«Дмитрий Николаевич, примите почту…»

«Дмитрий Николаевич, примите почту…»

Cитуация вокруг приватизации ОАО «Одесский припортовый завод» напоминает анекдот.

В УПОР НЕ ВИДИТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СУДА

В реальном случае из жизни категорически отказывается замечать очевидное исполняющий обязанности председателя Фонда госимущества Дмитрий Парфененко. Преемник Валентины Семенюк так решительно настроился на совершенно бессмысленную продажу одного из крупнейших в Украине предприятий химической отрасли, что у него просто в голове не укладывается отмена приватизации этого объекта на основании судебного запрета.

Парфененко в упор не видит определения Окружного административного суда Киева уже в течение нескольких дней, несмотря на многочисленные попытки донести до него информацию о судебном вердикте, запрещающем приватизацию ОПЗ. Ввиду этого складывается впечатление, что глава приватизационного ведомства попросту не желает смириться с провалом кабминовских далеко идущих планов по «бросовой» продаже ОПЗ и намеревается провести запланированный на 29 сентября конкурс с грубейшими нарушениями норм украинского законодательства.

На сегодняшний день Дмитрий Парфененко, будучи юристом по образованию, не может не отдавать себе отчет в том, что, доказывая свою непроинформированность о результатах прошедшего 22 сентября судебного заседания по иску ОАО «ДнепрАзот» и обманывая общественность, он сознательно создает основания для незаконной продажи перспективного производственного госактива. Напомним же господину Парфененко еще раз о том, что «суслик» таки есть, и его необходимо как можно быстрее заметить во избежание затяжных судебных разбирательств по итогам конкурса по продаже ОПЗ, проведенного вопреки судебному запрету. А также о том, что за невыполнение решения суда предусмотрена уголовная ответственность.

Итак, уважаемый Дмитрий Николаевич, вновь (не рассчитывая, впрочем, на какой-либо эффект из-за вашей решимости в упор не видеть «грызуна семейства беличьих») доводим до вашего сведения, что 22 сентября Окружной административный суд Киева вынес-таки определение об обеспечении иска, которым запрещается проведение конкурса по продаже ОАО «Одесский припортовый завод». На самом деле вы вряд ли можете не знать о сложившейся ситуации прежде всего потому, что на соответствующем судебном заседании присутствовал представитель возглавляемого вами ведомства (некто по фамилии Шарапа). Кстати, присутствовавший в суде вместе с представителем Кабмина по фамилии Батюк. И все же для вас, господин Парфененко, мы в индивидуальном порядке еще раз напомним, что именно произошло 22 сентября на решающем судьбу ОПЗ заседании суда.


В сентябре ОАО «ДнепрАзот» обратилось в Окружной административный суд с иском о признании противоправным распоряжения Кабмина №261Р от 11 февраля 2008 года, которым утверждены условия проведения конкурса по продаже госпакета акций ОПЗ. Помимо этого, инициаторы иска пытались через суд отменить решение ФГИ об утверждении информационного сообщения о проведении приватизационного конкурса и заставить фонд воздержаться от продажи ОПЗ в запланированный срок (29 сентября 2009 года). 22 сентября Окружной суд рассмотрел ходатайство «ДнепрАзота» об обеспечении вышеупомянутого иска в присутствии представителей Кабмина и Фонда госимущества. В ходатайстве шла речь о принятии мер по обеспечению исковых требований, а именно - остановке действия распоряжения правительства, запрете проведения конкурса по продаже акций ОПЗ, а также недопущении участия в конкурсе российского ООО «Азот-Сервис» на том простом основании, что доля государства в уставном капитале данной компании составляет явно более 25%. Признать это имелись веские основания - в соответствии с украинским законодательством такие структуры просто не имеют права участвовать в приватизации госсобственности Украины, поскольку, участвуй они в покупке ОПЗ, вышло бы так, что завод продавали бы не частному инвестору, а непосредственно другому государству. Принимая во внимание то, что на подобном уровне «торги» осуществляются с помощью соответствующих межгосударственных договоренностей (да и вопрос - могут ли вообще проводиться подобные торги?), но никак не с помощью того же ФГИ, было справедливо потребовать от «внучки» «Газпрома» («Азот-Сервис» является «дочкой» «СИБУР Холдинга», которым владеет «Газпромбанк») «не разевать роток на чужой вершок».

В тот же день - 22 сентября - Окружной административный суд города Киева частично удовлетворил ходатайство «ДнепрАзота» и остановил действие решения ФГИ об утверждении сообщения о проведении конкурса, запретив фонду и конкурсной комиссии проводить торги и участвовать в них «Азот-Сервису». Несмотря на то что определение суда не вызывало сомнений по части юридической обоснованности, как ни странно, оно было несколько неадекватно воспринято представителями Кабмина и ФГИ - Батюк и Шарапа отказались от получения копии определения об обеспечении иска «ДнепрАзота», после чего помощник судьи составил фиксирующий данный отказ протокол. А вот что самое примечательное в этой истории, так это то, что решились на отказ представители правительства и фонда после того, как по итогам заседания позвонили своему руководству и доложили ему о ситуации.

Что же такое получается, уважаемый Дмитрий Николаевич? Выходит, вы таки видели «суслика», да только делаете вид, что он вам не знаком? Ведь не может быть такого, что о результатах такого важного судебного заседания, каким может быть сейчас заседание, посвященное отмене продажи ОПЗ, вам не доложили те, кто получил неутешительную информацию от гражданина Шарапы. При этом непонятно, зачем вам понадобилось убеждать в интервью всех о том, что о «каких-то» исках вы узнали из прессы? Неужто вам на самом деле кровь из носу нужно продать госпакет акций «Одесского припортового» россиянам?

ПОД ЧЕЙ «КОШЕЛЕК» РАБОТАЕТЕ?

В принципе, судя по тому, каким образом выписаны отдельные условия конкурса и требования к кандидатам на покупку, так оно и есть. Например, чего только стоит условие, обязующее потенциального покупателя обеспечить ОПЗ газом по ценам, корреспондируемым со стоимостью продукции завода на мировом рынке. Принимая во внимание то, что в Украине цену на газ может диктовать только одна организация, и та неукраинская («Газпром», конечно же), можно представить, под чей «кошелек» выписывалось данное требование. Кроме того, большинство потенциальных покупателей «Одесского припортового» не могут идентифицировать себя промышленным инвестором, а именно такого покупателя хотел бы ФГИ для ОПЗ. «Газпром» же подозрительно удачно вписывается и в этот приватизационный «шаблон».

Принимая во внимание тот факт, что с момента удовлетворения ходатайства «ДнепрАзота» в ведомстве Дмитрия Парфененко резко прекратила работать канцелярия, и даже курьеры не могут донести до ведома и.о. главы ФГИ итоги заседания Окружного админсуда Киева, Дмитрий Николаевич явно решил игнорировать «суслика» вплоть до даты проведения конкурса по продаже. Примечательно, что желающим донести до ведома и.о. главы ФГИ результаты судебного заседания «рекомендуют» оставить необходимые документы в некоем странном почтовом ящике, на пользование которым у ФГИ вообще нет права - «Укрпочта» не заключала с фондом соответствующий договор на размещение в его офисе ящика. Хитро придумано, что и говорить: предлагаем представителям «ДнепрАзота» бросить важные документы в самовольно «прибитый» ящик и потом делаем так, чтобы тот испарился. В случае каких-то претензий сразу можно парировать тем, что «у нас-то и на ящик какой-то прав нет - спросите в «Укрпочте». Естественно, в таком случае и документация, попавшая в мистическую коробочку, автоматически признается Парфененко «сюрреальной». А нет почты, не было, значит, и суда, стало быть - приватизации ОПЗ ничего не препятствует.

НА ЧТО НАДЕЕТСЯ ПАРФЕНЕНКО?

Дмитрию Николаевичу стоит напомнить, в соответствии с законом Украины «Об обращении граждан» и предписаниями пункта 2.3 «Порядка рассмотрения обращений граждан» ФГИ предусмотрено, что подобные послания могут передаваться желающими как по почте, так и лично сотрудникам канцелярии фонда, и те обязаны их принимать непосредственно. Так было вплоть до 22 сентября, сейчас же канцелярия будто в осадном положении. Как оказалось, по словам самих работников канцелярии ФГИ, у них указание - не принимать никаких документов. Не свидетельствует ли в таком случае происходящее в ФГИ о возврате «телефонного права»? Сейчас ведь все прямо как в старые добрые «кучмовские» времена, когда по сигналу сверху могла быть парализована деятельность любого властного структурного подразделения. В данном конкретном случае уже можно очертить структуру такой «горячей линии»: канцелярия ФГИ - Парфененко - Тимошенко. Да и действует Дмитрий Николаевич явно в самых худших традициях «приватизационного» жанра - практически так же, как в свое время Михаил Чечетов, распродававший «по звонку» госимущество направо и налево по смешным ценам.

Непонятно, на что надеется Парфененко, провоцирующий своим нынешним поведением незаконную по сути продажу крупнейшего в Украине химпредприятия. Даже если сработает его противодействие обеспечению неугодного иска и ОПЗ окажется в руках «Азот-Сервиса», начнется затяжная судебная война, которая не будет сулить ничего хорошего ни и.о. главы ФГИ, ни не менее заинтересованной в такой продаже ОПЗ премьер-министру Юлии Тимошенко. Рано или поздно все тайное становится явным. Принимая же во внимание то, что в данном случае оно изначально лежит на поверхности, Дмитрий Николаевич, пока не поздно, примите почту. Кстати, недавно президент Ющенко обратился к Парфененко с такими словами: «Вы же достаточно молодой человек, надеюсь, вы не хотите попасть в тюрьму?» Или все же хотите, Дмитрий Николаевич?

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии в Одессе для UI-дизайнера