Наталья АМИРХАНЯН, Надежда ШОСТАК, Юрий ЗИНЕНКО («КП» - Харьков») (13 мая 2011)
Люся и Харьков: взаимная любовь  с привкусом обиды

Люся и Харьков: взаимная любовь с привкусом обиды

Во время последнего концерта в родном Харькове, 2010 г.

Любительница устраивать домашние концерты для папы, очень талантливая прогульщица музкласса и много позже - дама в черном, приезжавшая инкогнито в родную школу на ул. Рымарской... Такой Людмилу Марковну помнят в Харькове, где она родилась и, как говорила, прожила «огромную 17-летнюю жизнь»...

В детсаду называли «Музкомедией»

Харьковчанка Элла Варшавская вместе с Люсей ходила в детский сад, затем семь лет проучились в одном классе музшколы. 

- Наша воспитательница Люсю называла «Музкомедией». Она была непоседой и уже тогда выделялась среди детей музыкальной одаренностью, - рассказала нам Варшавская.

Во время войны семья Эллы уехала в эвакуацию - в Сибирь, а Людмила Гурченко с матерью осталась в Харькове и пережила две оккупации города немцами. Встретились однокашницы через пять лет - в музыкальной школе № 1 им. Бетховена.

- Когда оглашали списки зачисленных, ко мне подошла худощавая симпатичная девчушка и говорит: «Ты меня не помнишь? Я же Люся Гурченко, мы с тобой в одну группу в садике ходили». Люсе тогда было почти 11 лет, а мне - 10, - вспоминает Элла Абрамовна. - Мы обе попали к замечательному педагогу Матильде Тафт. Учительница Люсю обожала. Она часто пропускала «музыкалку», и если бы не Матильда Владимировна, ее наверняка исключили бы из школы - директор несколько раз пытался это сделать. А вот на сцене Люся всегда чувствовала себя как рыба в воде - ни волнений, ни переживаний. На выпускном экзамене даже заставила плакать всех присутствующих. Пела патриотическую песню о войне. Голос у Гурченко был великолепный. Матильда Владимировна мечтала, чтобы ее любимица стала певицей. Даже написала запрос в московское музучилище. Накануне выпускного пришел ответ, что они готовы принять юное дарование, вот только Люся карьере певицы предпочла актерскую...

Людмила Гурченко укатила в Москву в 1953-м, а в 1954-м произошла последняя встреча с Варшавской, после которой их отношения окончательно прервались.

- В августе 1954-го мы столкнулись в троллейбусе. Люся тогда перешла на второй курс, а я поступала в консерваторию, - рассказывает Элла Абрамовна. - Мы бросились навстречу. Она тогда была еще очень скромной. Я ей радостно сказала: «Люся, я тебя видела в киноэпизодах!» А она приложила указательный палец к губам: молчи, мол, чтобы люди не узнали. Ей было неловко, наверное. С тех пор мы не общались. Потом она в корне изменилась... Ее уже нет, поэтому я не хочу об этом говорить...

Люся (вторая слева) с подружками в детсаду.
Люся (вторая слева) с подружками в детсаду.

Обижалась сорок лет

На заре карьеры актриса крепко обиделась на родной город. 

- Насколько я знаю, в какой-то из харьковских газет ее назвали выскочкой - плохо отозвались о ней в духе того времени, - говорит Константин Шердиц, бывший начальник управления культуры Харьковской мэрии. - Она очень переживала. Когда-то даже призналась, что в Прибалтике попала в больницу, лежала и думала: «Неужели так и умру, не побывав в Харькове?» Не могла жить без родного города. Поэтому инкогнито приезжала, ходила на Клочковскую, 38, где жила в детстве, гуляла по улицам, стараясь, чтобы ее не узнали...

И все же примирение с родным Харьковом далось непросто.

Константин Шердиц до сих пор помнит, как волновался, первый раз набирая номер Гурченко в Москве. Тогда, в 1995 году, в Харькове решили создать Международный клуб земляков. Естественно, на собрание решили пригласить и Гурченко, а Константину Константиновичу выпала эта миссия.

- Я позвонил, представился, засвидетельствовал глубокое уважение. А она говорит: «Да бросьте этот пафос! Сорок лет Харьков про меня не вспоминал, теперь вспомнил». Я столько доброго наговорил. Сказал, что уже страна другая, все изменилось… Она послушала и дала надежду: «У меня спектакль. Звоните». И повесила трубку...

После того звонка было еще много телефонных переговоров, и звезда постепенно оттаивала. В конце концов целая делегация харьковчан отправилась в Москву. Заранее выяснив, что актриса не пьет и не курит, земляки привезли ей в подарок самовар. Соригинальничали и в выборе букета - узнали у продавцов ближайшего к дому Гурченко цветочного магазина, что Людмила Марковна любит полевые цветы.

В итоге 23 августа 1996 года - в День города - Людмила Марковна приехала в Харьков. И с тех пор стала регулярно бывать на родине.

- В 2000-м она устроила нам настоящий сюрприз! - вспоминает Александра Зуб, директор Харьковской гимназии №6, где более полувека назад училась Гурченко. - Открываю я дверь кабинета и вижу, что по коридору школы гуляет Гурченко в черном костюме! Я даже растерялась от неожиданности...

Людмила (справа) с учителями музыкальной школы (в центре - Матильда Тафт). Слева - подруга детства Элла Варшавская.
Людмила (справа) с учителями музыкальной школы (в центре - Матильда Тафт). Слева - подруга детства Элла Варшавская.

Последний раз - проездом

Однако теплые отношения с городом снова были испорчены в 2006-м - из-за пресловутого памятника актрисе, который вначале сделали, а потом не нашли ему места. Актриса переварила и эту обиду. И в 2010-м Людмила Марковна приехала снова на День города и даже выступила на праздничном концерте на центральной площади Свободы. 

Последний раз в родном городе Гурченко была проездом - осенью 2010-го.

- Мы сидели в гостинице, разговаривали, - вспоминает последнюю встречу с Гурченко Константин Шердиц. - Она вспоминала папу, военный Харьков, голод, как она уехала в Москву... А потом как-то с грустью в глазах сказала: «Я же понимаю, что перспективы уже нет. Что дальше все хуже и хуже»… Она была просто скрючена болезнью - руки и ноги, но не сдавалась...

Памятник Людмиле Гурченко в Харькове до сих пор не поставили. Только сейчас, после смерти звезды, городские власти стали всерьез обсуждать идею, как увековечить землячку: причем среди предложений - не только установка скульптуры, но и переименование улицы. Жаль, что она об этом уже не узнает…

Фото из личных архивов Эллы ВАРШАВСКОЙ и Константина ШЕРДИЦА. 

КСТАТИ 

Назвали в честь героини американского боевика

Гурченко вспоминала семейную историю. Ее отец, Марк Гаврилович, отправив жену Елену Александровну в роддом, пошел успокаивать нервы в кино. И попал на американский боевик «Акулы Нью-Йорка». Главного героя звали Алан, а его возлюбленную - Люси. После сеанса Марк прибежал в роддом и передал жене записку (далее орфография сохранена): «Лель! Детка моя! Если в меня будить орел, назовем Алан. Если девычка, хай будить Люси». Имя Люси в советском загсе регистрировать отказались и предложили альтернативу - Людмила, Люся. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

 Брага  -  Шахтер : ждем рекорд
"Брага" - "Шахтер": ждем рекорд 496

В случае сегодняшней победы в Португалии украинский клуб может впервые в истории набрать максимум очков в групповом этапе еврокубка.