Врач подделала историю болезни, и годовалый малыш умер

Врач подделала историю болезни, и годовалый малыш умер

Комментарии: 16

О смерти своего сына Женечки педагог Андрей Чернов из мордовского города Краснослободска говорит спокойно. Только звериная тоска в глазах мужчины ясно дает понять, что боль не улеглась. Да и вряд ли когда-нибудь уляжется.

- Он уже начал первые слова произносить, - вспоминает отец. - Мы думали, как раз к своему первому дню рождения Женя сделает первые шаги.

Андрей ненадолго замолкает, и в комнате воцаряется жуткая тишина, которую нарушает лишь прерывистое дыхание убитого горем отца. Его сын так и не сделал первых шагов.

Точнее, ему не дали их сделать.

«НАШЕГО СЫНА ПРОСТО НЕ ЛЕЧИЛИ!»

Все началось 18 июня.

В тот день Женю повезли в деревню к бабушке. К вечеру у малыша поднялась температура.

- Поначалу я думала, что у сына просто режутся зубки, - скажет потом мама Елена Чернова, - но тут у Жени разболелся животик. Мы срочно вернулись в город.

Два дня родители пытались вылечить мальчика самостоятельно, а 20 июня обратились за помощью к специалистам.

- Врач «Скорой помощи» поставил диагноз - «острый гастроэнтерит», - говорит Андрей Чернов. - У нас дома он сказал, что Жене необходимо поставить капельницу. Потом то же самое повторил в приемном отделении районной больницы. Но там эти слова почему-то не восприняли. Вместо капельниц ребенку два дня делали клизму и давали жаропонижающие. Жена жаловалась, что в палату инфекционного отделения, где она лежала, ни один врач не пришел, чтобы осмотреть Женю. В палату заходили только медсестры. Нашего сына просто не лечили!

В ночь на 22 июня у мальчика поднялась высокая температура.

- Ничего, Женечка, потерпи... Сейчас придет тетя доктор и вылечит тебя, - увещевала мама малыша, обтирая его горячий лоб влажным полотенцем.

Жаропонижающие уже не помогали. Медсестра сообщила об этом дежурившему в ту ночь врачу Нине Ямашкиной. Но «тетя доктор» отказалась идти к больному малышу - сказала, что слишком занята.

Андрей Чернов получает от руководства больницы только пустые отписки.

Андрей Чернов получает от руководства больницы только пустые отписки.

«НЕ ЗНАЮ, ЧТО ВАМ ГОВОРЯТ, НО ВСЕ ПЛОХО»

Поставить ребенку капельницу медики решились только на следующее утро. Но прямо в процедурном кабинете, куда мама принесла Женю на руках, у него начались судороги.

Мальчика тут же отправили в реанимацию. Из Саранска вызвали бригаду медицины катастроф. Приезжие врачи выдали заключение: «В республиканскую больницу не довезем, малыш в очень плохом состоянии. Будем спасать здесь». И целые сутки колдовали над Женькой в реанимации.

- Все это время доктора, выходившие оттуда, говорили, что его состояние улучшается. - Отец мальчика уже с трудом сдерживает слезы. - Но под вечер к нам подбежала медсестра: «Я не знаю, что вам тут говорят, но все очень плохо!»

Еще через несколько минут вышел реаниматолог и, глядя в пол, пробормотал: «Ваш сын умер. Извините».

- Они же обрекли его на медленную смерть! - восклицает мама мальчика. - Ума не приложу, как он все терпел. Ведь эти двое суток в больнице Женечка даже не плакал. Просто лежал и ждал помощи…

МЕДОСМОТР НА РАССТОЯНИИ

Отец ребенка сам не помнит, как оказался в Следственном комитете.

- Врачи потом приходили к нам домой, в то время когда у нас были накрыты поминальные столы, - говорит Андрей. - Нет, не за тем, чтобы извиниться. Их интересовали только две вещи: когда я успел написать заявление и не собираюсь ли забрать его обратно. Они так и сказали мне: «Вы вредите престижу больницы!» И еще говорили, что Нина Ямашкина очень переживает по поводу смерти нашего сына. Но моя жена через пару дней столкнулась с ней в коридоре больницы. Ямашкина в ее сторону даже не взглянула. Прошла мимо с высоко поднятой головой.

Нину Ямашкину вызвали в Следственный комитет. Здесь она и призналась, что вносила в историю болезни маленького Жени Чернова ложную информацию:

- Сведения об осмотре мною ребенка 21 июня недостоверные. Я сама их придумала.

На самом деле никакого осмотра не было. Данные о температуре мальчика врач узнала у медсестры, а сведения о цвете кожи, дыхании, тонах и ритме сердца взяла, что называется,

с потолка. Правда, Нина Ямашкина так и не смогла объяснить следователю, зачем она это сделала. Тупо твердила на допросе: «Я не знаю». При этом логичный вопрос: «Чем все это время занимались медики?» - и вовсе повис в воздухе.

ЗА ГИБЕЛЬ МАЛЫША МЕДИКОВ НАКАЗАЛИ ЛЕКЦИЕЙ

22 июня - День памяти и скорби. В этот день началась Великая Отечественная война. Для Андрея Чернова в этот же день началась другая война. С российской бюрократией, заставляющей человека проходить несколько кругов ада, подтверждая каждый свой шаг справкой или еще какой-нибудь нужной бумажкой. С извращенной врачебной солидарностью - из медицинской карты мальчика каким-то образом исчезли результаты анализов, а эксперт, проводивший вскрытие, вдруг ни с того ни с сего изменил свои показания. С равнодушием чиновников - из инстанций, куда писал мужчина, ему отвечали пустыми отписками.

Нет, Чернову, конечно, сочувствовали. В конце каждого документа говорилось, что руководству районной больницы велено «применить в отношении виновных меры дисциплинарного характера».

Главврач больницы внял указаниям сверху. Виновных наказали. Нине Ямашкиной объявили выговор, а ее напарнице вынесли предупреждение и обязали прослушать лекцию о вреде кишечных инфекций.

- Выговор обычно объявляют за прогул, - вздыхает Андрей Чернов. - А здесь смерть ребенка, который восемь дней не дожил до своего первого дня рождения. Выходит, это одно и то же?

Андрей Чернов пока не знает, сколько продлится его война. Первоначально в Следственном комитете в возбуждении уголовного дела отказали с формулировкой «за отсутствием в действиях Ямашкиной состава преступления». Но вмешался местный Росздравнадзор. Специалисты этого ведомства провели свою проверку и вынесли вердикт: медицинская помощь ребенку оказана не в должном объеме.

- В Следственном комитете мне сказали, что назначили еще одну экспертизу, по результатам которой, возможно, будет возбуждено уголовное дело, - говорит Андрей Чернов. - Но пока результаты не готовы.

Комментировать действия, точнее, бездействие, своих подчиненных руководство Краснослободской больницы отказалось наотрез. Некогда им отвечать на звонки и встречаться с журналистами - в лечебном учреждении сейчас полным ходом идет ремонт. Готовят палаты для новых пациентов...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт