Владимир Фокин:  Хороший режиссер — чрезвычайно редкая профессия

Владимир Фокин: "Хороший режиссер — чрезвычайно редкая профессия"

Петр: - Расскажите о своем впечатлении от кинофестиваля «Харьковская сирень»

В.С.: - Мы все приехали в Харьков для того, чтоб принять участие в этом замечательном празднике. Мы очень любим Украину, я харьковчанин по происхождению, это вообще отдельная сердечная печаль и радость. Хочу сказать. Что мы всегда с удовольствием участвуем в кинофестивале «Харьковская Сирень», надеемся, что так будет и дальше.

Влад: - Вопрос к Алле Ильиничне и Владимиру Петровичу. Я хочу стать сценаристом - какие бы Вы посоветовали курсы или школу?

А.И.: - На сегодняшний есть достаточно много путей достижения данной цели, это и соответствующая кафедра во ВГИКе, а также существует достаточное количество методической литературы, поэтому, если писатель талантлив, то буквально через два шага автор может почувствовать, что такое кино и попробовать себя в качестве сценариста. Но опять таки, при этом нужно учитывать, какого плана кино интересует того или иного автора и что ему близко. Это очень важный фактор. Если мы говорим о создании сценариев для сериалов, то стоит всего навсего полистать парочку подобных и уже можно пробовать что то писать о том, как «Он любил ее, а она его не любила, а любила другого, и у нее ребенок от него, о чем не подозревает даже она, но пришел некто третий и сказал, что ребенок его» - и вот вам выяснения отношений на 160 серий. Если же человек тяготеет к созданию сценариев к арт-кино, то это совсем другая история.

Алла Ильинична Скрикова
Алла Ильинична Скрикова
Фото Роман Шупенко

Я вот сейчас некоторые картины смотрю, и ловлю себя на мысли, что мне дико интересно, как выглядел сценарий этого фильма, фильма, который мне любопытен.

В.С.: - Высшие курсы сценаристов и режиссеров, о которых говорит Алла Ильинична, собственно, мы с ней там и работаем, у нас с ней совместная режиссерская мастерская. Скажем, для украинского юноши, которые захочет пройти обучение на этих курсах, образование платное. Естественно, к учебе в такого уровня образовательных учреждениях нужно тщательно и настойчиво готовиться, потому что так или иначе, это школы, которые в свою очередь гарантируют качество.

Аня: - Скажите, каким должен быть современный сценарий молодого автора, чтоб он мог заинтересовать современного режиссера?

А.И.: - Вы знаете, есть такие случаи, когда возникает сценарист, естественно, не на пустом месте, конечно, но написавший интересный сценарий, которым заинтересовывается продюсерский центр какой-нибудь, дают этому автору шанс и оказывается, что он талантлив. На моей памяти есть есть несколько таких случаев. Кроме того, бывают такие варианты, когда из потока посредственности вдруг возникают какие-то яркие индивидуальности, незаурядные личности, авторы. Но сказать, что совсем уж с ноля был такой, знаете, поток интересный — наверное, нет. Но талант он виден, так или иначе, в слове. Однажды, много лет назад, одна писатель дала мне свои тексты почитать. Я ей написала, что мне нравится ее слово, мне нравится ка она придумывает сюжеты, но потом мы на много лет расстались, я потеряла с ней контакт. А вот недавно совершенно, я встречаю ее имя в титрах к фильмам, сериалам и так далее. Выходит, она все же прорвалась. В принципе, если говорить о литературе, то мне известно, что авторы очень не любят переводить свое литературное произведение в сценарий для кино. Я знаю очень не много примеров, когда это было сделано с удовольствием и на очень высоком уровне, скажем, мне очень нравится экранизация А.П. Чехова сделанная Никитой Михалковым - «Неоконченная пьеса для механического пианино» - это не экранизация даже, а с моей точки зрения, почти на равных — кино и литература.

Владимир Сергеевич Дашкевич
Владимир Сергеевич Дашкевич
Фото Роман Шупенко

 

Павел: - Владимир Сергеевич, как вы относитесь к современной музыке, а также к всевозможным музыкальным талант-шоу? Насколько качественный это продукт?

В.С.: - Говорить о качественной индустрии которая связана с русской попсой не приходится, потому что у нас нету никаких критериев, которые позволяли бы отбирать качественных исполнителей, новые жанры. Сегодня, к сожалению, все монополизировано и мелькают перед глазами те имена, которые просто хорошо проплачены. Мне кажется, что сегодняшняя молодежь должна с попсой покончить и расстаться. Это серьезный социальный социальный фактор, который формирует «быдло-класс» и делает это с прогрессирующей скоростью.

В.П.: - Но при этом, в основном успешно (смеется). С их точки зрения.

В.С.: - И все это отражается на развитии тех стран, в которых мы с вами живем.

А.И.: - Скажи ,пожалуйста, вот мы говорим о наших странах, а в Америке разве не происходит тоже самое?

В.С.: - В Америке нет той музыкальной культуры, которая есть в России. У них там нет великих имен, кроме Джорджа Гершвина, если говорить по большому счету. Но в Америке есть невероятно сильный отбор, то есть, композитор знает, что он получит гонорар дающий ему возможность жить на хорошем уровне, скажем, 5-10 лет, он абсолютно полностью отдается музыкальному творчеству. Эти композиторы имею высокий знак качества именно в пределах кино-музыки.

Владимир Сергеевич Дашкевич
Владимир Сергеевич Дашкевич
Фото Роман Шупенко

 Я бы не сказал, что у них появляются такие имена как Нина Рота или Энио Мориконе, которые создают длинную музыкальную продукцию. Мне кажется, что перспективы русской кино-музыки будут зависеть от того, насколько быстро и эффективно восстановится тандем режиссер-композитор. Мне удалось написать музыку к более чем 40 кинофильмам.

В.П.: - А недавно Владимир Сергеевич написал гимн Харькову и стал уже не просто украинских, а харьковским композитором...

В.С.: - Ну, это да.... Мне очень близка украинская культура, с ней во мне столько связано. В моей биографии очень много пересечений с украинскими актерами, режиссерами и другими творческими личностями. Мне кажется, что возрождение этого тандема, на уровне молодежном, на уровне первого подхода к созданию кино, может дать очень хорошие плоды, потому-что молодые композиторы, еще совсем неумелые, которые не прошли школу.

Владимир Петрович Фокин
Владимир Петрович Фокин
Фото Роман Шупенко

 Ведь в школе молодых авторов учат писать мелодии, а это не всегда полезно. Даже становится опасным симптомом в обучении. Напротив же, когда композиторы пишут как хотят, творят то, что в них самих зреет, когда они раскрепощены и свободны в компании единомышленников — вот тогда будут интересные идеи и соответствующие результаты. Кино — это команда, команда единомышленников, по другому кино не делается.

Данила: - Скажите, пожалуйста, а насколько сегодня развито, если можно так сказать, наставничество, когда старшее поколение передает свои знания, умение, видение  младшему поколению?

А.И.: - Но это хорошо очень, когда молодые хотят, чтоб у них были наставники и прислушиваются к тому,с что им говорят со стороны старшие. А так они зачастую говорят: «идите отсюда, мы сами знаем, что и как нам делать».

В.П.: - Знаете, съемочная группа, это некий такой корабль, который отваливает от стенки и уходит в открытое море навстречу всем ветрам. И уж если они устояли, удержались, а это зависит от слаженности, от понимания капитаном курса, которым идет корабль, то впереди команду ждет успех. А если на корабле разброд и шатания, если одного за борт, а второго на рею — ничем хорошим это не закончится.

Алла Ильинична Сурикова
Алла Ильинична Сурикова
Фото Роман Шупенко

 


А.И.: - Сегодня очень большую роль в кино, к сожалению, играет продюсер. Ужас в том, что 70% из них, это люди не желающие понимать, что кино — это искусство, не желающие прекращать относиться к кино, как виду заработка — их волнует только эта сторона и часто очень, плюс ко всем у, это еще и люди довольно безграмотные. Вот на одной из крайних моих картин, я продюсеру говорю: «Вы же кинематографист, вы же обязаны понимать...» - а он мне отвечает так, с выражением, знаете: «Какой я кинематографист, у меня девять классов образования, я бананами торговал до этого времени...» - вы понимаете о чем я? Он еще этим и кичится.

В.П.: - Я хочу вернуться к вопросу о наставничестве. У нас творческие работники по традиции советской, на мой взгляд весьма прогрессивной, за которой следуют многие кино-школы, так вот у нас существует система мастерских то есть, мастер набирает команду учеников и ведет их от начала до конца. Мы вот с Аллой Ильиничной ведем уже пятую или шестую мастерскую, у меня во ВГИКе актерская мастерская. То есть, мы являемся носителями некой традиции каждый из нас индивидуален, ведь мастер это не тот человек, который выпускает таки маленьких клонов самого себя, а тот, кто смогу увидеть талант, развить его индивидуальность. Но помимо всего прочего, он еще и делает его носителем вот этой самой традиции, которую носит он сам. И вот я к тому, что наставничество наших учителей — оно с нами навсегда.

Светлана: - Как вы относитесь к формату «клипового» кино в современном кинематографе?

А.И.: - Я почти уверена, что настанет время, когда наш кинематограф переболеет «клиповым» форматом, кино, которое работает только на деньги...Рано или поздно придет время любви к советскому кино, в лучшем смысле этого слова, кино, когда будет рассказываться история, когда будет умное кино для умных людей, потому что сейчас присутствует момент зарабатывания и оболванивания всех на чем только можно на совершенно разных уровнях. Но я уверена, что он пройдет. Может быть жить нам не придется в эту пору прекрасную, но кино идет к этому — умному,  доброму, человечному.

viktor: - В чем, по вашему, заключается самая большая сложность в профессии режиссера?

А. И.: - Когда-то в моей жизни был очень сложный период, было очень мало картин, нужно было что-то делать, куда-то двигаться, это был очень большой кусок времени, когда я не работала совсем.  Мне в этот период сказали такую фразу: имейте мужество доверять своему таланту. Думаю, что одна из сложностей профессии режиссера состоит именно в этом. Я думаю, что поверить в себе, остаться верным себе, не лечь под временной знамя — доллар, который в каждом глазу — вот это, наверное, очень важно.

Алла Ильинична Сурикова
Алла Ильинична Сурикова
Фото Роман Шупенко

Еще одну фразу мне подарил Андрей Миронов, который посмотрел нашу с ним картину, пришел и сказал мне: «Вы знаете, у меня появилось чувство трусливого оптимизма». Вы знаете, вот это чувство, отношения к себе, к своим картинам... зыбкое, чувство неуверенности за судьбу картины, которую ты снял... Важно видеть свои недостатки и не упиваться собственными достижениями. Мне кажется так.

В.П.: - Я очень боюсь каких-то изысканных формулировок. Мне представляется, что самое сложное в профессии режиссера, это стать режиссером, потому что это самое сложная профессия. За свою жизнь я профессионально занимался многими вещами, я был слесарем, я был научным работником...

А.И.: - А я была грузчиком...

В.П.: - Инженером, офицером советской армии, преподавал в политехническом техникуме и так далее. Режиссер — это одна из самых сложных профессий. Режиссер — то последняя ренессансная профессия на земле. Ренессансная в том смысле, что она требует от человека одаренности и образованности в очень широком диапазоне. В очень широком. Режиссер  это человек настолько одаренный и образованный, что это дает ему право не только на равных разговаривать с талантливыми людьми — начиная актерами и заканчивая композиторами, а при это,  еще руководить ими. Хороший режиссер — чрезвычайно редкая профессия.

Владимир Петрович Фокин
Владимир Петрович Фокин
Фото Роман Шупенко

 

В.С.: - Я человек со стороны, но мне приходилось работать с очень многими режиссерами. Режиссер, на мой взгляд, это человек, который наделен энергией создать свой мир. Если у человека есть такая энергия, создать свой уникальный мир, то его может понять и оценить только один зритель -  он сам. Вот это режиссер. Продюсер делает кино для всех, а режиссер делает кино для себя одного, а потом оказывается, что это нужно всем.

Сергей: - Владимир Петрович,  насколько известно, у вас харьковские корни. Любите ли вы бывать в городе, есть ли у вас любимые места в Харькове?

В.П.: - Когда я приехал в Харьков снимать харьковскую линию к картине «Пятый ангел», и я, конечно, повел всех членов съемочной группы, которым нужно было осваивать это пространство по местам моего детства. Стоит заметить, что в том фильме вся харьковская линия была снята в местах моего детства, хотя там показана история другого человека, но мне хотелось наполнить картину той любовью и нежностью, которую я сам испытывал. И я помню, как одна женщина из съемочной группы говорила мне: «Теперь я поняла, почему вы такой. Вы выросли в таком романтическом городе...». 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт