Директор харьковской музшколы несколько раз порывался выгнать ученицу Гурченко

Директор харьковской музшколы несколько раз порывался выгнать ученицу Гурченко

Людмила Гурченко в музыкальной школе. На фото — в верхнем ряду справа.
Вначале они воспитывались в одной группе детского сада, а затем семь лет проучились в одном классе музыкальной школы. В 2005 году «Комсомолка» стала первой газетой, с которой Элла Абрамовна поделилась воспоминаниями о детских годах Гурченко
 
В детсаду Люсю называли «Музкомедией»
 
- Из детского сада мало воспоминаний. Мы же тогда совсем крохами были, - рассказывала Элла Абрамовна. - Наша воспитательница Люсю называла «Музкомедией». Она была непоседой. Занять игрушками, как других детей, этого ребенка было невозможно. Стоило воспитательнице на минутку отвернуться, как Люся убегала в другие группы. Уже тогда она выделялась среди других детей музыкальной одаренностью.
 
На одном из детских утренников Гурченко пела украинскую песню «Ой, казала мені мати». Копируя певиц, пятилетняя Люся так заламывала руки, что в зале все рыдали от смеха. Кстати, тогда я аккомпанировала ей на фортепиано.
 
Вначале войны отца Эллы забрали на фронт, а семья Варшавских уехала в Сибирь, поэтому о жизни Гурченко в тот период однокласснице ничего не известно. Встретились Люся и Элла спустя пять лет в музыкальной школе.
 
Ей всегда доставались сливки
 
- После войны я поступила в музыкальную школу № 1 им. Бетховена. Хотела учиться по классу фортепиано, а зачислили меня в класс пения. Когда оглашали списки, ко мне подошла худощавая, симпатичная девчушка и говорит: «Ты меня не помнишь? Я же Люся Гурченко, мы с тобой в одну группу в садике ходили». Люсе тогда было почти 11 лет, а мне — 10, - вспоминает Элла Абрамовна. - Оказалось, нас зачислили в один класс. Попали к замечательному педагогу Матильде Тафт. Учительница Люсю обожала, была ей, как мать. Иногда обедом накормит, иногда к домой себе заберет после уроков. У Люси родители всегда были на концертных площадках (мама у нее работала массовиком-затейником, папа — баянистом). Она часто пропускала «музыкалку», ей и это с рук сходило. И если бы не Матильда Владимировна, ее наверняка исключили бы из школы, директор несколько раз пытался это сделать.
 
Училась она хорошо. У нее был звонкий голос и большой диапазон (около трех октав). Да и сама она была очень артистичной и яркой. Нам частенько приходилось выступать на различных мероприятиях в агитпунктах, в школе — везде Люся производила фурор. Правда, и репертуар у нее был отменный. Гурченко ведь всегда доставались сливки. К примеру, популярную в то время «Колыбельную Светланы», которая позже прозвучит в кинофильме «Гусарская баллада», позволили петь только ей.
 
На экзамене Гурченко заставила рыдать всех
 
Несмотря на дружбу, в гости друг к другу одноклассницы не ходили, не принято было. Элле Абрамовне в доме Гурченко довелось побывать только один раз. Говорит, что обитель будущей звезды ничем особо не выделялась. Жили, как и все, скромно.
 
- Одевались мы тогда тоже скромно, да и внимания на это никто не обращал. Думали больше о том, как прокормиться, - вспоминала Элла Варшавская. - Люся всегда была веселая, улыбчивая, любила быть в центре внимания. На сцене чувствовала себя, как рыба в воде, ни волнений тебе, ни переживаний. На выпускном экзамене она заставили плакать всех присутствующих. Пела патриотическую песню о войне, но так пела, что невозможно было сдержать слезы. Голос у Гурченко был великолепный. Матильда Владимировна мечтала, чтобы ее любимица стала певицей. Даже начала хлопотать об этом — написала запрос в московское музучилище. Накануне выпускного пришел ответ, что они готовы принять юное дарование, вот только Люся карьере певицы предпочла актерскую.
 
Как стать звездой?
 
- Через год после окончания школы я случайно встретила Гурченко в троллейбусе. Как сейчас помню — она была в легком сарафанчике и блузке с пышными рукавами и сияла от счастья. На тот момент она уже снималась в эпизодах, и я ее видела в этих ролях. Когда похвалила ее, она жутко засмущалась. Тогда я и подумать не могла, что спустя время Люся так высоко будет задирать свой носик, - рассказала Варшавская.
 
Это была ее последняя встреча с Людмилой Марковной. После того о достижениях одноклассницы она узнавала лишь из фильмов, в которых снималась актриса, из газет.
- Когда весь Харьков был увешан афишами премьерного показа «Карнавальной ночи» и концерта Людмилы Гурченко, в репертуаре самой Люси кроме песен «Пять минут» и «Хорошее настроение» ничего не было, - утверждает однокашница. - Спасала ситуацию все та же Матильда Владимировна. Она сделала ей концертную программу из двух отделений. Люся с успехом дала концерты, уехала в Москву и больше к своей наставнице даже не звонила. Учительницу это очень огорчало.
 
Фото из архива Эллы ВАРШАВСКОЙ.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт