Анастасия ПЛЕШАКОВА (26 апреля 2011)
Сын Михаила Козакова Кирилл ищет деньги на похороны отца

Сын Михаила Козакова Кирилл ищет деньги на похороны отца

Комментарии: 10
Михаил Михайлович и Кирилл были очень близки - и очень похожи друг на друга внешне.

Пару месяцев назад «Комсомолка» первая написала о болезни Михаила Козакова - и не из желания получить дополнительные рейтинг и популярность. Ситуация была действительно драматической.

Когда израильские врачи поставили Козакову фатальный диагноз - неоперабельный рак легкого 4-й стадии, его экс-жены, вместо того чтобы примириться, стали друг друга обвинять в недостойном поведении. Началась возня из-за московской квартиры, завещания - хотя человек был еще жив и надеялся на выздоровление. Мы побоялись, что междоусобица жен приведет к тому, что забудут о самом Козакове. Что при большом количестве родственников он окажется кем-то вроде покинутого детьми короля Лира (кстати, эту роль он играл на сцене и особенно любил). Но израильские родственники актера убеждали нас, что «все под контролем», Михаил Михайлович окружен любовью и вниманием.

А пару недель назад нам позвонили врачи медицинского центра «Тель-Ха-Шомер» («Шиба»), одной из лучших многопрофильных больниц Израиля. Требования к врачам там высочайшие. Среди персонала - много приезжих из бывшего Советского Союза. Неудивительно, что врачи и медсестры Козакова узнали и стали его навещать. «Михал Михалыч (он требовал, чтобы его называли именно так. - Ред.), мы ваши поклонницы», - признавались медсестры. На что не утративший чувства юмора Козаков отвечал: «Милые девушки, это уже неактуально». 

29 марта Козакова перевели в терапевтическое отделение больницы. До этого лечили в онкологии. После курса химиотерапии Козаков был очень слаб. Лежал он в двухместной палате, где вместе с ним находился то один, то другой пациент. Причем это были люди, родившиеся и выросшие в Израиле, к ним постоянно приходили родные, друзья, близкие… А Козаков, казалось, все больше проводил время в одиночестве. Не то чтобы стакан воды некому было подать - в Израиле, слава богу, действительно хорошая медицина и добросовестные врачи, - но… 

Как гражданина Израиля, Козакова лечили совершенно бесплатно. Однако услуги сиделки - это частные расходы. Если родные собственными силами не могут обеспечить уход, принято нанимать обслугу (это, как правило, гастарбайтеры из Индии или с Филиппин). Они могут и подушку поправить больному, и поменять пижаму… Живут они в палате со своими подопечными, спят на стульях - это не возбраняется. И платят им родственники. Как мы поняли, у Козакова сиделки не было. Почему? Возможно, из-за его независимого характера - просто он не хотел видеть рядом с собой чужих людей...

В Израиле у него двое детей - Михаил и Зоя - и бывшая жена Анна Ямпольская. Сын служит в армии обороны Израиля. Его отпускали со службы навещать отца. Врачи рекомендовали Михаилу Михайловичу прогулки хотя бы по больничным коридорам. При его плохом зрении без чужой помощи это было трудно - да и вообще не было сил. Но когда приходил Миша, он папу «выгуливал». Навещали его и дочь Зоя, и экс-жена Анна, но у одной - учеба, у другой - работа… По утрам Козаков обычно бывал один. Поэтому нам в какой-то момент и позвонили из израильской больницы: «Почему народный любимец так одинок, что, у него нет друзей, близких?»

Мы не хотим никого обвинять. Это просто впечатление. Но вот именно таким оно сложилось. 

- Хотелось ему чем-то помочь, - рассказала нам одна из медсестер (она просила не называть своего имени. - Ред.). - Может, бульон приготовить или что-то по его вкусу? Он почти ничего не ел. Ему нужно было усиленное питание, домашняя, а не больничная еда. У нас он только просил пить и жаловался: «Что вы в меня вливаете, такая сухость во рту после вашего лекарства?!»

1991 год. Козаков уезжает на ПМЖ в Израиль (на поезде, потому что путь его лежал через Прибалтику). Потом он вернется в Россию, но именно в Израиле, который так и не смог по-настоящему полюбить, в конце концов встретит смерть.
1991 год. Козаков уезжает на ПМЖ в Израиль (на поезде, потому что путь его лежал через Прибалтику). Потом он вернется в Россию, но именно в Израиле, который так и не смог по-настоящему полюбить, в конце концов встретит смерть.

Врачи с самого начала понимали, что Козаков безнадежен. При его форме и стадии рака шансов на выздоровление не было. После очередного обследования выяснилось - пошли метастазы. Но при хорошем уходе людей тянут, можно продлить дни и улучшить качество жизни. Помогают и психологический настрой, и забота близких... И почему-то кажется, что, если бы бывшие жены - Надя и Аня - договорились о мире в интересах Козакова и Надя приехала бы за ним ухаживать, Михал Михалыч еще бы пожил.

Как нам сказали в израильской клинике, умер Козаков в пятницу утром. Накануне он был бодрым и говорил, что хорошо себя чувствует.

В Израиле, стране с очень крепкими религиозными традициями, принято хоронить покойников в день смерти, особенно если человек умер в первой половине дня. Через месяц ставят памятник. Кремация не приветствуется. Однако все это касается иудаизма, а Козаков по вероисповеданию был не иудеем, а христианином и хотел, чтобы его похоронили в Москве рядом с могилой отца на Введенском кладбище. Сейчас старший сын Козакова Кирилл делает все возможное, чтобы выполнить его волю. И поскольку речь идет о великом русском актере, это, наверное, не только частное дело семьи: ничто не мешает подключиться государству.

Козаков в кругу семьи - с Анной Ямпольской и детьми Мишей и Зоей. Это архивная фотография: сегодня Мише уже 22 года.
Козаков в кругу семьи - с Анной Ямпольской и детьми Мишей и Зоей. Это архивная фотография: сегодня Мише уже 22 года.

Фото Алексея БЕЛЯНЧЕВА, ИТАР - ТАСС и FOTOBANK. 

ВОСПОМИНАНИЯ ДРУГА 

Олег Басилашвили: «Я уговаривал Мишу сделать операцию в Америке. Он отказался» 

Раиса МУРАШКИНА

- Я говорил с Мишей совсем недавно. Недели две тому назад, - вздохнул Олег Валерианович, когда мы ему позвонили. -  Он лежал в больнице. Был очень слаб. Жаловался на здоровье. Но в конце сказал: «Я борюсь изо всех сил!» А потом я пытался с ним связаться еще раз. Но ни он, ни его жена Анечка не подходили к телефону. Я понял, положение плохое. 

Во время нашего последнего разговора я ему сказал: «Миша, помнишь артиста Михаила Данилова? У него тоже была опухоль в легком с метастазами в почке. Он в США сделал операцию. На реанимацию тогда Борис Николаевич Ельцин дал свои личные деньги. Данилова это спасло. Он прожил еще около пяти лет. Мишка, я знаю, как найти в Бостоне доктора Аткинса, того самого, который делал операцию Данилову! Может, попробуем?» Миша отказался. Сказал: «Не стоит. Здесь, в Израиле, хорошие врачи. Я делаю все что могу. Стараюсь изо всех сил...» Уговорить Мишу не получилось.

А сегодня рука сама набрала его номер. Я словно почувствовал что-то. «Миша два часа назад умер», - в слезах рассказала мне Анечка.

Что говорить, Миша Козаков помер... Мы с ним вместе шли по жизни. С 1952 года дружны. Когда стали студентами замечательной в то время студии МХАТ. Вместе делали этюды, валяли дурака, ухаживали, любили, ссорились, мирились. Все как полагается в юном возрасте. И с той поры Миша Козаков всегда был рядом. Хотя мы работали в разных городах и в разных театрах. Это был широко эрудированный, образованнейший гражданин нашей страны. Он знал наизусть множество стихов Пушкина, Бродского, Мандельштама. У Миши были замечательные концерты, характерные роли, созданные им в разных театрах - от «Современника» до Театра Моссовета, где он играл Короля Лира и Шейлока в «Венецианском купце».

Козаков был прекрасным режиссером, который поставил замечательные спектакли на телевидении. Снял кино «Покровские ворота». Козаков был человеком ищущим. В трудные времена он покинул страну. Когда у всех работников театра опустились руки, Миша не сдался. Он поехал в Израиль и стал там работать. На иврите играл «Чайку». Потом вернулся сюда. И у него опять прилив новых сил! Это человек, с которым мне всегда было интересно. 

Уход Козакова - еще одна брешь. Невосполнимая потеря. Наш мир состоит из людей, близких нам. И самое трагичное, что их остается все меньше и меньше... 

МНЕНИЕ ВРАЧА 

Онколог Виктор Сагайдачный: «При этой форме и стадии рака шансов у него не было»

- К сожалению, спасти Михаила Михайловича было вряд ли возможно. Рак легкого в четвертой стадии является, увы, неоперабельным и необратимым состоянием. Узнал он об онкологии поздно, как и многие раковые больные. Ведь рак легких до появления метастазов практически не дает специфических симптомов. Боли появляются, как правило, когда проблема зашла уже слишком далеко. Бывает кашель, ощущение тяжести в груди... Но ведь он же курил много, так что на такие сигналы мог и не обратить внимания.

В общем, при той форме и стадии рака, что были у Козакова, шансов на выздоровление практически не было - ни в Израиле, ни у нас, ни где-то еще на земле. Медики давно заметили, что чем старше пациент, тем медленнее у него развиваются некоторые формы рака. Но о каком-то спонтанном выздоровлении речь идти не может. При таком состоянии, как у Козакова, продлить дни и хоть немного улучшить качество жизни пациента могут достойные условия, общеукрепляющие процедуры, хороший психологический настрой, мир в душе и... Господь Бог. Никакое «альтернативное», «суперновейшее» лечение уже ощутимого результата бы не дало. Увы, это фантазии. 

МНЕНИЕ СВЯЩЕННИКА 

Иерей Дмитрий Каспаров: «Он умер в самый скорбный день года»

- Дату смерти, как и дату рождения, человек не выбирает сам. И каждому отмерено свое время. Михаил Михайлович Козаков умер в Страстную пятницу, самый скорбный день в году. День, когда состоялся суд и смерть Господа нашего Иисуса Христа. Уход в это время, безусловно, особенный для христианина. Умереть вместе со Христом в один день - это вместе с ним претерпеть все жизненные страдания и вместе с ним воскреснуть. Это хороший знак... 

Козаков с последней женой - Надеждой Седовой. В прошлом году они развелись, и Михаил Михайлович вернулся к предыдущей супруге Анне Ямпольской.
Козаков с последней женой - Надеждой Седовой. В прошлом году они развелись, и Михаил Михайлович вернулся к предыдущей супруге Анне Ямпольской.

А В ЭТО ВРЕМЯ 

Сын Козакова ищет деньги на похороны 

Наталия МАРГИЕВА

Старший сын Козакова Кирилл уже прибыл в Тель-Авив. Когда мы позвонили ему вечером в субботу, он решал организационные вопросы, связанные с похоронами. 

- Пока не могу сказать что-то конкрентное. Я улаживаю все проблемы. Дело в том, что сегодня суббота, Шаббат, - день, в который иудеям предписано воздерживаться от работы. Все закрыто. Кроме того, уже неделю идет празднование Песах, еврейской Пасхи, - сообщил «Комсомолке» Кирилл.

А последняя жена Козакова Надежда Седова рассказала: 

- Мы встречались с Кириллом, я отдала ему ключи от московской квартиры Михаила Михайловича. Кирилл очень переживает потерю отца, они были очень дружны, и Кирилл удивительно на него похож. Он рассказал мне, что в последний раз навещал отца в марте. Михаила Михайловича к тому времени уже перевезли из дома престарелых в израильскую больницу «Тель-Ха-Шомер». Условия там были хорошие, да и лечение было бесплатным, поскольку вступила в силу страховка. Кирилл мне сказал, что отцу в последние месяцы стало лучше, наметилась положительная динамика. Никто не ожидал, что Миша уйдет от нас так скоро...

Кирилл поделился со мной, что есть сложности. Нет денег на похороны Михаила Михайловича. Насколько мне известно, четвертая жена Михаила Михайловича Анна Ямпольская сама отказалась заниматься организацией похорон. Сказала, что у нее нет таких денег. У Кирилла тоже таких денег нет. Вчера он искал финансовую помощь среди друзей Михаила Михайловича. Мы с ним вспомнили, что у Козакова на сберегательной книжке осталась значительная сумма, но снять мы ее не можем до тех пор, пока не решится вопрос с наследством (напомним: все свое имущество и авторские права на свои работы Михаил Козаков оставил 15-летней дочери Зое, которая живет в Израиле с мамой Анной Ямпольской и братом Мишей. - Прим. авт.).

Тогда Кирилл позвонил в Театр Моссовета, где служил отец. Ему сказали, что деньги на похороны они перечислили на банковскую карточку Михаила Михайловича. Мол, у Ани Ямпольской есть пин-код, пусть она снимет эту сумму. Но Аня сказала, что ничего не знает, что денег у нее нет. Неужели у Михаила Михайловича нет влиятельных поклонников, которые помогут детям Козакова достойно похоронить отца?.. Но спасибо российскому консульству, которое обещало оказать помощь в перевозке тела Михаила Михайловича. Мир все-таки не без добрых людей. 

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА 

Безымянная высота 

Стас ТЫРКИН

Господь упас меня от просмотра кинокартины «Любовь-морковь-3», в которой Козаков сыграл свою последнюю кинороль, но подозреваю, что она - лучшее, что есть в этом произведении. Это был актер-глыба, актер-космос, который самым своим присутствием мог аннигилировать вредные выбросы в атмосферу многих своих режиссеров. Часто он был настолько выше того, в чем участвовал, что это было почти саморазоблачительно - для его работодателей. К человеку с его породой, статью, культурой, иронией и интеллектом, лучше и убедительнее всех других читавшему со сцены Пушкина и Бродского, просто не липли реплики из этих сценариев. 

С режиссерами у нас, между прочим, туго не только сейчас. Вероятно, именно по этой причине прирожденный актер Козаков (на рассвете судьба подарила ему работу с Михаилом Роммом над «Убийством на улице Данте» и «Девятью днями одного года», а потом, как водится, обманула) начал снимать сам. В режиссерской профессии он проявил себя очень достойно. Не пытался производить «блокбастеры» для большого экрана, а нашел себе нишу в телекино - уникальном культурном учреждении, канувшем в Лету вместе с СССР. Для телевидения он снял несколько прекрасных и скромных картин, в которых сошлись две стихии Козакова - театр и литература. «Безымянная звезда», «Если верить Лопотухину», «Визит дамы» и, наконец, растасканный на цитаты абсолютный хит «Покровские ворота».

Он умел средствами телекино прочитать не самые легкие в постановке пьесы, на основе интеллигентной драматургии творить народные шлягеры. Умел снайперски точно подбирать актерский ансамбль - не только из готовых знаменитостей, но из безымянных звезд, обретавших свои громкие имена только после работы с ним. Среди таковых не только Инна Ульянова и Анатолий Равикович (они же Маргарита Павловна и Хоботов в «Покровских воротах»), но и сам Олег Меньшиков, сыгравший, по горячему убеждению многих, свою лучшую роль именно у Козакова, который умел точно и сочно работать с избранными им актерами. Все эти умения, и всегда-то бывшие на вес золота, совсем скоро окончательно испарятся - хорошо еще, что нам в том или ином виде удавалось видеть их воплощенными.

Тяжело понимать, кого мы теряем. Еще тяжелее осознавать, с кем мы остаемся. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт