Александр СЕДОВ. (15 декабря 2009)
Генерал-майор Александр Бирсан: «Кандидатов в президенты охраняем круглосуточно»

Генерал-майор Александр Бирсан: «Кандидатов в президенты охраняем круглосуточно»

Комментарии: 2
Начальник УГОУ Александр Бирсан: - Стремимся работать на упреждение.

Получил ли глава Управления госохраны карт-бланш от президента, сколько человек обеспечивают безопасность нынешних кандидатов на пост главы державы и может ли прийти в элитное подразделение тот, кто не служил в армии, - на вопросы «Комсомолки» отвечает руководитель УГО Украины.

«НИКТО У КРОВАТИ НЕ СТОИТ»

- Александр Семенович, недавно Виктор Ющенко издал указ, поручив Управлению госохраны круглосуточно охранять кандидатов в президенты. Что значит -  круглосуточно? Ваши люди теперь у их кроватей по ночам дежурят? 

- Нет, конечно. Никто у кроватей охрану не выставляет. К тому же понятие «круглосуточно» оговорено в Законе о госохране, принятом еще в 1998 году.

- Зачем же указ принимать, если закон есть?

- Возникла необходимость усилить нормы закона. Наши поездки по регионам с учетом активного политического противостояния выявили факты политзаангажированности представителей различных правоохранительных органов. Пришлось усилить их ответственность. По закону они обязаны быть вне политики и способствовать созданию равных условий для всех кандидатов, включая вопросы безопасности. Так появился указ президента. Он конкретизировал взаимодействие УГОУ с СБУ, МВД, органами власти на местах в обеспечении поставленных задач. В Законе о госохране такой детализации нет.

- А как быть, если кандидат отказывается от данной ему охраны? Ну не хочет, чтобы его везде сопровождали, были свидетелями каких-то его встреч, разговоров. А с другой стороны - указ президента. УГОУ как бы между двух огней...

- Действительно, некоторые кандидаты заявили, что в охране не нуждаются. Но они должны осознавать - отказ предполагает усиление ответственности за те или иные последствия, причем не только в отношении самих себя, если что-то случится, но и касательно других людей, которые могут пострадать в результате чьих-то преступных преднамеренных или даже неумышленных действий. Кандидат обязан заявить о своем отказе в письменной форме, четко указав, временно, и если да, то на какой конкретно срок, просит снять охрану или же отказывается от ее услуг бессрочно.

- Сколько кандидатов уже написали заявления с просьбой снять охрану? Кто эти люди?

- Пофамильно - без их согласия - называть не стану. Три человека. Возможно, пока с вами беседуем, поступило заявление еще от кого-то.

- УГОУ добавили денег на охрану, например, за счет средств ЦИК?

- Мы работаем в рамках того бюджета, который утвержден на 2009 год. И исходя из этого не имеем возможности удовлетворять все пожелания, которые порой выдвигает охраняемое лицо.   

Работа «без проколов» - результат долгих и изнурительных тренировок.

Работа «без проколов» - результат долгих и изнурительных тренировок.

- Значит, где нужны пять охранников, держите троих?

- Нет. Мы оптимизируем оргштатную структуру так, чтобы безопасность охраняемых лиц обеспечивало столько людей, сколько надо. Уровень численности зависит от степени угрозы.

- Давайте в штатных единицах!

- В одном случае это 2-3 человека, в другом - 9-12. Сегодня так и есть. А по некоторым еще больше. Цифры меняются в зависимости от обстоятельств. Особенно на массовых мероприятиях, в поездках. И в зависимости от оперативной информации об угрозах, которые могут быть реализованы. В этом случае подтягиваем туда все, что можно. А порой и то, что даже нельзя (улыбается). Другие силы тоже при необходимости привлекаем - из МВД, из СБУ...

- В чей адрес проявлялись угрозы, в каком виде?

- Каждый кандидат в большей или меньшей степени - известный человек. Прежде чем включиться в предвыборный марафон, у него была своя жизнь, а значит, он приобрел не только друзей. В адрес кандидатов были прямые и косвенные угрозы. К примеру, телефонные звонки, письма, высказывания в толпе... Это характерно для большинства участников предвыборной кампании. Мы такие сигналы фиксируем, отрабатываем, насколько возможно, нейтрализуем эти угрозы.

- Они связаны с политической деятельностью кандидатов?

- Не только. Некоторые кандидаты ранее преуспели в бизнесе. А в любом бизнесе есть оппоненты. Есть оппоненты - есть и угрозы. Вместе с МВД и СБУ мы всю эту информацию анализируем и предпринимаем соответствующие профилактические меры. Какие - сказать не имею права, это не для прессы.

- На кого-то готовились покушения? Выявленные, допустим, на этапе изготовления взрывных устройств, приготовлений к теракту, организации диверсии?   

- Прямых фактов, к счастью, не было. Тьфу-тьфу-тьфу...

