Последние слова пилотов Качиньского: "Садиться в этой ситуации невозможно" [ВИДЕО]

Эти результаты расследования обнародовала на пресс-конференции техническая комиссия Межгосударственного авиационного комитета. По словам ее главы Алексея Морозова, первое столкновение  самолета - с 10-метровой березой - произошло за 1100 метров до взлетно-посадочной полосы. Причем лайнер Качиньского в тот момент из-за особенностей рельефа находился ниже ВПП на 15 метров!

По словам главы МАК Татьяны Анодиной, комиссия исключила из вероятных причин катастрофы теракт, взрыв, пожара на борту, отказ авиационной техники: «Двигатели работали вплоть до столкновения с землей».

- За 18 секунд до столкновения в кабине пилота сработала  система предупреждения о столкновении с землей TAWS, просигнализировав экипажу о том, что необходимо набирать высоту, - рассказал Алексей Морозов. - Когда срабатывает этот сигнал, экипаж должен переходить на взлетный режим и подниматься, пока сигнализация не выключится. Однако, экипаж, по невыясненным пока причинам, этого не сделал.

Эксперты работают на месте крушения даже ночью

Между тем, видимость в районе смоленского аэропорта «Северный» в момент трагедии составляла 200 метро по горизонту и 50 - по вертикали. И это при том, что минимально разрешенная видимость для Ту-154 1000 на 100. Экипажу польского лайнера было неоднократно рекомендовано уйти на запасной аэродром. О неблагоприятных условиях для посадки польским летчикам даже сообщали их коллеги с Як-40, приземлившегося в Смоленске за  полтора часа до подлета борта №1.

Это фото собранного по кускам борта №1 МАК обнародовал впервые
Это фото собранного по кускам борта №1 МАК обнародовал впервые
Фото: Межгосударственный авиационный комитет

- Экипаж отдавал себе отчет, как важно участие президента Польши в катыньских мероприятиях и выбор запасного аэродрома привел бы к его опозданию в Катынь,- сказал в свою очередь уполномоченный представитель Польши Эдмунд Клих. - Мы постараемся оценить, какой уровень стресса был у экипажа и почему он не пошел на запасной аэродром.

Командующий ВВС Польши генерал Анджей Блазик.
Командующий ВВС Польши генерал Анджей Блазик.
Фото: МАК

Вместе с тем, по словам Татьяны Анодиной, при расшифровке бортовых самописцев специалисты столкнулись с проблемой лишних шумов. Дело в том, что вопреки всем международным нормам и правилам во время снижения дверь в кабину экипажа была открыта. Более того, в самой кабине находились посторонние.

-  Голос одного точно идентифицирован, - заявила глава МАК, не назвав фамилии. - Другой или другие подлежат дополнительной идентификации польской стороной. Это важно для расследования. В российских федеральных авиационных правилах есть четкие указания, что не допускается нахождение в кабине летного экипажа лиц, которые не связаны с выполнением полетного задания. Такое же аналогичное правило есть в государствах нашего соглашения и, естественно, в мировой практике.

Однако Эдмунд Клих добавил, что эти правила касаются гражданских судов, а Ту-154 Качиньского был военным, поэтому на него запреты не распрастранялись. По словам же Алексея Морозова посторонние голоса были слышны до последнего дальнего маяка от аэродрома (около пяти километров до ВПП): «Какое влияние эти люди оказали на экипаж еще предстоит выяснить».

Директор диппротокола МИД Польши Мариуш Казана.
Директор диппротокола МИД Польши Мариуш Казана.
Фото: МАК

Между тем, по данным источников агентства "Униан", посторонними могли оказаться директор дипломатического протокола Министерства иностранных дел Мариуш Казана и командующий Военно-воздушными силами Польши генерал Анджей Блазик. Учитывая, что экипаж был из военных летчиков, выгнать из кабины своего командующего они не решились.

- Этот экипаж был сформирован незадолго до полета, - сообщил Алексей Морозов. - Причем в подразделении ВВС Польши отсутствует подробная программа подготовки летного состава и инструкция по взаимодействию и технологии работы экипажа для четырехчленного экипажа Ту-154М. Он  не проходил регулярные, периодические тренировки на тренажере, в том числе для отработки взаимодействия и особых случаев в полете. При этом налет на этом типе самолета у командира разбившегося воздушного судна составлял 530 часов, второго пилота - 160 часов, штурмана - 30 часов, бортинженера - 235 часов.

Аэрофотосъемка места крушения польского президентского самолета
Аэрофотосъемка места крушения польского президентского самолета. Кликните для увеличения
Фото: Межгосударственный авиационный комитет

Также комиссия МАКа проанализирует и возможно влияние на бортовые приборы мобильных телефонов.

- Действительно с борта самолета были посланы несколько смс и совершен звонок со спутникового телефона, - сказал, отвечая на вопрос корреспондента «КП» Эдмунд Клих. - Звонок был личного характера, а как это могло повлиять на работу приборов я не знаю.

- Спутниковый телефон не мог навредить, - ответила Татьяна Анодина. - Что касается мобильных телефонов, то здесь еще предстоит разобраться. Кстати, все телефоны после аварии были переданы польской стороне. Мы бы тоже хотели проанализировать все звонки и сообщения с них. Надеемся польская сторона предоставить нам эту информацию.

Вместе с тем, глава МАКа опровергла сообщения некоторых СМИ о том, что к ним попали некие секреты НАТО: «В комитете ничего такого нет. Точно».

Схема падения президентского Ту-154М (Кликните для увеличения)
Схема падения президентского Ту-154М (Кликните для увеличения)
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

трудоустройство Новый Буг