поборол соблазны. Стоит ли мелочиться? Впереди маячили такие богатые находки, что дух захватывало.

Железный урожай в саду

Еще при советской власти я, молодой журналист, мотался с районным агрономом по колхозным полям. Обсудив виды на урожай,  заскочили в липовую рощу. Порезали хлеб с салом, открыли кильку в томате, бутылку. «Помещичья усадьба здесь была, - объяснил после первой  агроном, озирая живописные окрестности. - Старики говорили, барин в революцию много золотишка зарыл. Народ копался, но без миноискателя разве что найдешь?» А лет пять назад в поисках карасей завез меня родственник в глухомань на границе с Тульской губернией. Дорога шла по лесистому холму. «Тут в старину разбойник Кудеяр богатых купцов тряс. Награбленное шайка прятала в пещере. Засыпало ее.  До сих пор не нашли».

Эти забытые истории услужливо всплыли в голове, когда я ударился вдруг в кладоискательство. Одно из двух, помещичье или разбойничье, но уж  точно золото нарою. С прибором - плевое дело!  

В радужном настроении прикатил в родное село. Наскоро поел. Все, пора в поход! Звоню в район. Агроном навсегда уехал из области, отвечают. Куда - неизвестно. А  сам-то я координаты лип не запомнил! Набираю номер родственника. Трубку взяла теща: «Он в отпуске, вернется через неделю». У меня же в распоряжении лишь выходные.  Конечно, по уму надо было  из  Москвы навести справки. Но прибор жег руки... 

Ладно, Кудеяр со своим золотом от меня не убежит. Через неделю приеду. А пока  стал искать запасной вариант. И вспомнил! Краевед Теляков! Это он  нашел паровоз, на котором укатил в свой последний побег от сварливой жены Лев Толстой. Теляков паровозик спас от переплавки, подкрасил и выставил на вечную стоянку в райцентре. Он мне много рассказывал про древние города Рязанщины, клады, которые местные прятали от татар. Но тут меня ждал поистине роковой удар. Умер Юрий Алексеевич, земля ему пухом!  

Ладно, хотя бы опробую прибор в деле. Прошвырнусь по огороду, монет старинных нагребу. В детстве много их  попадалось. Увы, огород  засажен картошкой, овощами. Заглянул в сад. И началось светопреставление! Даже не представлял, сколько железа  в земле. Сплошной гул, аж уши заложило. Сначала вонзал лопату на каждый сигнал, любопытно же! Прибор не обманывал: я выкапывал ржавые гвозди, гвоздики, гвоздищи! Среди «черного» разгула изредка пробивались «цветные» сигналы. Однако вместо  монет извлек обломок ножниц, консервную банку да шестеренку от  часов.

Металлоискатель искать устал 

 Бросил мучить родной сад, побрел на заросшее здоровенными кленами место, где  некогда стоял дом соседей Беломытцевых. Младший, Иван, разгреб экскаватором клад серебряных полтинников, кое-что домой привез. Они ныне в цене. Вдруг где-нибудь завалялись. Однако на руинах поднялся еще больший «черный» звон. Сплошное железо под ногами. Остатки крыши. Если и потерялась монетка, ее сигнал все равно не поймать с моим-то мизерным опытом.  

На гул в чащу заглянул  Толя Лысый, отсидевший 30 лет.  Узнав, что за зверь в моих руках, оглянулся по сторонам и заговорщически произнес: «Пацаном слышал базар, прадед Аким зарыл в мазанке горшочек с золотом. Пойдем завтра искать. Делим пополам!» И попросил стольник на опохмелку. В счет  его доли из завтрашней богатой добычи. Вечером на всякий случай спросил у матери про горшочек. «Какое золото, Аким был вечный бедняк!»

 Наутро Лысый не объявился, как и предсказывала мать. Мечта о кладе  рассеялась, как с белых яблонь дым. Плакал мой стольник!

Побрел на заросший берег речки. Когда-то здесь была дорога на старинное село, ныне напрочь вымершее. «Где люди ходили, там они и теряли!» - вспомнил завет своего наставника Володи Порываева.  Включаю прибор. Тут же раздается «драгоценный» сигнал. Адреналин вскипает! Копаю. С первого копка вываливаются три монеты. Добрый знак. Бог любит троицу. Пересчитываю первую находку: пять рублей, рубль, рубль. Жаль, не царские - ельцинские. Зато в сумме семь. Самая счастливая цифра.  Жди удачу. 

И понеслось! На каждом шагу прибор показывал «серебро». И я копал, копал, копал. Пока усталый металлоискатель не пискнул - «батареи разряжены».   

Богатства вылетают пробкой в дым 

- Ну давай отчитывайся, чего нашел, - позвонил  наставник Порываев, едва я вернулся в Москву. По голосу понял, интерес его неподдельный. Одно слово - фанат. 

- Три ельцинские монеты, - буркнул  с вызовом. Стоило, мол, за четыреста верст киселя хлебать, бензин палить. -  Лучше бы  взять прибор напрокат. И после печального  провала завязать с поиском. А теперь жаба давит - деньги уплочены  за прибор.

- Всего три монеты? Не может  быть. Заныкать хочешь находки?   

- Еще выкопал полсотни водочных, пивных пробок  да  фольгу от  старых сигарет, -  вздыхаю.  -  Аж мозоли набил на руках. Сигнал-то от них шел как от серебра. Может, прибор бракованный?

- На прибор не греши, - успокоил Порываев. - Бутылочная пробка - бич кладоискателей. Нет в бывшем СССР кусочка земли, где бы она не попадалась нашему брату. В горах, пустынях, диких лесах, где не ступала нога человека... Иногда в таких глухих местах откапываешь, что диву даешься: с самолета, что ли, их сбрасывали? Бороться с пробкой бесполезно: прибор действительно дает сигнал, аналогичный серебру и золоту. То же и с фольгой сигаретной. Поэтому ругаться не надо. На 10 пробок может одна монета лежать. Лучше копать.

Вдруг под этой под сосной зарыт слиток золотой?
Вдруг под этой под сосной зарыт слиток золотой?

Стало грустно. Но Порываев успокоил: не спеши разочаровываться. Давай разберемся... 

Разбор полетов  

- Металлоискатель - сложный электронный инструмент. Он лишь предоставляет информацию, что лежит внизу. Правильно интерпретировать ее и решать, копать или нет, должен человек, - говорит Порываев. -  Прежде чем браться за серьезные клады, надо понять «язык» прибора, его советы. Новички обычно начинают с огородов, садов, прочих «замусоренных» железом мест типа развалин домов. Сплошные сигналы  идут, отсюда непонимание, разочарование. Такие места лишь для опытных поисковиков. Новичку надо идти в чистые места, где сигнал звенит раз в 30 - 40 секунд.

- Но ведь на заброшенной дороге железного мусора не было!

- Берег речки - идеальное место для пикников. Отсюда полсотни твоих пробок.

Действительно, в отпуске сам квасил с друзьями на той речке. А теперь обижаюсь.

Предостерег Порываев и от визитов на древние городища. Многие из них - памятники истории и культуры. Простому копателю  дорога к памятникам закрыта законом. А закон надо уважать.

- Стоянки Кудеяра, надеюсь, не считаются памятниками? Может, махнем вместе через недельку к родственнику, поищем, - великодушно предложил я, прекрасно сознавая, что в одиночку мне тот схрон разбойничий не взять.

- Кудеяровские клады - еще один наш бич типа пробок, только более древний. Никто не знает, был  такой разбойник на самом  деле или это герой фольклора, воспетый в песнях и романах. В одних легендах он знатный татарин времен Батыя, в других - сын боярский, родственник  польского короля и даже старший брат  Ивана Грозного. В каждой губернии Центральной России, Саратовской ли, Тульской, Тамбовской, Рязанской, не один век ищут заветные сокровища Кудеяра и его шайки. Понапрасну. Обогатились на этом немало лишь продавцы «секретных писем и карт»» с указанием «верных мест», где зарыто награбленное атаманом добро. Известно более сотни городков Кудеяровых, гор, пещер, холмов, оврагов. 

- Значит, нынешнее чтиво про точные места знаменитых кладов из той же оперы?

- Конечно, бизнес на нашей страсти. Клады серьезные искать надо не по книгам популярным и рассказам  бывших зеков, а по точной нашей науке. С использованием Гугла, карт и молитв.

Я слегка опешил от такой неожиданной смеси религии и Интернета.

- Это не так трудно, если есть голова на плечах, - успокоил Порываев. - Поэтому поедем, Евгений, в субботу не к родственнику твоему за мифическим золотом Кудеяра, а в  ближнее Подмосковье. Есть одно место, разведанное мной по науке. Клада с первого раза не обещаю, хотя он там точно  должен быть, но интересные находки гарантирую.  

От такого предложения я не мог отказаться.

Продолжение - в следующем номере «толстушки».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу в Днепропетровске главным инженером