«НАМ ЕСТЬ ИЗ ЧЕГО СТРЕЛЯТЬ»

- Сколько на сегодняшний день в Украине охраняемых УГОУ лиц?

- Это число определено законом.

- Давайте назовем - президент, бывшие президенты, премьер, его предшественники, нынешний глава Верховной Рады, экс-спикеры, генпрокурор, главы Верховного, Конституционного судов... Точную цифру можете назвать?

- А зачем? Это конфиденциальная информация. Формально могу ответить - их столько, сколько определено законом и  указами президента. Потому что президент тоже может расширять число охраняемых лиц.

- Значит, если напишем, что их около 30, это не будет ошибкой?

- Это ваши данные. На самом деле их меньше.

- Как в УГОУ с оружием, технической оснащенностью?

- С оружием, боеприпасами, слава богу, все нормально. Есть из чего и чем стрелять. Минобороны помогает. Закуплены автоматы, пистолеты типа «Глок», снайперские винтовки. Спасибо предшественникам, они эти вопросы держали на первом месте.

Похуже с транспортом. Он довольно изношен, ему 7-8 лет, пробег некоторых автомобилей - 500-800 тысяч км, есть и до миллиона. Выручают «Тойоты», «Фольксвагены», но парк нуждается в обновлении.   

- Несколько лет назад вы охарактеризовали экс-майора Николая Мельниченко, который служил в УГОУ, как человека с высокой степенью реагирования на какую-то несправедливость. Вам еще потом эту оценку ставили  в вину - дескать, вовремя не раскусили автора «кассетного скандала»...

- Что было, то было. Работала комиссия...

- Мельниченко не просился на работу?

- Он несколько раз звонил и до моего прихода, и уже после. Непосредственного общения у нас не было. Хотя догадываюсь, что он звонил в связи с трудоустройством. По понятным причинам очень многие в управлении против...

ОТ РАССВЕТА ДО ЗАКАТА

- С момента принятия указа о вашем назначении прошло уже почти 5 месяцев, но вы не особо расположены к общению с прессой...

- В некотором роде на этом поприще преуспел мой предшественник Валерий Гелетей, который активно общался с журналистами. Я же и раньше, когда работал в «девятке», а затем УГОУ, и когда снова сюда вернулся, не исповедовал публичность. 

- Почему же?

- В работе по обеспечению безопасности охраняемых лиц есть своя специфика. Она не всегда должна выставляться напоказ. Правильнее даже так - эта работа не должна быть открытой. Отсюда и ответ на ваш вопрос. 100 дней - понятие условное.

- А с Гелетеем какие у вас отношения?

- Нормальные, ровные. Несколько раз встречались - в Ялте, на соревнованиях телохранителей, и здесь, в Киеве, на ветеранском мероприятии.

- Те идеи, которые Валерий Викторович выдвигал, в частности, касательно своего спецназа, отрядов «Булат», «Молния», продолжили?

- Вы знаете, нет. У нас разное видение ряда проблем. Так, отряды, о которых вы спрашиваете, по сути, предназначены для усиления охраны в каких-то экстремальных обстоятельствах. Много было суеты и вокруг названий. По большому счету отряды эти задумывались как бы в противовес «Альфе» СБУ, «Беркуту» МВД, «Соколу» ГУБОП. Мы не считаем, что это нужно делать. Да и что такое «Молния»? Обычное контрснайперское подразделение, которое должно быть и уже давно существует в рамках программы антитеррора.

- Какой карт-бланш вы получили от президента?

- Да, собственно, никакого. Вообще-то меня «примеряли» на руководителя «Альфы». Но уже в процессе собеседований переориентировали на УГОУ. А при вручении указа Виктор Андреевич, с которым мы знакомы еще с 1993 года (он тогда был главой Нацбанка, а я - начальником охраны премьер-министра Леонида Кучмы), сказал всего несколько слов: «Семенович, я рад тебя видеть, наводи порядок, и если нужны какие-то кадровые изменения, поддержу». Все. 

- Много из того, что планировали, удалось сделать?

- Я не чужой, как вы понимание, для УГОУ человек. Но немало времени пришлось затратить именно на то, чтобы глубже вникнуть в работу управления и его подразделений, проанализировать ситуацию внутри.

Конечно, все, что я оставил в мае 1998 года, уходя отсюда в «Альфу», и то, что есть сейчас, - две большие разницы. Пришлось многое переосмыслить, изменить оргштатную структуру, усилить кое-какие направления, участки, и все это делать на марше, без долгих разговоров и притирок...

- Вы ведь обеспечивали визит вице-президента США Джозефа Байдена?

- Не только его, но и патриарха Кирилла, других высоких гостей. Обеспечивали безопасность охраняемх лиц во время празднования Дня Независимости, Дня национального флага, открытия «Донбасс Арены».

С конца сентября фактически начался предвыборный процесс... Так что, в общем, не до интервью. Грубо говоря, мы не вылезаем из командировок. А паралелльно с этим нужно оценивать и то, что происходит в самих подразделениях, вести кадровую политику.

- Какой у вас график?

- Приезжаю в 9 утра, уезжаю за полночь, когда и в час ночи. И так ежедневно. Конечно, так нельзя. Но иначе пока невозможно. Нужно хорошо понимать, что делать дальше. И как этого добиться. То, что мы когда-то достигали благодаря качеству, сейчас по ряду направлений достигается количеством. Это тоже неправильно. Так быть не должно.

- Из-за этого меняете кадры, в том числе своих замов?

- И без этого не обошлось. Кому-то пришлось уйти. Но и их, и тех, кого взяли, я давно и хорошо знаю. Мы не просто меняем одних на других. Набираем команду, способную в очень короткие сроки выйти на качественно новые, более высокие результаты работы. Люди, которых пригласили, имеют очень богатый опыт, это настоящие профессионалы. Они знают, как нужно работать, и я это ценю.

- Работать, как командир, с 9 утра до часу ночи?

- Да нет же. Это совсем не значит, что и у них такой режим. Нет такой установки - мол, раз начальник работает, то все на своих местах. Почему у меня такой график? Очень много почты, аналитических материалов, в которые нужно вникнуть, изучить. А другим нет нужды сидеть с утра до поздней ночи. Управление почти пустое - люди на мероприятиях, на выездах.

Скажу больше - мы ввели обязательные занятия по физподготовке для руководящего состава в вечернее время. Уделяем время досугу. Создаем свой музей. Зарегистрировали Ассоциацию ветеранов госохраны Украины. У нас таких ветеранов около тысячи человек. Они не были объединены. Хотя есть масса вопросов, касающихся их социальной защиты. И мы это тоже учитываем. И воспитанием должен кто-то заниматься.

- Воспитанием? Бытует мнение, что в УГОУ очень тщательный набор, и этих кандидатов не нужно воспитывать...

- Извините, могу возразить. Партии и комсомола, как раньше, нет. Офицерских собраний, женсоветов, общественных организаций, которые бы вели военно-патриотическую, воспитательную работу, - тоже. Все отдано на откуп командирам. А ведь сегодня у нас более половины личного состава - сотрудники в возрасте от 25 до 30 лет. То есть молодежь, имеющая стаж работы в управлении до 5 лет. Она только-только становится на ноги, оглядывается и понимает, где находится…

- …и смотрит, как живут охраняемые ими лица!

- Да! Средний возраст сотрудника УГОУ - 32 года. Руководящего состава - 42. И возникает вопрос: кто, кого и как должен воспитывать? Воспитывать должен в основном жизненный опыт. А здесь - молодежь. Поэтому и делаем акцент на воспитательном факторе.

Кстати, у нас сейчас некомплект порядка 350 человек. Примерно из тысячи кандидатов смогли остановить свой выбор только на 120. Уровень физической, а порой и интеллектуальной подготовки пополнения оставляет желать лучшего. Уже несколько лет УГОУ вынуждено брать ребят, которые не служили в армии. Хотя раньше об этом не могло быть и речи. Это все тоже надо учитывать. 

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Бирсан Александр Семенович. 54 года. Генерал-майор. «Аксакал» специальных служб. Работал в КГБ СССР и Службе безопасности Украины. Более 13 лет прослужил в знаменитой «девятке», охранял Леонида Кучму как премьер-министра, а потом и президента. Стал вторым после легендарного Василия Крутова руководителем Главного управления «А» СБУ («Альфа»). Некоторое время работал в бизнес-структурах, на общественных началах возглавлял ветеранские организации сотрудников спецслужб.

В июле 2009 года получил предложение вернуться в «Альфу» вместо Сергея Чалого, однако в последний момент назначение переиграли на Управление госохраны, откуда был уволен Валерий Гелетей.

БЫЛО ДЕЛО

«Донбас Арену» проверяли весь день

- Можете какой-то интересный, познавательный факт из службы УГОУ привести?

- Когда открывалась «Донбасс Арена», нам целого дня не хватило: начали необходимые мероприятия в 9 утра, а заканчивали в 18, когда самолет с президентом уже приземлялся в аэропорту. Проверяли специальной аппаратурой, служебными собаками, все осмотрели, каждый метр прощупали, пока не убедились, что все в порядке и ничто никому не угрожает. Это чтоб вы себе представляли масштабы и степень ответственности.

Дворец «Украина», Украинский дом, Музей Великой Отечественной войны, стадионы, другие объекты, где ожидается посещение охраняемых лиц, - это же колоссальная работа наших сотрудников...  

ДЕНЕЖКИ

Сколько в среднем платят в УГОУ:

  • прапорщик - 2000-2100 грн.
  • младший офицер - 3000 грн.
  • старший офицер - 5000 грн.
  • Из 1000 кандидатов принято 120.
  • Некомплект - 350 человек.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт