Мария РЕМИЗОВА (24 февраля 2011, 10:41)
Отрывки из дневника брата Пугачевой: Я плакал от непонимания и предательства!

Отрывки из дневника брата Пугачевой:"Я плакал от непонимания и предательства!"

Комментарии: 12
Алла Пугачева с братом Евгением. Фото из архива "КП".

23 февраля Алла Пугачева простилась на Кузьминском кладбище со своим младшим братом, 60-летним полковником запаса Евгением Борисовичем.

Пугачев ушел из жизни после операции на сердце. В последние годы здоровье Евгения Борисовича подорвалось, по его словам, из-за несчастной любви.

Гражданская жена брата Пугачевой, 35-летняя Люба ушла его и по рассказам Евгения Борисовича прихватила с собой крупную сумму денег, которые предназначались на лечение его  младшего сына   Владика.

О своей печальной истории Евгений Борисович рассказал "Комсомолке" в прошлом году. Он сам позвонил в редакции со словами:"У меня случилось личное горе, хочу, чтобы вы напечатали мою историю,чтобы ваши читатели, глядя на меня, не попались бы в такие же сети...Что тут скажешь, влюбился как мальчишка..."

Тогда Евгений Борисович передал в редакцию отрывки из своего рукописного дневника.

Мол, хочу, чтобы у вас остались эти записи, напечатаете их когда-нибудь. Дескать, писал этот дневник вечерами, когда от тоски и горечи от предательства любимого человека не знал куда деваться...

К сожалению, повод для этой публикации грустный, Евгения Борисовича уже с нами нет.

И в память о нем мы публикуем сегодня отрывки из его дневника. Эту историю любви, которая закончилась,увы, слишком трагично. Сердце настоящего полковника не выдержало...  

Из дневника Евгения Пугачева:"Семь лет назад бывший водитель моей сестры Аллы Пугачевой Анатолий Батинов работал в салоне красоты на улице Короленко.

По рассказам Батинова, к ним пришла работать массажисткой девочка из Воронежа, скромная и добрая.

Ее звали Люба. Характер-то у нее был вспыльчивый. В свое время она работала в Воронеже в наркодиспансере и один придурок-наркоман толкнул ее и она ударилась головой об стену, долго была без сознания, но ее спасли, правда в голове у нее появилась опухоль, которая периодически ее тревожила ( потом это подтвердил и папа Любы - Виктор Сергеевич).

Все это отражалось на ее работе-болела спина, болела левая рука.

Платили ей немного, а хотелось большего, поэтому у нее происходили конфликты с директором салона Галей. В итоге, ни с кем не согласовав, она ушла в отпуск, ну, и конечно, ее за это уволили. А жить-то на что-то надо было. Она попросила Батинова познакомить ее с каким-нибудь порядочным человеком, который бы ей помогал.
Батинов познакомил Любу со мной...

Прежде всего я помог Любе оформить регистрацию в Москве, так как в те времена без нее никуда не устроишься, а пока она была без работы, всячески помогал ей. Вообще-то я считал, что главное для нее-устроиться на работу. Ну, куда в Москве без работы?

Но она решила немного по-другому. Люба сказала, что очень устала и ей надо отдохнуть -съездить в Турцию. Просила занять денег на путевку.

Занять всего на два месяца. Но у меня таких денег при себе не оказалось, поэтому я занял их у моего друга Германа Соловьева, заверив, что человек занимает порядочный, через 2-3 месяца их вернет. Он, конечно, не отказал.

Провела она отпуск неплохо ( судя по фотографиям, в обществе какого-то турка). Правда, долг отдать забыла, да и не собиралась.

Отдых закончился, но вопрос с работой надо было как-то решать. Я решил привести ее в гости к еще одному моему другу - Анатолию Григорьевичу Утыльеву-бывшему начальнику факультета журналистики. У него периодически собирались солидные люди-банкиры, финансисты, предприниматели, шоу-мэны. Я надеялся, что кто-нибудь из них ей поможет.

Когда я привел ее к Утыльеву, Люба стала себя вести с моими друзьями довольно фривольно. Она почему-то решила, что с нами можно держаться на равных, да и пила столько же. Утыльеву пришлось помогать мне усаживать ее в машину. Сам-то я не пью.

И с работой у Любы были сложности - сразу на руководящую должность  ее не брали, образования-то нет.

С дипломом медсестры было проще-можно было устроить ее в элитную клинику, но ее это не устраивало-дежурства, да и зарплата маленькая.

Евгений Борисович со своей гражданской женой Любой. Фото из архива Евгения Пугачева.
Евгений Борисович со своей гражданской женой Любой. Фото из архива Евгения Пугачева.

Предлагали устроить на учебу или на курсу для подготовки к банковской или экономической деятельности. Но учиться она наотрез отказалась, говоря, что ей уже 30 лет и учиться поздно ( странно, но 30 лет - самое время познавать азы финансов и бизнеса).

Но тем не менее она умудрилась потихоньку у всех присутствующих за столом у Утыльева занять деньги.

Друзья мне потом сказали:"Женя, ты наш друг, наши двери для тебя всегда открыты, но, пожалуйста, уже без Любы!"

Но ей повезло. Еще в Турции она познакомилась с девушкой Олей, которая работала в магазине испанской одежды. И стала Люба с дипломом медсестры работать в Химках простым продавцом.

Ну и зарплата соответственная - мизерная.

Но дело в том, что ее родственники уехали на ПМЖ в  в Германию и оставили ей квартиру в Измайлово при условии, что она будет ухаживать за престарелой бабушкой Кларой Лейбовной, проживающей у Курского вокзала: кормить ее, убираться. Поверьте, работать в Химках, готовить еду, потом утро или вечером ехать на Курскую кормить старушку, убирать за ней - это тяжелый труд.

Знаете, я отдавал ей должное и всячески помогал ей, возил и на работу и сработы в любое время, чтобы она все успевала.

Пришла тяжелая минута - Клара Лейбовна умерла. Странно, но где были все подруги и родственники? Хоронили старушку только Люба, Лена (сестра Любы, прилетевшая из Германии) и я. Вот такая семья у нас образовалась. К этому времени я познакомился с родителями Любы и Лены- Валентиной Михайловной и Виктором Сергеевичем - прекрасными, добрыми, гостеприимными, настоящими, как в таких случаях говорят, русскими людьми.

Люба - очень работоспособный человек. Диплом медсестры не мешал ей заниматься тяжелой работой:разгружать ящики, развешивать одежду, собирать после работы с пола и снова развешивать вещи.

К вечеру конечно все это сказывалось на ее здоровье: у нее снова стала болеть спина, начали отекать ноги. Но начальство это заметило и ее перевели в такой же магазин одежды, но уже на Тверской. И уже на должность старшего продавца.

Но впереди еще перспектива-помощник менеджера, но для этого надо знать английский язык. Это уже другая история. Я изучал английский язык, владею им довольно прилично и думал, что по возможности помогу Любе. Она нанимала трех репетиторов, я составлял ей перечень наиболее частых оборотов речи для облегчения общения.

Но за три года, кроме "i am fine" у нее в голове так ничего и не отложилось.

Ну, бывает так, что язык просто не дается, недоступен. Как сказала Люба нашей общей подруге Вере:"Мне просто лень учить язык".

На этом все и закончилось.

Я ее успокаивал:"Повышай производственную квалификацию и тебя заметят".

Так и случилось. Она стала помощником менеджера.

И тут с ней произошли изменения.Это называется вещизм. Я ее спрашиваю:"Люба, куда ты носишь каждый день вещи сумками?"

Она мне отвечала на это:"А как же я могу ходить на работу каждый день в одном и том же?"

Пришлось купить еще один шкаф.

А тут, как назло, ее начальник купил машину.

"Да, как он мог на свою зарплату купить машину?!" - восклицала Люба.

И зародилась у нее идея - тоже купить машину.

На ее счастье ее повысили и назначили директором маленького магазинчика в одном торговом центре.

...Я спросил как-то ее подругу Валю: "Валь! Что с Любой происходит?"

А она мне отвечает: "Долгое время она была под крылышком у мамы, а теперь выпорхнула в Москву, а здесь деньги нужны, потому и жадность появилась".

...А раз появились деньги, то начались частые походы после работы в кафе, после которых мне звонили, чтобы я помог ей добраться домой.

Приходилось садиться в машину и ехать забирать Любашку из ресторана.

В июле мне пришлось лечь в госпиталь  , а в это же время из Германии приехали хозяева квартиры.

Люба приехала ко мне и попросила временно у меня пожить.

Я, естественно, дал ей ключи, тем более, что она навещала меня в госпитале, за что я ей очень благодарен. Конечно, посещению в госпитале, надо отдать должное, приятно ведь чувствовать, что тебя не забывают.

Вернувшись из госпиталя, был приятно удивлен порядку и чистоте в квартире, но вот чувствовалась какая-то нервозность со стороны Любы.

7 июля у ее подруги Оксаны из Воронежа был день рождения. И она очень активно начала собираться к отъезду. Да и хозяева ее квартиры были готовы уехать к себе в Германию.

Однажды, придя домой, ни ее, ни ее вещей я не обнаружил. Консъержка сказала, что она заказала такси и уехала. Ну, уехала и уехала, перед отъездом мы тепло попрощались, я передал привет родителям и общим знакомым. Потом были звонки из Воронежа, как дела, то да се, положи деньги на телефон.

В общем, все как всегда. А потом, по приезду она пропала, на звонки не отвечала или бросала трубку.

Я решил навести дома порядок и сначала обнаружил отсутствие конверта с очень для меня дорогими, нужными и уникальными фотографиями. Я не понял этого жеста и большого внимания этому не придал. Затем у меня появились кое-какие сомнения. Но каково же было мое удивление, когда я обнаружил пропажу крупной суммы денег ( 150 тысяч рублей).

Хотя, подумал я, может деньги понадобились, с кем не бывает.

При встрече выясню...Но связаться по телефону и поговорить не удавалось. Да ладно, думаю, приеду к ней в выходной и все выясним.

Пришел, двер открыл полуголый парень, что-то медленно жующий.

- Че надо-то?-спросил он у меня.

- Да Любу, - ответил я.

- А  Любка на работе, - сказал спокойно парень. -Вечером будет.

- Странно, почему Любка, а не Люба?-подумал я.

- А Ольга Ароновна ( хозяйка квартиры) где?-понинтересовался я у парня.

- Ольга в Германии, теперь я здесь живу. А чего надо-то?-спросил он меня, обдав чесночно-перечным перегаром.

- Да теперь уже ничего..-вздохнул я.

- А чего Любке-то передать? Она вечером будет.

- Передайте , что бывший сосед приходил. Я вышел из подъезда и подумал:"Ну, Москва, берегись, воронежская диаспора размножается!"

Я шел к машине и думал, ну как такая добра, честная, отзывчивая, душевная женщина превратилась  в обычную приезжую торговку?

А при встрече я хотел спросить только одно:

"Люба, ну, зачем ты это сделала?"

Я сел за руль, завел двигатель и  даже не почувствовал  как по щекам потекли слезы. Не слезы обиды, нет, слезы непонимания от обмана и предательства...

И еще у нее было маленькое хобби-она любила обманывать. Причем, это нельзя назвать пороком- это происходило порой непроизвольно, ей нравилось делать это; Я, конечно, это замечал, но не придавал этому значения, пока, правда, это не перешло этические границы.

А по щекам моим все текли слезы. И все-таки это были не слезы обиды, а слезы жалости к этому, в общем-то, хорошему человеку, ведь во всем, что она достигла есть и моя далеко немаленькая заслуга...

 

 

 
 
 
 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа бухгалтера-экономиста в Харькове