Андрей БАРАНОВ (22 декабря 2007)
«Я эти 8 лет работал, как раб на галерах»

«Я эти 8 лет работал, как раб на галерах»

Комментарии: 2
Этот титул ему присвоил американский журнал «Тайм».
 
По давней традиции влиятельный американский еженедельник «Тайм» в своем последнем декабрьском номере определяет самую яркую персону уходящего года. На этот раз эксперты журнала поставили на первую строчку в рейтинге Владимира Путина - «за укрепление стабильности и повышение роли России в мире». «Во внутренней политике российский президент обеспечил свое политическое будущее, а во внешней - расширил влияние на положение дел на международной арене, пусть и не всегда благотворное», - вынес свой вердикт «Тайм».
 
Журнал «Тайм» подчеркивает, что «Человек года» - это не почетное звание и не подтверждение заслуг. Это просто признание того, каков мир и каковы люди и силы, меняющие его... Путин  сделал многое для того, чтобы Россия снова обрела важное положение в мире». А исполнительный редактор «Тайм» Ричард Штенгель отметил, что российского президента выделяет среди других политиков равнодушие к тому, что думают о нем другие. «В нем нет шарма, - пишет Штенгель. - А есть чистая сила и чистая сила воли».
 
А вот в прошлом декабре «Тайм» не стал обращаться к VIP-персонам и назвал «Человеком года» пользователя Интернета (на обложке так и написали: «Человек года: Вы»).
 
Из наших соотечественников за последние четверть века лишь Михаил Горбачев дважды поднимался на первое место в этом рейтинге - в 1987 году и в 1989-м, когда его выбрали «Человеком десятилетия».
 
 
 
 
«Я эти 8 лет работал, как раб на галерах»
 
Став «Человеком года» по версии журнала «Тайм», Владимир Путин дал этому изданию интервью. Оно стало откровением не только о годах президентства, но и о том, как экс-разведчик прошел путь до лидера нации. Вот о чем, в частности, сказал Путин:
 
О желании остаться во власти
 
- Можно было бы так думать, если бы я действительно или изменил российскую Конституцию под самого себя - под себя, любимого, - и, допустим, убрал бы ограничение по срокам, или изменил бы конституционные полномочия между правительством и президентом...
 
Я считаю, что и то, и другое недопустимо и вредно для России.
 
О «национальном лидере»
 
- Я и сейчас стараюсь, честно говоря, об этом не думать, потому что, на мой взгляд, когда человек только начинает считать себя каким-то исключительным, вождем, каким-то особым лидером, он начинает утрачивать чувство реальности. Я же себя не называл никаким национальным лидером - это другие сделали...
 
Я думаю, что это не административная и даже не политическая категория. Она не определяется количеством телефонных аппаратов на служебном столе: это моральная категория, и основа ее - доверие народа.
 
Об оппозиции
 
- Как вы думаете, почему господин Каспаров при задержании говорил на английском языке, а не на русском, вам в голову это не приходило? Я думаю, прежде всего потому, что весь его запал был обращен не к собственному народу, а к западной аудитории. Человека, который работает на аудиторию другой страны, в своей собственной стране никогда не назовут политическим деятелем...
 
Вы посмотрите результаты выборов - 0,9 процента, они и одного процента не набрали. Как это может беспокоить? В политическом плане нет никаких беспокойств. Дело ведь совершенно не в этом! Дело в том, что я смотрю на это как на инструмент иностранных государств для вмешательства во внутриполитические дела России.
 


 

О России как сверхдержаве
 
- Советский Союз хотел быть лидером в мировой коммунистической революции. Это было большой ошибкой. Мы бы не хотели повторять этих ошибок в будущем. Мы не хотим никем командовать, мы не хотим быть никакой супердержавой, которая доминирует и навязывает свои решения. Но мы хотим, чтобы у нас было достаточно сил, чтобы защитить себя, свои интересы и чтобы выстроить такие добрые отношения и с нашими соседями, и с основными партнерами, чтобы эти партнеры были заинтересованы в развитии и укреплении Российской Федерации. Сделать это можно только на основе консолидации самого российского общества и на основе роста ее экономических возможностей. Вот это и будет нашей задачей. И если мы ее решим, то достойное место России в мире обеспечено.
 
О вступлении в НАТО
 
- Я не сказал бы, что НАТО - это смердящий труп «холодной войны». Но это, безусловно, то, что досталось нам из прошлого...
 
Россия не собирается вступать в военно-политические блоки, чтобы ограничивать свой суверенитет. Но мы хотим иметь добрые отношения не только с США, а со всеми странами, в том числе - членами НАТО.
 
О борьбе с коррупцией
 
- Плохо. Мы плохо решаем этот вопрос и плохо контролируем ситуацию в этой сфере. В переходной экономике, да еще и в условиях перестройки политической системы, конечно, решать такие вопросы сложнее, потому что у нас, к сожалению, нет соответствующей реакции гражданского общества на это...
 
Вы сказали, что некоторые люди обогатились за счет коррупции. Значит, вы знаете, кто и как. Напишите заявление в прокуратуру. Я вас очень об этом прошу. Буду вам очень благодарен.
 
О вере в Бога
 
- У меня Библия лежит в самолете. И икона там есть, она такая своеобразная, вышитая. Если я летаю далеко, есть возможность почитать Библию. По моему глубокому убеждению, моральные ценности, без которых не может жить ни все человечество, ни конкретный человек, не могут быть никакими другими, кроме религиозных.
 
О везении с ценами на нефть
 
- Везет дуракам, а мы работаем с утра до ночи. Да, есть положительные внешнеэкономические факторы, но давайте вспомним: и во времена СССР цены на нефть и газ тоже взлетали до небес, а результата не было, просто тупо закупали ширпотреб за границей и сюда завозили.
 
У нас другая экономическая политика. Наша задача сегодня не только в том, чтобы дырки в земле сверлить, газ и нефть добывать и продавать их по дорогой цене, - наша задача в диверсификации экономики и придании ей инновационного характера.
 
О мифе, что «разведчик всегда остается разведчиком»
 
- Да врут все. Мы все живые люди. Конечно, что-то остается из прежнего опыта, чем-то мы пользуемся в сегодняшней жизни, что-то исчезает... Я вам расскажу совсем интимную вещь о работе спецслужб... Я всегда, работая с людьми, сотрудничавшими с советской разведкой, думал, что, кроме всего прочего, этот человек лучше меня хотя бы потому, что я не рискую так, как он. Одно это заставляло меня относиться к этим людям с большим уважением. Мне кажется, что люди это чувствовали, у меня были хорошие, очень добрые отношения с теми, с кем я работал. Это уважение к партнеру мне кажется очень важным и в политике.
 
О том, как стал президентом
 
- Я приехал в Москву в 1996 году, у меня не было каких-то больших связей, на которые я мог опереться. Я поехал в Москву, потому что человек, с которым я работал в Петербурге, господин Собчак, проиграл выборы - у меня просто не было там возможности трудоустроиться. Меня бы там нигде не взяли на работу.
 
Как  дорос до президента?
 
Сам удивляюсь... Мы с Ельциным разговаривали на этот счет несколько раз. Первый раз, когда он мне предложил, я ответил отказом. Во-первых, я понимал, в каком состоянии находится страна. Во-вторых, для меня это было совершенно неожиданно. Я ему сказал, что я не знаю... Это же было сразу после дефолта 1998 года. Я ему сказал, что это очень тяжелая судьба, я не уверен, готов я к этому или нет. Но Ельцин настаивал, он сказал: «Мы вернемся еще к этому разговору, я вас прошу не говорить «нет». Я говорю: «Ну хорошо, мы поговорим еще об этом».
 
О Ельцине и Горбачеве
 
- Я считаю, что и Ельцин, и Горбачев все-таки сделали то, что я, наверное, не смог бы сделать: они сделали шаг к разрушению системы, которую российский народ уже не мог выносить. Я не уверен, что смог бы решиться на это. Горбачев сделал первый шаг, а Ельцин завершил этот переход - я считаю, исторический, очень важный для России. Они - и прежде всего Ельцин, конечно, - дали России свободу: это абсолютно безусловное историческое завоевание эпохи Ельцина.
 
О свободном времени
 
- У меня нет свободного времени. Я занимаюсь спортом, хожу очень редко в театр. Жена меня вытаскивает, я люблю послушать музыку - популярную классическую, легкую музыку. Это Брамс, Рахманинов, Чайковский, Моцарт, Шуберт, Лист - такие красивые вещи. Каждый день часа два занимаюсь спортом. Как правило, утром, но бывает, что график меняется. И работаю, больше ничего.
 
Об Интернете
 
- Мне очень-очень стыдно, но я ничем этим не пользуюсь. Я даже телефоном не пользуюсь: у меня все делают сотрудники моего аппарата. Но они делают это блестяще, я им очень завидую.
 
О чувстве вождя
 
- Я себя не почувствовал, я и сейчас себя не чувствую. Я чувствую себя такой рабочей лошадью, которая везет какую-то телегу, нагруженную тяжелым грузом...
 
Я действительно все эти 8 лет работал здесь по-честному, действительно как раб на галерах, каждый день. И я вижу, конечно, что кто-то, может быть, этого и не понимает так, как я это чувствую. Значит, я не смог донести до этих людей; значит, работал меньше, чем мог бы еще работать.
 
 
УДИВИЛИ!
 
Журналисты «Тайма» по крайней мере дважды поразили Путина. Первый - когда они заявили, что ВВП родился в 1946 году. Президент вынужден был их поправить: на свет он появился в 1952-м. И второй - когда собеседники поинтересовались, как складываются отношения Путина с Ельциным. «Господин Ельцин умер, как вы знаете, - мягко сказал Путин. «Извините», - ответствовали американцы...
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа семейный психолог Одесса