Девочка повесилась из-за перевода в другой детдом

Девочка повесилась из-за перевода в другой детдом

Зоя Бабина повесилась из-за одиночества и насмешек.

Сироту нашли вечером 13 ноября во дворе жилого дома. Зоя Бабина повесилась из-за одиночества и насмешек в новом коллективе, куда ее перевели два месяца назад из родного села. Вместо предсмертной записки у директора детдома осталось написанное два дня назад заявление девочки с просьбой отправить ее обратно в Тавреньгский детдом Коношского района. Детская мольба, которую взрослые не услышали, «не успели рассмотреть». Ведь решения о переводе воспитанников не входят в компетенцию директора, а могущественные чиновники на мнение детей просто не обращают внимания...

В «ЭЛИТУ» ПРОТИВ ВОЛИ

- Зойка была добрая, скромная и домашняя, - вспоминает девочку ее подруга из сельского детдома. - Любила шить, рисовать. Ей не нужен был этот «элитный кадетский класс» в Архангельске! Ехать туда должны были другие девочки - боевые и шустрые. А когда выяснилось, что они дышат клеем, решили послать Зою. Она не хотела, но со взрослыми не поспоришь. Уговорили... Из Архангельска она постоянно звонила. Просилась обратно, потому что там у нее не было друзей. Здесь она никогда бы такого не сделала. А там, видно, за себя постоять не смогла. Ведь в детдомах принято «чморить» новеньких, не общаться с ними...

В чиновничьем списке причин переводить или не переводить детей из одного учреждения в другое понятия «чморить» нет. Очень сложно учесть интересы ребенка, когда он не личность, а «единица» в базе усыновления, без особенностей и привязанностей. «Глаза: зеленые, волосы: темно-русые, характер: замкнутая» - вот все, что сказано в базе о Зое. Просто одна из десятков тысяч сирот, которые, кажется взрослым чиновникам, везде «одинаковы»...

Для Зои смена сельской жизни на военную форму оказалась непосильной ношей.

В чиновничьем списке причин переводить или не переводить детей из одного учреждения в другое понятия «чморить» нет. Очень сложно учесть интересы ребенка, когда он не личность, а «единица» в базе усыновления, без особенностей и привязанностей. «Глаза: зеленые, волосы: темно-русые, характер: замкнутая» - вот все, что сказано в базе о Зое. Просто одна из десятков тысяч сирот, которые, кажется взрослым чиновникам, везде «одинаковы»...

В Тавреньгском детском доме Зоя прожила четыре года, с тех пор как маму-алкоголичку лишили родительских прав. Новость о том, что Зоя покончила с собой, потрясла местных детей. Они говорят: «Она никогда не задумывалась о самоубийстве! Зачем? У нее все было хорошо, в конкурсах всегда участвовала, со всеми дружила...» Здесь все было привычно с детства: лес, речка, непутевая мама в соседнем селе, тот же, что и дома, деревенский быт, коровы, поросята, огород...

И вдруг - многолюдный Архангельск: многоэтажное казенное учреждение, военная форма, будущее «работника уголовно-исполнительной системы»... Кому пришло в голову так резко ломать судьбу ребенка, да еще против его воли, непонятно. Ясно одно - хотели как лучше. Ведь элитные кадетские классы были созданы в детдоме № 6 «для лучших». Отобрали всего шестьдесят ребят со всей области! Никому из чиновников в голову не приходило, что кто-то из «счастливчиков» не оценит такого шанса!

Конечно, по факту смерти проведено расследование. Вывод: самоубийство на нервной почве. «Она просто очень тосковала и хотела домой», - говорят дети. Но иногда «тоски» бывает вполне достаточно, для того чтобы сделать решающий шаг. Особенно если ты - детдомовец.

В элитные кадетские классы архангельского детдома № 6 были отобраны 60 лучших детдомовцев области. Среди них была и Зоя (она обведена кружком).

«ПОЧЕМУ ВЫ ИГРАЕТЕ НАШИМИ СУДЬБАМИ?»

Я бы тоже, наверное, не стала искать виновных, если бы не детские письма, полученные мною накануне из той же самой Архангельской области. Мне, как ведущей рубрики «Ищу маму!», написали воспитанники Емецкого детского дома - такого же маленького сельского учреждения, как то, в котором поначалу жила Зоя. Емецкий детдом расформировывают, детей раскидывают по другим учреждениям, а здание отдают под детсад - и экономия бюджета, и польза... Но как быть с тем, что дети не хотят переезжать? Ведь по закону у ребенка старше десяти лет спрашивают согласия на усыновление. Тут то же самое - смена места, окружающих...

Так дети умоляют чиновников оставить их в покое:    

У Иры, Гены и Леши из тюрьмы вышла мама, она обещала забрать детей на каникулы. Они были так счастливы. Теперь шансов нет - мама не поедет в такую даль.

«...Умоляю, не дайте закрыть дом! - пишет 12-летняя Вера. - Здесь моя лучшая подружка, которую увозят в другое место... И моя крестная мама, единственная мама, которую я больше не вижу... А там над нами будут смеяться, как всегда смеются над новенькими. Я не привыкну!»

«...У меня здесь семья, и я могу к ним ездить на каникулы, а там я останусь совсем один... Не увозите!» - просит 10-летний Илья.

«...Почему вы, взрослые, играете нашими судьбами? А о нашей душе вы подумали? Я не хочу уезжать!» - это строки из письма 14-летней Кати - самые гневные, потому что девочка старше других и сделала вывод, что всем на ее чувства плевать. Как, возможно, перед смертью сделала его и Зоя Бабина... Это не я «провожу параллели». Дети сами жалуются, что они «не выдержат», что «не будут так жить». А их шефы уговаривают меня не приводить в газете письма с угрозой самоубийством, потому что «детей затаскают по психиатрам».

Отрывок одного из писем с мольбой о помощи из Емецкого детдома, которые были получены редакцией «КП» накануне самоубийства Зои.

ИЗ МАЛЕНЬКИХ «ПРИЮТОВ» - В КАЗАРМЫ!

Пытаясь понять, что происходит, я позвонила в детдом. Запуганные воспитатели с грустью подтвердили, что их расформировывают, но комментировать отказались: «Все решает Департамент образования!» Я отыскала волонтеров-общественников, помогающих детдому в Емецке.

- Ужас, что творится! - вздыхают они. - На днях к ним приезжали из управы, расписывали, насколько лучше будет в тех детдомах, куда их переправят. На следующий же день было семь побегов! Притом бежали те, кто раньше вообще никогда этого не делал, - к родным. Еле вернули всех... Дети на взводе, агрессивны, начались конфликты! Постоянные слезы и истерики. Ночью устраивают дебоши и доводят нянечек. Я спросила зачем, говорят: «Они нас предали, потому что не смогли отстоять!» Просто их один раз уже предали в детстве. И новую вынужденную смену всего, к чему привыкли, они воспринимают как очередное предательство... И при этом управа обвиняет во всем воспитателей! Мол, «не держат ситуацию под контролем»! Но это не только у нас так. Только в Архангельской области закрывают еще два детдома и коррекционную школу. Вы поговорите с людьми...

Я кинула клич и в течение двух недель получила кучу писем от детдомовцев и помогающих им волонтеров с просьбами обратить внимание на проблему и спасти их. Из всех областей! Тамбовская область - закрыто шесть учреждений, Ленинградская - четыре закрыто, еще четыре готовятся к закрытию, Калужская - закрыто пять детдомов, Белгородская - три... Дети рассылают слезные письма губернаторам и президенту с просьбой не ломать им жизнь. В ответ лишь рапорты чиновников о том, что «благодаря активной работе властей по распределению сирот в семьи в области их закрыты почти все детдома». На деле же сирот не стало меньше. Просто маленькие семейные детдома слили в большие, казарменные. Хотя вся педагогика зиждется на правиле, что только воспитание в малых коллективах дает реальные плоды. И если, по статистике, лишь 10% детдомовцев ведут нормальную жизнь, а не спиваются и не сидят в тюрьме, то это те самые выходцы из маленьких детдомов, где воспитателей зовут мамой и по вечерам вместе пьют чай. Те самые типа Емецкого, которые сейчас повально закрываются.

- Переполненные казенные детдома - это прямой путь на зону! - возмущаются волонтеры закрытого Полотнянозаводского детдома. - Наши подшефные, живя «семьей» из сорока человек, следили друг за другом, и даже не курил никто. А теперь детей перевели в огромный детдом, где проживают несколько сотен чужих друг другу детей. Само собой, они там уже не только курят...

- У нас были в основном «неусыновляемые» дети с тяжелыми диагнозами, - вздыхают шефы закрытого Ермолинского специализированного дома ребенка. - И наши специалисты вытягивали самых безнадежных. А теперь их отправили прямиком в дом инвалидов, лишив шанса на полноценное будущее.




Отрывок из письма воспитанника.

И такие истории - за каждым расформированным детдомом. Ни одного, который закрыли бы из-за того, что в нем действительно не осталось воспитанников!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт