Анна СОЛОВЬЕВА («КП» - Мурманск»). Фото Елены КОВАЛЕНКО. (25 февраля 2010)
Маугли из Заполярья

Маугли из Заполярья

Комментарии: 6
В такой избушке и жил Егор Глухов (на фото слева).

Черные резиновые тапки на пару размеров больше, чем нужно, темные джинсы, вязаный модный свитер... 28-летний Егор Глухов - современный Маугли. Большую часть своей жизни он провел в лесу. Жили отец и сын Глуховы у озера вблизи Ара-губы,  залива на Баренцевом море. Построили себе нечто среднее между землянкой и избушкой - прямо у склона холма сложили из бревен три стены и крышу. Только представьте себе: и зимой, и летом на Крайнем Севере жить в такой хибаре! На жизнь зарабатывали продажей металла: спиливали с брошенных кораблей, которых в этих местах хватает, ловили рыбу, собирали грибы-ягоды. Однако этим летом случился пожар, спаливший их жилище. Отец сильно обгорел. Пострадал и сам Егор. Благо на озере были рыбаки. Они на руках дотащили отца до дороги, вызвали «Скорую» и обоих Глуховых доставили в районную больницу. Шокированные врачи позвонили в отдел соцзащиты. Те - в благотворительные организации...

«ЗНАЮ, КТО ТАКОЙ МЕДВЕДЕВ...»

- Когда он к нам попал, Егор вообще с трудом мог говорить - только «да», «нет», - рассказывает Егор Никитин, директор мурманской благотворительной организации. - Его отмыли, подстригли, приодели. Вот уже неделю учу его азбуке. Он же ни читать, ни писать не умеет. И документов у него сроду никогда не было.

Как же так? На дворе XXI век…

Егор с трудом вспоминает прошлое. Годы, прожитые в землянке, слились в его сознании в однообразную череду времен года. До этого они жили в поселке Ура-Губа, мальчишка ходил в школу, три класса окончил. Потом мать умерла, уехали с отцом на заработки...

- Работали в баре - мыли посуду, жили у моей старшей сестры, - рассказывает Егор. - Но нас с работы выставили, не заплатив, сестра тоже выгнала, и мы вернулись в Ура-Губу.  У нас там нормальный дом был, но сестра его продала из-за долгов. Потому мы пошли на озеро, там построили землянку, где нас никто не беспокоил.

- И что, никогда скучно не было в медвежьем углу?

- Когда не собирали металл, я с отцом на рыбалку ходил, - пожимает плечами Егор.

- А как без телевизора, книжек, женщин?

- У меня радиоприемник был: мы его сами собрали, так мы и музыку могли слушать, и новости. Даже знаю, кто такой Медведев! А книжки я читать не умею, иногда газету вслух отец читал.

ОТШЕЛЬНИКИ ПОНЕВОЛЕ

Да, Глуховы не похожи на сибирских затворников Лыковых, из идейных соображений ушедших в тайгу от советской власти. Уход Глуховых скорее экономический - от невозможности прокормиться в поселке.

А вот позиция окружающих удивляет. Глухов-старший, оставшись без  жилья и работы, забирает сына из школы, и никто из учителей не интересуется, что дальше-то с ребенком будет. Участковый о них, по его словам, и не знал даже. Социальные службы - тоже. Администрация поселка на запрос из городского собеса официально ответила, что бездомных на их территории нет. С трудом нашли копию свидетельства о рождении Егора. Прописаны Глуховы в доме, который давно разобран...

- Мы планируем оформить Александру Глухову инвалидность (из-за ожогов ему ампутировали ногу. - Ред.) и определить в дом престарелых, хотя ему всего-то 50 лет, - говорит Алла Савенкова, специалист по соцработе собеса города Колы. - А сыну надо помочь с трудоустройством и записать в вечернюю школу, поставим Егора в очередь на получение койко-места в общежитии. Старший Глухов уже на это согласился, понимая, что с травмой он для сына станет обузой.

Только самого Маугли такая забота и разлука с папой не устраивает.

- Учиться? Нет! Когда отца выпишут из больницы, я бы хотел уехать на Урал, - говорит Егор. - Здесь нам жить нормально не дадут. А там красиво и родственники есть.

- А вы им нужны?

- Не знаю…

ЗВОНОК ОТЦУ

Александр Глухов лежит сейчас в больнице в поселке Верхнетуломский.

- Где мой сын? - первым делом спросил он. - Он мне каждую ночь снится! Ну какой Урал?! Мы с сыном там были, когда ему было всего 2 года. Да, там мои родные братья, но нас никто не звал. Другого выхода, как мне оформить инвалидность и идти в дом престарелых, нет. Но, боюсь, разлуку с сыном я не выдержу.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Николай КРАСНОВИДОВ, социальный психолог: «Их нельзя разлучать!»

- Конечно, Егора нельзя назвать Маугли в привычном смысле. Он воспитывался не среди животных, а родным отцом. Скорее они социальные отшельники. Отец парня - человек слабовольный, но он не подонок! Как-никак хоть и увез мальчишку подальше от людей, а не отказался от него, не подбросил еще маленьким в приют. Заботился в меру своего обиженного на весь мир сознания.

Надеяться на то, что Егор станет учиться и жить в общежитии, вряд ли стоит. Скорее он сбежит и пополнит ряды бомжей. На мой взгляд, единственный способ адаптировать Егора к более-менее нормальной жизни - устроить его кем-то в дом престарелых, куда определили отца. Уборщиком, грузчиком - не важно, главное, чтобы он мог быть поближе к отцу и они могли общаться.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