Татьяна Догилева: «Михаил Козаков называл меня предательницей»

Татьяна Догилева: «Михаил Козаков называл меня предательницей»

Комментарии: 6
Татьяну Догилеву и Михаила Козакова помимо «Покровских ворот» связывают несколько лет личных отношений
Татьяну Догилеву и Михаила Козакова помимо «Покровских ворот» связывают несколько лет личных отношений, в которых было все - и общие успехи, и ссоры, и окончательный разрыв.
 
Поэтому и взгляд у Догилевой на Козакова довольно трезвый - но не становящийся от этого менее любящим.
 
- Мы с Козаковым впервые встретились в ГИТИСе, - вспоминает Татьяна Анатольевна. - Я была студенткой второго курса, а он пытался в это время там преподавать. Конечно, к тому времени я его знала и боготворила. «Человек-амфибия» ведь был фильмом моего дества, причем мне в этой картине всегда нравился не положительный Коренев, а отрицательный Козаков. Он был таким ярким, харизматичным... Михаил Михайлович меня заметил в Институте, и вдруг сразу после начала съемок «Покровских ворот» вызвал меня к себе. Сказал тоном не терпящим возражений: «Роль в моем фильме будешь играть ты, так как Ира Муравьева отказалась!» На съемках он создал атмосферу всеобщей любви и обожания. Он все время приглашал нас в гости, где тогдашняя его жена Регина нас поила, кормила и показывала фильмы с Робертом Де Ниро - Козаков был одним из немногих обладателей видеомагнитофона в то время. И мне уже тогда казалось непонятным, откуда у этого потрясающего мужчины столько энергии - он выкладывался на съемочной площадке, затем устраивал посиделки с нами, а потом он мог еще и читать стихи до двух часов ночи. И у этой энергии были и плюсы, и минусы. Он, например, до последнего мог упорствовать в своей неправоте.
 
- Как складывались ваши отношения после успеха «Покровских ворот»?
 
- Я несколько лет играла в спектакле «Невероятный сеанс», где он был режиссером и исполнителем главной роли. У спектакля был грандиозный успех, мы объездили с ним весь мир. И чего только за это время между нами не произошло! И мне доставалось, и ему... Кончилось все тем, что я ушла из спектакля, за что сразу была названа предательницей. Ушла я из-за того, что он был очень буйным. Тогда он был уже женат на Анне Ямпольской, и она была продюсером этого спектакля. И это был несколько итальянский домашний театр - с ссорами, раздорами, криками. Анна никогда не была человеком театральным и, кажется, всегда не понимала и ненавидела артистов, они для нее были только источником дохода. На сложнейшие гастроли в Германию она взяла двоих детей, и они вчетвером все жили в одном номере. Представляете - режиссер, исполнитель главной роли, немолодой уже человек не мог нигде отдохнуть. Бывало, выходили мы на ранний завтрак, а он уже сидел и плакал. На труппе, как вы понимаете, это не могло не отразиться. Доставалось всем - и Ане в том числе. Но самое страшное начиналось, когда он выпивал. Его друзья говорили, что он и в трезвом состоянии такой, как будто в нем 200 грамм сидит. А уж когда он выпивал, начинался шекспировский ужас и кошмар. Мы со временем, конечно, притерлись и знали, как себя вести - в такие моменты главным было не встретиться с ним взглядом.
 
- У Козакова была слава сердцееда. А каким он был в отношениях с женщинами?
 
- Я знаю только двух его жен. Регина ему преданно служила. Она следила за его здоровьем, за его рубашками, он всегда был хорошо одет и гладко выбрит. Она, конечно, следила и за тем, чтобы он был трезв. И это, конечно, были его лучшие времена - именно тогда он снял свои самые заметные фильмы. Он был на невероятном жизненном и творческом подъеме. Но я, если честно, не представляю, как с ним можно было жить. Он вообще требует полного растворения другого человека в себе. Чтобы женщина забыла о детях, о работе и служила только ему. Аня оказалась очень хорошей матерью, и она не понимала, почему нужно смотреть его передачу по телевизору, а не кормить маленького ребенка - а именно этого он и требовал. Ей тяжело жилось. Она же чуть не умерла от жизни с ним. Ей поставили страшный диагноз, и все считали, что ее дни сочтены. А потом она уехала от него в Израиль, где сразу же выздоровела, я сама была свидетелем этой истории. У нее были анализы умирающего человека, а через полгода после того, как он от Козакова уехала, вдруг все стало хорошо. И она кричала врачам: «Я не верю, это не мои анализы! Давайте проверим еще раз!» А ей сказали: «Так бывает, если человек избавляется от очень сильного стресса».
 
- Вы после того, как ушли из спектакля, общались с Козаковым?
 
- Только если очень коротко и случайно. Но я не устану говорить, что он очень много значит в моей судьбе, С таким характером он для меня как родственник. Когда стало известно о его страшной болезни, все его знакомые хотели позвонить ему, поддержать. Но его сын Кирилл всех попросил не беспокоить его...
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт