ФИНАГИНА Елена, ЛАЗЕБНАЯ Наталья (2 июня 2011, 18:03)
Ольга Кабо: «Я счастлива в браке, счастлива в профессии, счастлива в жизни»

Ольга Кабо: «Я счастлива в браке, счастлива в профессии, счастлива в жизни»

Фото РАЧКОВСКОГО Дмитрия

Наталья: - Раскройте секрет - как Вам удается так хорошо выглядеть?

- То, что дала тебе природа надо холить и лелеять. А я просто счастливый обладатель прекрасных родителей. Они генетически наградили меня теми качествами, которые во мне есть. И потом у меня работа – постоянные перелеты, съемки, танцы, спектакли и многое другое – захочешь выйти из формы, и ничего не получится.

Елена: - Вы придерживаетесь каких-то диет?

- Нет.

Наташа: - Вы приехали в Донецк со спектаклем «Мастер и Маргарита». Нет ли у Вас суеверий и предрассудков по отношению к этому произведению?

- Знаете, суеверному человеку нужно сразу отказываться от актерской профессии, потому что в каждой роли есть какая-то чертовщинка. Да и вообще быть лицедеем – это грех. Раньше актеров, лицедеев даже хоронили за пределами кладбища. А если великие писатели пишут такие прекрасные произведения, режиссеры ставят, а зрители рукоплещут, значит актеру осталось только донести суть произведения. Я хочу сказать, что в каждой женщине и так есть чертовщинка! Потому что когда, например, нас доводят до исступления, то ради любимых людей мы готовы на все! Ведьминское начало - оно не физиологическое. Оно существует на каком-то высоком духовном уровне.

Ирина: - Отчасти ради того, чтобы это почувствовать Вы участвуете в этом спектакле? Ведь можно так сказать, что спектакль сам по себе не модный.

- А что, по-вашему, модный спектакль?

Ирина: - Всякие шумные антрепризы…

- Шумные антрепризы чаще всего – комедия положений. И такие спектакли, будь они более кассовыми и громкими, никак нельзя сравнивать с драматургией Булгакова, ибо это классика на века. У нас был тур по шести городам Украины и везде на этом спектакле были аншлаги. Мы не могли даже посадить в зале наших родственников, друзей… Только вот в Донецке может быть был не полный зал. Я вижу, как залы нас принимают. В тишине даже слышны всхлипывания. Ведь всем хорошо знакома история любви мужчины и женщины. И при этом ни одна женщина не думает о дьявольском начале, она просто верит в эту любовь и понимает, что своими руками, своей душой, своей верой она может сотворить чудеса.

Татьяна: - Вы говорили о том, что Вы, как жена успешного бизнесмена отныне можете себе позволить выбирать роли, чем вы руководствуетесь? Каким должен быть сценарий, что бы Вы в нем сыграли?

- Первый раз со спектаклем «Мастер и Маргарита» я вышла в 2003 году. Это была премьера. Я была первой Маргаритой этого проекта, а Виктор Авилов был первым Воландом. Тогда было такое время, что антреприза равнялась халтуре, поэтому я была удивлена, когда мне предложили в нем играть. Я приехала в Луганск, где мы неделю репетировали. Так вот мы с Авиловым по сути перестроили весь спектакль, сделали все по-своему. И спектакль живет уже 8 лет. Мы проехали с ним всю Россию, Украину, Германию, Канаду. И он будет жить еще долго. Потому что история любви. Ведь только о любви можно так долго говорить. И я выбрала именно этот проект, потому что мне очень понравился материал. Когда Владимир Бортко начал подготовку к одноименному фильму, у нас как раз был расцвет нашего проекта – мы приехали из Израиля, где играли спектакль в Иерусалиме. Это ощущение, что мы играем в месте, где происходили все эти события, делало нас буквально наэлектризованными! Ведь мы, по сути, находились в эпицентре событий. И кто бы ни играл вместо меня Маргариту, и вместо Владимира Стеклова - Воланда, все мы все равно очень дружны и спектакль живет одной жизнью, потому что в нем есть драматургия. А по поводу того, что я жена успешного бизнесмена… Я счастлива в браке, счастлива в профессии, счастлива в жизни. И когда есть гармония всех этих составляющих, женщина по-настоящему может сказать: «Да, я люблю и я любима!»

Фото РАЧКОВСКОГО Дмитрия
Фото РАЧКОВСКОГО Дмитрия

Наталья: - Вы выбираете только те роли, где есть любовь?

- Вы знаете, практически нет таких произведений, в которых бы не говорилось о любви. Отношения между мужчиной и женщиной – лейтмотив любого произведения. Я уже больше 10 лет служу в театре имени Моссовета. Там у меня есть огромное количество спектаклей: «Сирано де Бержерак» - с Сашей Домогаровым играем уже 10 лет подряд (я играю Роксану, он - Сирано), «Мораль пани Дульской», «Серебряный век». Вот сейчас выпустили новый спектакль, который называется «Кастинг». Такой замечательный хореограф-балетмейстер Алла Сигалова. Это к вопросу о форме. Полгода мы репетировали спектакль. Причем, в этом спектакле очень много танцев. И спектакль отягощен тем, что мы практически полгода не вылезали из балетного зала. Алла Михайловна, при всей своей внешней хрупкости, очень жесткий руководитель. И она требует результата. А результат – это четкость, это правильность движений. И каждому из нас, а нас там 14 человек, она поставила номер. Но не просто, чтобы человек танцевал, а исходя из индивидуальности актера. Этот такие пластические монологи. Поэтому, спектакли все разные. Но в этом спектакле, допустим, мы говорим о любви к профессии, о том, что каждый человек, вне зависимости от того, каким делом он занимается, проходит кастинг. Кастинг – это не просто иностранное модное слово, это выбор. Ты должен доказать, что ты можешь в этой профессии – в актерской, журналистской, в продюсерской. Каждый день, прожитый человеком – это доказательство, на что он способен.

«Я НЕ ИМЕЮ ПРАВА СЕБЯ ЭКОНОМИТЬ»

Лена: - Вам сейчас приходится еще что-то доказывать еще?

-Вы знаете, наверно, это неправильное слово – доказательство. Но я знаю, что я должна быть всегда в форме и я не имею права себя экономить. Потому что можно сказать: «Ой, ну ладно, сегодня я как-нибудь так… Все равно пройдет, Булгаков же». Но это не получается. Как Пастернак сказал, что сцена «не читки требует с актера, а полной гибели всерьез». Вот эта полная гибель всерьез, наверно, дает возможность любому артисту жить очень долго и быть нужным. Потому что люди, которые не занимаются этой профессией, они, может быть, менее подвластны эмоциям, чувствам, они гораздо больше сдерживают. Но когда они видят что-то на сцене, они проникаются этим зарядом энергии. Поэтому это такой взаимообмен.

Наталья:- Вы недавно снимались у Ежи Гофмана. Съемки уже закончились?

- Да, весной было озвучание фильма. И в сентябре месяце будет мировая премьера в Польше. Потому что подготовка фильма была приурочена к 90-летию Варшавского сражения.

Наталья: - У Вас там драматическая роль. В то же время, Вы снимались в нескольких фильмах Оксаны Байрак. Там такая легкая мелодрама…

- Ну, Вы знаете, легкая мелодрама – это сегодняшняя жизнь. И когда я играла у замечательной Оксаны Байрак в фильме «Хочу ребенка», я понимала, что эта тема волнует 90% женщин после 40 лет. Женщины, которые уже что-то сделали в этой жизни, они самодостаточны, а мужчины рядом нет. Потому что мужчины не всегда чувствуют ответственность за сильных женщин. И такие женщины остаются в одиночестве. Не потому, что они не достойны быть счастливыми, а просто потому, что их боятся. И эта тема – да, это мелодрама, зрители плачут, но каждая женщина хочет быть счастливой. Она хочет иметь мужа, она хочет иметь семью, она хочет иметь ребенка.

Ирина: - А Вы хотите еще иметь ребенка?

- Вы знаете, я, честно говоря, не отвечаю на такие вопросы, потому что я считаю, что это как Бог даст.

Светлана: - Какие роли Вам ближе? Драматические, или лирические? Как Вам удобнее?

- Слово «удобно» - вообще неправильное. Мне кажется, что каждая роль помогает раскрыться, раскрыть какие-то свои внутренние грани… Не таланта, а себя самой. Потому что в мелодраме есть легкость, но она очень жизненная, то, что беспокоит современного зрителя. Допустим, у пана Ежи - историческая тема. 20-е годы. Я играю вдову белого офицера, которого расстреливают на ее глазах. И, попадая в плен к красногвардейцам, я даю зарок молчания до тех пор, пока не отомщу за смерть мужа. И только за минуту до своей собственной смерти, убив убийцу своего мужа, она просит у Господа прощения. Поэтому вся роль без слов. В этом была и тяжесть этой роли, потому что очень часто актеры прячутся за слова. Я люблю Маргариту, потому что она немногословна. У нее есть несколько фраз, но эти фразы – это как философские обобщения жизни, как клятвы, исповедальные фразы. То же самое и в этой роли. Когда пан Ежи пригласил на озвучание, я была абсолютно счастлива, потому что, в принципе, одну фразу на русском языке могла произнести любая актриса, которая живет в Польше. Но он – классик, он – мэтр и он так тонко, так тактично и так талантливо выстраивал роль, и он мне так помогал, что я вспомнила работу со Львом Александровичем Кулиджановым, учебу у Сергея Федоровича Бондарчука, мне посчастливилось сниматься у Игоря Таланкина. Т.е. это та плеяда, к сожалению, уже уходящих гениев, которых никто не заменит, потому что наше поколение (а молодежь - так вообще) более легковесно. Нет таких столпов, личностей. Поэтому драма – это прекрасно, трагедия – я до нее уже доросла, комедия, характерные роли, мелодрама. Но, Вы знаете, любви все возрасты покорны, а актрисе, которая любит свою профессию, все роли всегда по плечу.

Фото РАЧКОВСКОГО Дмитрия
Фото РАЧКОВСКОГО Дмитрия

Елена: - Где мы сможем увидеть Вас в ближайшее время?

- Пока я в поиске. Вот сейчас идут переговоры по поводу очень серьезного проекта. Если это будет, то я думаю, что это будет что-то такое… открытие для меня самой. Это в кино.

Ирина: - Я читала, что Вы отказались от участия во всяких «Ледниковых периодах»…

- Единожды попробовав, я просто поняла, что это не мое. Я для себя вывела очень важную простую истину, что каждый человек должен заниматься своим делом. Можно экспериментировать в профессии, можно заниматься спортом для того, чтобы выполнять самостоятельно трюки, можно изучать иностранные языки, можно учиться танцевать, но в рамках своей профессии для того, чтобы подчеркнуть, что ты профессионал.

Анна: - Но Вы очень хорошо танцуете. А есть ведь еще талант-шоу, в которых можно себя попробовать.

- Нет, я думаю, что нет. У кого душа лежит, те танцуют замечательно. Я люблю танцевать на сцене. Мне нравится танцевать в жизни, если я отдыхаю. Для мужа на свадьбе фламенко, для спектаклей, для зрителей, для себя. Но не для того, чтобы кто-то меня оценивал, сравнивал и ставил какие-то баллы.

«КОГДА ИДЕШЬ ПО КРАСНОЙ ДОРОЖКЕ – ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ КОРОЛЕВОЙ»

Таня: - Недавно Вы посетили Каннский кинофестиваль. Это Ваше первое посещение Канн?

- Второе. Я недавно посчитала, что первый раз я была в Каннах ровно 20 лет назад! Это ужасно! Но это было прекрасно. Впечатления замечательные. Когда идешь по красной дорожке, чувствуешь себя абсолютной королевой. А еще у дорожки стоит масса журналистов, и чаще всего, когда проходишь, тебя никто не узнает, потому что там свои кумиры, а российские актеры еще не очень хорошо известны за рубежом. Но когда появляется кто-нибудь из ваших коллег и кричит: «Ольга» - это просто минута славы! Канны – это здорово. Я посмотрела очень много фильмов, встретила своих друзей-коллег, которых не вижу в России, потому что работа раскидывает нас по городам и весям. Я провела несколько дней со своим мужем (это по поводу того, как я провожу свой отдых).

Таня: - В первый раз Вы привозили в Канны свою работу?

- Фильм «Чокнутые» Аллы Суриковой был представлен на кинорынке Каннского кинофестиваля. Кстати, именно там и тогда меня пригласили сниматься в фильме «Бегущий по льду». Фильм этот снимался в России американцами.

 

Светлана: - Вы владеете английским языком?

- Да, я в совершенстве знаю английский и французский.

Ирина: - Ольга, у Вас двенадцатилетняя дочь. Чем она занимается?

- Она учится в Академии хореографии при Большом театре.

Катя: - Вы говорили, что у вас замечательные отношения со своими родителями, удалось ли Вам наладить с дочерью такую же связь? Сложился контакт?

- Я думаю, каждый день нашего с ней общения сулит нам новый день общения в будущем. Мы говорим с ней обо всем, секретов у нас с ней нет. Она ждет меня из поездок. Когда меня нет в Москве, она живет с моей мамой или со своим отцом. Таня творит, Таня учится. Дай Бог, чтобы у неё было все хорошо.

Каролина: - Вы планируете свой летний отдых?

- У меня такая профессия непредсказуемая, муж занимается бизнесом, поэтому все, что мы к этому моменту запланировали, уже разбилось о бремя нашей занятости. Но на данный момент мы уже больше недели не виделись, поэтому сейчас не важно куда-то уехать, важно просто быть вместе.

Каролина: - Может быть тогда снова в Рим?

- Ну, зачем же повторяться, мы что-нибудь новенькое придумаем.

Лена: - У вас была такая яркая свадьба, все праздники проводите так же ярко?

- На два года совместной жизни мы приобрели таксу, которую назвали Хрюней. А на два года и один месяц совместной жизни мы ей подарили сестричку, чтобы скучно не было. Теперь у нас дома Хрюня и Боня. И все разговоры с мужем по телефону у нас теперь только о них. Последнее, чем меня рассмешил муж по телефону: «Скажи что-нибудь Хрюне!», и включил громкую связь. Щенки с радостью начали бегать вокруг телефона (Смеется).

Ира: - Вы за два года брака наработали какие-то семейный традиции?

- Мы просто любим друг друга. Все время, которые мы проводим вместе, мы проводим весело и с удовольствием. Ценим каждую минуту. Я поняла рецепт счастливой и долгой совместной жизни – чем меньше видишься, тем больше стремишься друг к другу. Слово «надоело» здесь даже не уместно.

Ира: - Можно сказать, что это рецепт семейного счастья от Ольги Кабо?

- Нет, я думаю, что там много составляющих. Но в нашей ситуации это так.

Анна: - Какое любимое блюдо Вашего мужа, приготовленное Вашими руками?

- Курица, запеченная в меде.

Наташа: - Над чем Вы работаете сейчас?

- Вместе с актером Валерием Бариновым и исполнительницей романсов и джаза Ниной Шацкой  у нас есть литературно-музыкальный спектакль «Любил… Что знаешь ты об этом?». А сейчас мы сделали спектакль «Память о солнце», посвященный творчеству Анны Ахматовой. Получилась замечательная работа, с которой мы играем в филармониях, в Доме музыки. Надеюсь, в июле мы отыграем его под открытым небом в Херсонесе – именно там, где была написана поэма «У самого моря» (она звучит в спектакле). Сейчас у меня очень большой простор для фантазии. Я даже рада, что нет кино, потому что тогда ты абсолютно выдернут из жизни. А это работа для души.

Елена: - Вы уже играли в Херсонесе? На этой площадке особенная атмосфера…

- Нет, но когда мы были со спектаклем в Севастополе, я специально поехала в Херсонес, чтобы посмотреть ахматовские места. Я бродила по берегу моря, репетировала под шум прибоя и тогда у меня родилась идея – я загадала, что в этом году спектакль должен состояться именно в этом месте. Главная проблема в том, что проект некоммерческий. Но я думаю, что мы сдюжим!

Галина: - Можно сказать, что театр для Вас значит больше, чем кино?

- Я никогда не сравнивала. Считаю, что театр и кино друг друга дополняют.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт