Приемный отец объяснил, зачем снимал раны Глеба на видео Комментарии: 14

«ЛЕГКИЙ ВРЕД ЗДОРОВЬЮ»

Прокуратура Московской области наконец-то обнародовала результаты судебно-медицинской экспертизы побоев 4-летнего Глеба Агеева. Напомним, 20 марта он в тяжелом состоянии попал в реанимацию детской больницы им. Сперанского (все подробности этой шокирующей истории - на нашем сайте kp.ua).

И вот наконец эксперты объявили: ребенка систематически била приемная мать.

- В отношении матери предъявлено обвинение по статье 115 «умышленное причинение легкого вреда здоровью», - сообщила «КП» представитель областной прокуратуры Елена Россохина.

27 марта прокуратура уже возбуждала уголовное дело по статье 116 «побои». Но теперь статья «смягчена».  Вышло, что страшные гематомы, ожоги, ссадины, выбитые зубы и поврежденные половые органы малыша (это констатировали врачи больницы им. Сперанского) - всего лишь... «легкий вред здоровью». Странно, почему малыш тогда оказался в реанимации? До какого же состояния надо было довести ребенка, чтобы, по мнению экспертов, вред здоровью оказался «тяжелым»?!

КАК НАКАЖУТ АГЕЕВЫХ

Кроме того, обоим приемным родителям Глеба предъявлено обвинение по статье 156 «жестокое обращение с несовершеннолетним».

Закон предусматривает наказание в виде штрафа до 40 тысяч рублей (около 8 тысяч гривен) либо ограничение свободы до трех лет. За избиение приемного сына Лариса Агеева и вовсе может отделаться смешным штрафом (от 5 до 10 тысяч рублей). Максимум, что ей грозит, - арест на четыре месяца.

- К сожалению, санкции статьи за жестокое обращение с детьми ничтожны, - признает начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Прокуратуры Московской области Людмила Дьячковская. - И если закон не пересмотрят, с каждым годом пострадавших детей будет все больше.

ЭКСПЕРТИЗУ ПРОВЕЛИ ЧЕРЕЗ 10 ДНЕЙ

Напомним, в больницу им. Сперанского Глеба доставили в пятницу, 20 марта. На следующий день туда же приехали дознаватели инспекции по делам несовершеннолетних города Видное. Но врачи не разрешили им даже посмотреть на избитого мальчика, так как он был в реанимации. И дознаватели спокойно уехали из больницы. Хотя по идее уголовное дело должны было возбудить еще в тот же день, 21 марта. Ведь есть лечащие врачи, которые обязаны были дать показания о состоянии Глеба.

Тем не менее дело завели... аж 27 марта! И то под нажимом СМИ.

- Наши сотрудники действовали в соответствии с законодательством, - оправдывались представители прокуратуры на экстренном заседании Общественной палаты в понедельник. - А у нас на возбуждение дела есть по закону 10 дней.

К сожалению, правоохранительные органы даже в ситуации с покалеченным ребенком действовали в своем фирменном стиле. К примеру, только спустя 10 дней после ЧП была проведена судмедэкспертиза. А результаты ее обнародовали еще позже...

Этот снимок медики сделали 20 марта, когда Глеба привезли в больницу. Почти все тело мальчика покрыто ссадинами и синяками.

Этот снимок медики сделали 20 марта, когда Глеба привезли в больницу. Почти все тело мальчика покрыто ссадинами и синяками.

«ДЕТИ НОСЯТСЯ ПО КОРИДОРАМ»

Если суд примет все доводы следователей и решит, что Глебу и его двухлетней сестренке Полине не место в этой семье, то малышей вернут в тот же приют, откуда их год назад забрали супруги Агеевы.

Пока дети находятся под присмотром врачей Морозовской больницы в Москве. У Глеба постепенно сходят синяки и заживают ожоги, с обоими детишками работают психологи.

- Малыши чувствуют себя хорошо, играют, носятся по коридорам, - поделились с «Комсомолкой» медики Морозовской больницы. - Приемных родителей к ним велено не пускать.

КОММЕНТАРИЙ МЕДИКА

- Снимать травмы ребенка на видео, но не показать малыша врачам - это родительская безалаберность, - уверена врач-педиатр Надежда Завгородняя. - В таком возрасте любые травмы (а в этом случае мальчик, видимо, сильно ударился головой) должны в обязательном порядке обследоваться медиками. Даже самый безобидный удар может обернуться серьезными осложнениями. И тогда никакие документальные съемки  врачам точно не помогут.

ДОСЛОВНО

Антон АГЕЕВ: «Меня бес попутал...»

Мы дозвонились до приемного отца Глеба.

- Антон, как вы отреагировали на обвинения прокуратуры?

- Пока продолжается расследование, не хочу это комментировать.

- Следователи провели в вашем доме обыски. Изъяли фото и видео, на которых изображен избитый Глеб. Это вы снимали?

- Да. Но это было еще в феврале. 13 февраля я с детьми после ужина гулял возле дома, мы снег убирали. Дети полезли на собачью будку и так заигрались, что маленькая девочка толкнула мальчика, и он на моих глазах упал с будки. Причем не просто упал, но и еще сильно поранился о лист металла, которым был накрыт край собачьей будки. Ну упал и упал. Кровь, конечно, пошла, но благо много снега, и мы им остановили кровь. Ощупали: голова целая, руки, ноги целые - все вроде нормально, только шишка на голове... Покушали и уложили спать. А с утра мы встали и ужаснулись его физиономии. Мы понимали, что в принципе ничего страшного и мальчик чувствует себя нормально... Я думаю: сниму-ка я его на всякий случай на фото и видео. Мало ли... Будут осложнения - покажу доктору, как было. Ну вот такая бредовая мысль пришла. Что называется, бес попутал... В больницу мы тогда не обратились, а про съемку забыли.

- А через месяц Глеб снова сам покалечился?

- Обжегся горячим чайником, побежал и упал с лестницы... У Глеба какая-то социальная незащищенность, что ли.  Есть категория детей, которые падают на руки, а есть такая, кто не успевает подставлять руки. К ним  относится и Глеб...

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Бесправнее собаки

Антон ЮЛАЕВ

 Когда я читаю истории об избитых или зверски замученных детях, почему-то всегда вспоминаю борцов за права животных. Тех самых, которые устраивают истерики в Интернете по поводу отстрела бродячих собак. Или тех, которые организуют акции протеста против убийства бельков - детенышей тюленей. В их выступлениях всегда столько искренней боли, столько праведной ярости... И главное - к ним прислушиваются. Собак теперь не отстреливают, а стерилизуют, забой бельков запрещен, людей, жестоко обращающихся с животными, судят и клеймят позором. Короче, гуманизм торжествует.

Нет, мне тоже, конечно, жалко и щенков, и котят, и птичек. Но судьба человеческих детенышей меня волнует гораздо больше. Поэтому мне интересно: куда смотрели соседи, когда еще год назад видели сестру Глеба Полину, расхаживающую по двору с фингалом? Почему они молчали в середине февраля, когда лицо маленького Глеба было похоже на свиную отбивную? Ну ладно бы соседи.

Но почему сотрудники прокуратуры, узнав об избиении, не проявили особого рвения, в результате чего уголовное дело завели лишь через неделю после трагедии? Где были органы опеки и зачем вообще они нужны, если не для того, чтобы постоянно (хотя бы в первое время) следить за ситуацией в семьях с приемными детьми? Ведь всем этим людям в отличие от интернет-борцов за права животных за их работу платят деньги.

Но пока, как видно, у энтузиастов добиваться своего получается лучше, чем у специально назначенных государством людей. А у маленьких детей прав на безопасность, любовь и жизнь пока что меньше, чем у собак?

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт