Виктор БАРАНЕЦ, Александр ГАМОВ (23 июля 2009)
За честь императора боролся бывший коммунист, внук белогвардейца

За честь императора боролся бывший коммунист, внук белогвардейца

Комментарии: 2
Император Николай II со своей семьей. 1913 г.

Наконец-то завершилась 15-летняя эпопея, связанная с реабилитацией царя Николая II и его ближайших родственников. Семью императора (ее вместе с государем большевики расстреляли в ночь на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге) реабилитировали в октябре 2008-го. А в начале июня этого года был реабилитирован Великий князь Михаил Александрович (расстрелян 13 июня 1918 г.) и «алапаевские узники» - Великая княгиня Елизавета, Великий князь Сергей и князья императорской крови Иоанн, Константин и Игорь, они живыми были сброшены в уральские шахты летом 1918-го, а также княгиня Елена, которая не была казнена.

В Генпрокуратуре России делами о реабилитации руководил начальник Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Олег АНКУДИНОВ. С ним встретились наши корреспонденты.

ИМПЕРАТОР В ЮРИДИЧЕСКОМ ТУПИКЕ

- Олег Тимофеевич, почему для реабилитации императора и его семьи потребовались долгие годы, а на реабилитацию Великого князя Михаила Александровича, младшего брата царя, ушло всего несколько месяцев? 

- Одна из первых настоящих реабилитаций касалась четырех Великих князей. Она была в 99-м году. И там у нас никаких проблем не было: для этого имелись все необходимые правовые возможности. Ведь применение репрессий основывалось на приговоре ВЧК.

Затем со стороны Императорского дома были обращения к нам по поводу реабилитации самого императора. А мы и хотели бы, но не находили достаточных юридических оснований. Потому что конкретные правовые акты отсутствовали!

- И как же решался вопрос?

- Было проведено расследование уголовного дела, всех обстоятельств гибели императора. Мы пытались найти для этого какие-то документальные решения, на основе которых был вынесен приговор о расстреле. А решения большевиков никакого не было по этому поводу. Ну как царя реабилитировать даже по формальным соображениям? 

- Но причину казни хотя бы формально можно было объяснить?

- Ясно, что его убили не из хулиганских побуждений. Это всем понятно. Понятно и то, что людьми, которые его убили, руководили классовые или еще какие-то подобные мотивы. Короче, процесс реабилитации протекал довольно вяло. С большим трудом дело дошло до суда. Надо ведь было как-то разрулить эту ситуацию. Вот мы и обратились в Верховный суд. Точнее, в его Коллегию. Она согласилась с нами, что если нет соответствующей правовой основы, то решение принять невозможно. И дело перешло в высшую судебную инстанцию - Президиум Верховного суда. И он эту ситуацию разрешил. Он создал некую правовую конструкцию, сформулировал и благополучно разрешил ее.

- И в чем же был секрет фокуса?

- Никаких фокусов. Президиум исходил из самого факта расстрела и его подоплеки - идейной, смысловой и т. п. Этот вывод и вывел проблему из правового тупика. 

- По поводу последней реабилитации есть какие-то документы?

- Безусловно. Есть документальные доказательства, что Михаил Романов и его секретарь Джонсон в ночь на 13 июня 1918 года были похищены группой вооруженных людей и расстреляны в Пермской губернии. То есть подверглись репрессии. А в законе на сей счет есть соответствующее положение. Оно и позволило принять решение о реабилитации.

Олег Анкудинов даже в Генпрокуратуре никому не рассказывал о своем происхождении. А журналистам «КП» открылся...

Олег Анкудинов даже в Генпрокуратуре никому не рассказывал о своем происхождении. А журналистам «КП» открылся...


НЕБЕЗГРЕШНЫЙ СВЯТОЙ 

- Реабилитация императора Николая II и его ближайших родственников вызвала неоднозначную реакцию в российском обществе. Были голоса «за», были «против». А как вы лично относитесь ко всему этому процессу? 

- По-человечески мне не очень понятна необходимость этой реабилитации. Разве люди, которые были подвергнуты репрессиям, в чем-то повинны? Они стали жертвами преступлений. В чем их реабилитировать? 

Обращались к нам и церковные служащие, которые расценивали эту реабилитацию очень иронично... 

- Почему?

- Они считают так: если церковь императора Николая II канонизировала, зачем нужна еще и реабилитация? Мол, это то же самое, если бы кому-то в голову пришла идея реабилитировать Иисуса Христа...

- И все же есть противники реабилитации. Они и сейчас напоминают, что император был далеко не безгрешным...

- Да, к нам по этому поводу были обращения типа: «Императора ведь не зря называли Кровавым! Он сколько горя принес!» И расстрел 1905 года, Ленский расстрел вспомнили, и трагедию на Ходынке...

- Вы держали горы архивных документов. Что вас больше всего впечатлило, заинтересовало, обожгло?

- Когда начинаешь эти дела листать, читать... Какие глубины там видишь! Какие судьбы! Насколько велика мощь машины, которая перемалывала миллионы и миллионы! Конечно, впечатление производило. Кстати, вот те места, где был расстрелян Великий князь Михаил, мне хорошо знакомы - я там вырос…

«РОС В КОЛОНИИ, ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ»

- Вы тоже были репрессированы?

- Я не репрессированный. Я сын репрессированных родителей.

- Вы в лагере родились?

- Да, я там родился. Но это была колония-поселение. В Соликамске Пермской области.

- Какие у вас детские воспоминания?

- Почему-то забор мне видится из белых тесаных досок... И у забора сугроб снега наметен. Вышку помню... Колючую проволоку.

- А за что репрессировали ваших родителей?

- Дело в том, что, как рассказывали родители, и мой дед, и братья мамы, и братья папы воевали на стороне Колчака. (У них в доме останавливался руководитель белочехов.) Все они погибли. А мой будущий отец в Гражданскую был совсем молоденький - ему было 15 лет. Но его тоже пару раз пытались расстрелять.

- Красные?

- Ну, в общем, красные.

- А у вас не было проблем, когда вы в вузе учились или в КПСС вступали?

- В партию я вступил в 32 года. Особых проблем не было.

- В парторганах знали, что вы из белогвардейцев?

- А черт его знает! Может, и знали...

- Но ведь в анкете надо было указать свое происхождение.

- Как-то у меня не было такой проблемы. Ничего на этот счет не требовалось доказывать. И потом, скрывать в Пермской области вряд ли от кого-то и надо. Каждый второй такой был. Это ГУЛАГ.

- А реабилитацией своей семьи вы не занимались?

- Нет. А зачем? Единственное - исключительно из любопытства я попытался найти хоть какие-то бумаги по поводу репрессий, примененных к моим родителям. Нашел в одном из архивов несколько листочков: подвергнуть ссылке... 

- А руководству прокуратуры известно о вашем происхождении? Что вы из белогвардейцев...

- Я не из белогвардейцев. Как сказал Чарли Чаплин, правда, по другому поводу: «Не имею чести принадлежать к этому сословию».

- Адвокаты Императорского дома знают о вашем истинном происхождении?

- Вряд ли. Я с вами случайно проговорился об этом... И зачем, черт знает!

- У вас было особое отношение к этим делам, учитывая ваше прошлое?

- Нет. Особого отношения не было.

- Вот сейчас у вас есть ощущение исполненного долга? И перед своими родственниками тоже...

- Они, наверное, воевали за свою жизнь. За ту, которая их устраивала.

- Дело о реабилитации можно считать законченным?

- Да, этот процесс, по сути, закончился. В связи с тем, что нет архивных дел. Перебрали все. Если что-то и появляется, то это уже как некая находка археологического характера. А что касается моих личных впечатлений, то я бы не сказал, что это принесло какое-то необыкновенное удовлетворение... Я к этому по-своему отношусь. Это работа, которая была на нас возложена как на орган. И мы ее исполнили. 

А испытывать некие возвышенные чувства - с чего? Мы, реабилитируя, никого не оживляем.

- А вы сейчас за красных или за белых?

- Ни за тех, ни за других. Я считаю, что в Гражданской войне - это как в урагане: правых и виноватых нет. Нет и все!

Фото Марины ВОЛОСЕВИЧ и из архива «КП»

ИЗ АРХИВА ГЕНПРОКУРАТУРЫ

«Я расстрелял Романова, а теперь безработный»

В одной из папок «Дела Романовых» мы обнаружили письмо, адресованное в газету «Правда», с пометкой: «Ищу правды». Вот некоторые выдержки. Они, на наш взгляд, не требуют никаких комментариев...

«Я, член партии ВКП(б) с 1918 года и участник расстрела Великого князя Михаила Романова в ночь с 11 на 12 июня 1918 года... В расстреле принимал участие первым - (фамилия неразборчива. - Авт.) и я, Новоселов Иосиф Георгиевич. Больше участия никто не принимал... Пусть эти тов. (то есть товарищи, конкретные имена в письме не приводятся. - Ред.) чужими историческими подвигами не пользуются, а совершают их сами... Я, отдав все для советского строительства, потеряв свое здоровье, в настоящее время живу одиннадцатый месяц совершенно безработным, выкинут на произвол судьбы...

Прошу поместить мою статью в газете, если только я имею пред собою исторические подвиги, то, наверное, кто-нибудь подтвердит мое прошлое революционное...

Село Кресты Шадринского района Уральской области. 3 августа 1928 года».

ЗВОНОК В МАДРИД

Глава Императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна: «Господин Анкудинов не из наших. Колчак не воевал за монархию»

- Ваше Императорское Величество, является ли для вас новостью тот факт, что господин Анкудинов «из ваших» - он потомок белогвардейцев?

- Для нас это если и новость, то, во всяком случае, не сенсационного свойства. И вопрос ваш в основе своей некорректный. Нельзя сказать, что белые - это наши. Некоторые белогвардейцы, может быть, не столь кровожадно, как красные, но тоже относились так же отрицательно к Императорскому дому. 

- Но родственники господина Анкудинова, Ваше Императорское Величество, участвовали в Гражданской войне на стороне самого Колчака!

- А Колчак воевал не за монархию, а за какой-то свой идеал России. Кстати, господин Анкудинов отказывал в реабилитации, ссылаясь на несуществующие правовые нормы и игнорируя доказательства. Поэтому его происхождение никоим образом не может компенсировать эти действия.

- А Великого князя Михаила Александровича кто реабилитировал? Генпрокуратура!

Великая княгиня Мария Владимировна надеется, что служителей государя тоже реабилитируют.
Великая княгиня Мария Владимировна надеется, что служителей государя тоже реабилитируют.

- Я рада, что нам здесь не пришлось прибегать к судебному разбирательству. 

- Вот видите, Ваше Императорское Величество!

- Очень обрадовало и то, что по инициативе Генпрокуратуры реабилитированы некоторые служители. 

- Будете ли вы еще обращаться по поводу реабилитации служителей?

- Если такие заявления не поступят от их родных, то да, я буду просить реабилитировать доктора Боткина, повара Харитонова, лакея Труппа, камер-фрау Демидову, которые были расстреляны в подвале Ипатьевского дома... А всего речь может идти об 11 служителях, в том числе и о тех, кто также последовал за императорской семьей, но был насильственно разлучен в мае 1918 года с государем, а затем расстрелян.

- Что бы вы хотели передать господину Анкудинову, который, возможно, будет заниматься и этими делами?

- Мы надеемся, что независимо от происхождения представители прокуратуры будут действовать в строгом соответствии с действующим законодательством, с исторической правдой и справедливостью.

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 56

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт