Евгения СУПРЫЧЕВА. Фото Леонида ВАЛЕЕВА. (11 сентября 2009, 01:00)
Контрасты поселка Красное-на-Волге: На работе купаются в золоте, а живут в нищете!

Контрасты поселка Красное-на-Волге: На работе купаются в золоте, а живут в нищете!

Комментарии: 2
Наш корреспондент Женя Супрычева решила тоже покупаться в золоте.

Золото везут грузовиками

Костромской поселок Красное-на-Волге на первый взгляд сонная глухомань: дорога пустая, во дворах лишь старухи. Но это если смотреть в шесть утра. Ближе к восьми ватные провинциальные будни разрываются в хлам, в ритм. Хлопают двери сказочных  избушек (каменных домов очень мало), тысячи ног одновременно опускаются в пыль. Но колонны а-ля «советские ткачихи радостно спешат на фабрику» не получается. Во-первых, тут нет фабрики. И вообще много чего нет. В частности, молокозавода, колхоза, пекарни. Заправки - и той нет. И на кой черт все это сдалось? Ведь в поселке есть золото. Много. Селянам даже добывать его не надо - им его завозят два раза в неделю. По ухабистой дороге трясется бронированный грузовичок, груженный слитками «желтого металла». Нет, это не гуманитарная помощь местным сиротам, все для дела.

- Половину выгрузит при въезде в поселок, - говорит экскурсовод местного музея прикладного искусства Татьяна Назарова. - У нас там четыре частных ювелирных завода. Остальное разойдется по мастерским, а их не меньше шестисот.

Именно туда с утра спешат селяне. В поселке почти каждый из восьми тысяч населения - золотых дел мастер. Доходит до смешного.

- Не могу найти себе повариху, - жалуется, подавая кофе, хозяйка местной забегаловки «Золотой каньон», которая представилась Людмилой. - Одна была - и та ушла. Отправилась в настоящий золотой каньон - в мастерскую. Говорит, там больше платят.

Оказывается, здесь любая повариха, если оступилась в выборе профессии, может все повернуть вспять. Нанимается в ученики - через полгода уже работает при золоте - на подхвате. А там, глядишь, доверят пайку. Тут все паяют.

Разруха и тоска

В поселке Красное-на-Волге золото - во всех названиях, даже если это просто солярий.

В поселке Красное-на-Волге золото - во всех названиях, даже если это просто солярий.

Поселок стал золотым еще при Союзе. Тогда тут отгрохали ювелирный завод и училище (до сих пор активно выпускает мастеров). Так селяне поделились на заводчан и подпольщиков. Иногда эти качества были два в одном - днем человек вкалывал на госпроизводстве, вечером паял золотишко в подвале. До перестройки подпольщиков  выявляли и сажали. После перестройки они превратились в коммерсантов. Стали паять и сбывать открыто. Есть в центре поселка и розничные магазинчики (крохотные, желтые, похожие на открыточные). У входа - амбал в костюме. На ступеньках обычно тусуется местная молодежь, лущит семечки, пьет пиво. У их ног тем временем паркуются «Лексусы» и «Мерседесы». Селяне на них ноль внимания - привыкли. Ясное дело, прикатили любители «золотого шопинга» (едут из Ярославля, Кирова и Москвы). Теперь целый день будут шастать по мастерским и магазинам. Во-первых, они закажут эксклюзивные вещицы. Во-вторых, придирчиво осмотрят новую коллекцию. Тут все дешевле примерно вдвое.

Казалось бы, село-олигарх. В золоте должно купаться. А повсюду разруха. Вместо дороги - военная траншея. Сколько  «Тойот» и «Альфа-Ромео» на ее ухабах и рытвинах полегло! 

Питьевой воды нет. Последние лет тридцать барахлят очистные сооружения и из крана льется ржавая жижа. Потому либо качают воду с колонки на отшибе, либо покупают привозную (огромные бочки стоят вдоль дороги). Доживает свой век местная электростанция: то потухнет, то погаснет. И забыться негде - кинотеатр закрыт, нет даже сельского клуба. Автостанция, видимо, не ремонтировалась со времен Союза. Деревянный туалет на улице. Короче, «типично русский пейзаж».

Эти ребята могли бы себе выгребную яму сменить на золотой унитаз. Но «Золотари» (так местные иронично называют владельцев мастерских. - Авт.) сами-то неместные. Большинство мастерских принадлежит москвичам. Им инфраструктура села неинтересна - бывают редко.

Как говорят, из 600 мастерских легально работают всего 200. Остальные штампуют золотишко мимо официальной кассы.

Делай, как Мышкин

Если «закомшмарить» нелегальные мастерские, местный бюджет как минимум удвоится. К тому же поселок находится в зоне Золотого кольца. Поселок не распиарен - не раскупаются туры. Наверное, есть и другие способы заработать. Но администрации они малоинтересны. Эксплуатируют миф «загибается глубинка». А кто-то под шумок - вернее, под удобную застойную тишину - орудует. Вот и получается: на работе местные купаются в золоте. А живут в... сами знаете чём.

- Есть такое понятие, как «маркетинг города», - говорит руководитель проектов Института экономики города Денис Визгалов. - Основное его правило - продай родину.  Но  в  хорошем смысле. Город должен восприниматься администрацией как товар, который нужно продать: туристам, инвесторам или собственным жителям. Тот же поселок Красное-на-Волге можно было бы превратить в Мекку туризма. Надо только «раскрутить» его. Что может быть лучше - поселок золотых дел мастеров: есть и что посмотреть, и что купить! Бери бренд, придумывай имидж и продвигай! Посмотрите на Мышкин.

Заурядный городишко. Глухомань. Ни истории, ни дворцов. Десять лет назад туда заезжали чуть более шести тысяч туристов. Сейчас роятся 130 тысяч гостей. В чем сила, брат? Просто однажды администрация обнаружила, что им нечем платить за свет. Встряхнулись и стали суетиться. Сделали ставку на туристов. На последние деньги восстановили причал. Но теплоходы проходили мимо - в сторону Ярославля и Углича.

- Тогда мы стали ездить в турфирмы, - вспоминает управляющий делами администрации Мышкинского района Елена Миколова. - Буквально умоляли их заехать к нам хоть разочек - посмотреть. Все отказывались. Но пару раз у них произошел сбой в программе, и они приехали.

То-то местные оторвались. Подхватив гостей, закружили их по самопальным музеям: Музей мыши, дегустация водки, выставка валенок. Объективно: ничего выдающегося, но брали артистизмом. Туристам такое веселье пришлось по вкусу (череда церквей и мавзолеев утомляет). И понеслось...

Продай родину - получи бонус

Похожая ситуация с умирающей глубинкой и в Украине.

- А как быть, например, бывшим шахтерским городам? - спрашиваю эксперта. - Связей  нет, все  достопримечательности - заброшенные шахты.

- Так благодаря им и зародился маркетинг, - оживился Визгалов. - Правда, на Западе. В 80-х годах там случился крупный экономический спад. Такие рабочие города, как Кливленд, Чикаго, Филадельфия, Балтимор, потеряли от 50 до 80 процентов занятых в промышленности. То же самое в городах Великобритании: в Манчестере, Ливерпуле и Глазго. Безработица, налоговый вакуум. Еще немного - и социальная катастрофа. Местные власти крепко задумались: как жить дальше?

За границей удачным ходом стало привлечение штаб-квартир крупных компаний (взамен на снижение налогов и т. д.). Так зазвучал и ожил  Манчестер. Сталелитейные комбинаты и шахты немецкого Рура стали продвигать как модерновые площадки для выставок, там без конца проходят съемки. По такому пути, как уверяют эксперты, могли бы пойти и российские, и украинские промышленные города.


загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт