ФИНАГИНА Елена, ШИНКАРЕНКО Игорь (23 мая 2011, 15:13)
Валерий Кипелов: «Не знаю, почему нас считают неформатными»

Валерий Кипелов: «Не знаю, почему нас считают неформатными» [ВИДЕО]

Комментарии: 9
Фото БУНОВСКОГО Константина

Юлия: - Анализируя Ваше творчество после ухода из Арии можно заметить последовательный переход его этапов -формирование независимого самостоятельного творца, пришедшая за ним усталость искателя, находящегося на грани, и наконец мощный посыл- жить вопреки. Какой Вы видите следующую ступень, и будет ли она?

Кипелов: - Конечно, ступень обязательно будет. Какой она будет – сложно предположить. Мы должны сейчас осмыслить, что происходит. Мы, как правило, если пишем какой-то альбом следующий, то мы должны понимать, что происходит в мире, что происходит с нами, с группой. Идеи не сразу появляются, а постепенно, в процессе. Порой  даже так бывает: мы сначала пишем музыку, потом она у нас обретает плоть свою в виде стихов, текстов. Поэтому сложно сказать, о чем это будет. Вот самая главная наша проблема – о чем писать, о чем должен быть следующий альбом. Все уже сказано другими группами, может отчасти нашей группой, темы подняты. Я думаю, что сейчас уже мы начали поиск – о чем это будет. Может это будут какие-то исторические персонажи. Очень хотелось, давно была идея написать балладу о цареубийце, о самозванцах, т.е. я имею в виду Пугачев, Разин – люди, которые мечтали возвыситься за  счет кого-то, либо совершить какое-то сумасшедшее  преступление, в частности, такой персонаж, как Юровский, который участвовал в расстреле царской семьи. Давно такая идея витает. Я не знаю, вот не определились мы. Порой страшно становится самим от того, что у нас песни все получаются такие неконцептуальные. А если посмотреть на названия наших текстов – «Черная звезда», достаточно мрачного оттенка. Может иногда хочется сделать такой шаг в сторону , сделать совершенно веселый альбом, который нам не свойственен. Поэтому мы сейчас находимся в поиске, летом хотим собраться, посмотреть, у кого что есть. Какие-то музыкальные идеи. И, наверно, будем определяться с направлением альбома. Но однозначно сказать трудно. Хотелось бы и то, и то, и то… А вот что мы выберем – трудно сказать.

 

«БРАТСТВА СРЕДИ РОК-МУЗЫКАНТОВ НЕТ, МЫ СТАРАЕМСЯ ВЫЖИВАТЬ, КТО КАК МОЖЕТ»  

Валерий: - Скажите, Валерий, в каких вы отношениях с братьями по рок-цеху?

Кипелов: - Лично я в каких отношениях? Более развернуто хотелось бы ответить. Потому, что у ребят свои взаимоотношения с одними музыкантами, у меня с другими. Сказать, что тесно, близко с кем-то конкретно была какая-то дружба – я бы не сказал. Поскольку время как-то развело нас, мы не так часто видимся. В повседневной жизни это вообще редко бывает. Это, как правило, бывает на фестивалях, на больших концертах. В частности, в прошлом году был юбилей, посвященный 25-летию  группы «Ария». Вот там встретился с музыкантами, с которыми  очень давно не виделся. И было очень приятно не просто музыкантов, а музыкантов с их группами, посмотреть, чего они за это время достигли. Мы достаточно долго работаем независимо друг от друга. Есть группы, с которыми более тесные взаимоотношения. Скажем, с группой «Пикник». Иногда мы даже пытались какие-то совместные песни на фестивалях петь. А так, я бы не сказал, что у нас какое-то братство. Этого точно нет. Мы стараемся выживать, кто-как может.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Валерий: - Здравствуйте, Валерий. Скажите, пожалуйста, почему на ваш взгляд сейчас рок-музыка не настолько популярна как, скажем, в 70-80-е годы? Это кризис исполнителей или есть другие проблемы.

Кипелов: - Давайте, кто-нибудь ответит. Вот, Алексей, ты можешь сказать?

Алексей Харьков: - Я бы так не сказал, что рок-музыка непопулярна. Потому что самые популярные радиостанции, например, «Наше радио» или «Максимум» - это рок-радиостанции. Самые собираемые фестивали – это только рок-фестивали. Т.е. я думаю, что ничего не изменилось, просто может быть расширился диапазон стилей. Мне кажется, что рок сейчас достаточно популярен и есть определенный дефицит исполнителей в этом жанре, которые бы задели ту частичку эмоций людей.  Просто, мне кажется, никто сейчас еще не попал заявить о себе. А востребованность есть очень большая. Даже вот мы ездим много по гастролям. Везде приходит  очень много людей, нам это очень приятно.

Кипелов: - Я могу добавить. Да, Вы правильно заметили. 70-е годы – я хорошо помню то время, это была музыка протеста на самом деле. Многие группы пели песни – «Отдайте Ирландию ирландцам», много таких песен было, которые протестовали против войны во Вьетнаме, против военно-промышленного комплекса. Это было целое движение, целое течение. Сейчас, наверно, я не сказал бы, что наша музыка является музыкой протеста. Иногда даже это вызывает некое недоумение у журналистов: ну, как же, вы отстраненно живете от проблем, от общества?! Нет, мы не отстраняемся. Просто каждый должен заниматься своим делом. И каждый выбирает себе стезю. Например, у Шевчука одна позиция, у нас другая позиция, у «Алисы», у Кости Кинчева, третья позиция. Т.е. каждый выбирает свой путь сам. Но я честно скажу, наверно, это связано и со средствами массовой информации. У нас, например, если даже взять те радиостанции, которые Алексей назвал, очень тяжело попасть в эфир. Сергей Маврин, Сергей Терентьев, группа «Мастер», «Черный обелиск» - они не могут попасть на эти радиостанции, поскольку считаются неформатными. В чем заключается форматность/не форматность -  я не понимаю. А телевидение – это отдельная песня. Понятно, что нас туда не зовут. Даже когда наш президент встречается с рок-музыкантами, там специальные команды, которые отбираются.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Елена: - Вас не позвали на эту встречу?

Кипелов: - Нет, но мы от этого не страдаем. И не относимся хуже к Медведеву. Он замечательный человек, который любит группу DeepPurple. А то, что нас не позвали… Мы не стараемся быть публичными. Занимаемся своим делом. Даже иногда, когда возникают вопросы о каких-то наградах -  о крестах, медалях за какие-то заслуги, я, на самом деле, стараюсь от этого отказываться. Я не считаю, что я чего-то супер такого заслужил. Даже помню какой-то дом наследников Рюриковичей  хотел наградить меня крестом  за какие-то там  боевые заслуги. Я считаю, что я ничего такого особого не сделал, просто стараюсь заниматься своим делом, и мне это очень нравится. А что касается рок-музыки, ее развития дальше… Наверно, она существует в каком-то … не андеграунде,  конечно.. Мы видим, что наша публика приходит. Но не у всех это происходит.  В основном, это клубная работа. В основном, люди работают в небольших залах. В принципе, на Западе то же самое. Там не так много групп, которые собирают стадионы.

Вячеслав Молчанов: - Понятие рок-музыки в нашей стране, и понятие рок-музыки там  - это совершенно разные вещи. И те рок-группы, которые реальные рок-группы, они и работают по клубам. А не будем называть имен известных рок-группы, которые везде крутят, и их называют рок-группами, я бы их никогда в жизни не назвал рок-группами.

Кипелов: - Ну, даже, у нас музыкальные каналы. В свое время было MTV, МузТВ – у них были какие-то номинации, скажем, «Лучшая рок-группа». Теперь они ее просто отменили. Они считают, что рока у нас нет. Нечего выбирать.

«ЭТО НЕПРОСТАЯ ШТУКА – БЫТЬ РОК-МУЗЫКАНТОМ»

Валерий:  - Скажите, пожалуйста, считаете ли вы, что эпоха появления великих групп уже прошла? Ведь за последние 10 лет не возникло в принципе ни одного коллектива молодых(!) музыкантов, способных "потеснить" группы в сформировашемся "рок/металл пантеоне"

Кипелов: - Если брать международный масштаб, то там, на Западе, появляются группы. Но если читатель имеет в виду наш рок, то сказать трудно. Я плохо знаю наши отечественные группы, которые могли бы претендовать на тот уровень, который в свое время был у «Арии», у «Алисы». Я таких групп не знаю. Я слышал, была одна группа из Уфы, «Lumen». Одно время она была очень популярна, они затрагивали социальные темы… Наверное, кому-то это не очень понравилось.  Многие продюсеры не раскручивают эти группы, поскольку считают, что в итоге с них ничего не возьмешь, на них нельзя заработать.                    

Молчанов: - Еще одна болезнь молодых групп в том, что они пытаются копировать западные группы. Нет индивидуальности, а как раз это и нужно. Тогда их и узнают.

Кипелов: -  В свое время мы тоже не изобретали велосипедов, тоже были на кого-то похожи. Смотрели, как люди сочиняют музыку, во что одеваются, как ведут себя на сцене. Но с годами пришел собственный опыт, и стало заметно, что мы все менее похожи на тех, с кого брали пример. На самом деле, у молодых групп перспектив немного. На фестивалях, в городах, мне очень много дают дисков послушать. Я слушаю и сразу заметно: эти вот похожи на тех, эти на этих, эти – на раннюю «Арию». Очень мало групп, которые на самом деле что-то из себя представляют. Это не потому, что мы такие крутые. Просто так оно и есть. Мы всё-таки старались брать пример с лучших представителей: «LedZeppelin», «DeepPurple». А они почему-то не на это смотрят. Наши отечественные группы пытаются копировать современников. Я думаю, это неправильно. И потом, они хотят всё и сразу. Если что-то не заладилось, это не значит, что надо сразу разбегаться. А то, получается, ребята собрались, поиграли, попили пивка и сразу: «А чего это мы такие непризнанные вдруг?». А для этого, ребята, надо работать. Непростая штука – быть рок-музыкантом, приходится от многого отказываться. И потом, надо хотя бы знать музыкальную грамоту. Зачастую эти группы не всегда находятся «на волне». Иногда нас тоже обвиняют, что мы незаслуженно занимаем свое место. Говорят, мол, «мы круче, а вы нам не даете подняться вверх». А это не от нас зависит, это зависит от тех, «кто круче». Все в их руках.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Андрей:  - Когда-то стиль хэви-металл, в котором играла "Ария", считался слишком агрессивным. Давно уже появились стили, которые по части агрессивности "Арию" и хэви переплюнули. Не считаете ли вы, что вообще идет тенденция на рост агрессивности в рок-музыке?

Молчанов: - Я думаю, скорее всего это из-за того, что захотели сделать что-то новое, и таким образом утяжелили музыку, понизили строй. Просто одно из течений, я считаю. В свое время были «BlackSabbath» и другие «мрачные» группы, они тоже хотели выделиться, и сейчас происходит это же.

Кипелов:- Если взять того же Элиса Купера, эксцентричный рок, то сейчас есть «MarilynManson», другие группы, которые по части ужасов и жестокости давно переплюнули «учителя». У Элиса Купера это было как-то по-доброму, было достаточно весело и смешно. А когда это всё начинается всерьёз… Я этого не понимаю. Наверно, есть какая-то категория людей, которым нравится такая музыка.

Харьков: -  И потом, должен быть какой-то андеграунд в heavy-metal’e. Heavy– уже  общепризнанный жанр, почти классика. А black- и death-metal- еще андеграунд.

Кипелов: - Зачастую, когда встречаешься с этими людьми, они абсолютно нормальные в жизни, в общении. Я думаю, на сцене они пытаются в это все играть.

Алина: - Уважаемый Валерий Александрович! То, что металл на хорошем счету у простых граждан никогда не был, это еще можно понять. Но почему в современном, казалось бы цивилизованном мире как исполнителей, так и слушателей этого направления упорно считают сатанистами? К сожалению, Вас это тоже коснулось. Это ужасно. Что Вы думаете об этом? Спасибо)

Кипелов: - Изначально мы одевали шипы, цепи, кто-то даже делал такой «боевой раскрас». На самом деле, это эпатировало народ. Но то, что это не находит отклика у простых людей, я бы не сказал. Мы тоже не очень сложные люди, не дети олигархов, и люди, которые приходят на концерты, тоже, как правило, простые. Рок – музыка рабочих окраин. Я сам родился на рабочей окраине, в Капотне, в Москве. Наверное, оттуда у меня тяга к тяжелой музыке. Что касается сатанизма, внешне, если люди красят волосы в черный цвет, если есть наколки с крестами, то воспринимается оно так. Но на самом деле, взять того же Кинчева: хоть он сейчас и изменился здорово, ударился в православие, нельзя назвать его сатанистом. А когда-то он выглядел очень эпатажно, со всеми своими «гребнями», наколками. Я думаю, надо смотреть, какой человек, как себя ведет. А внешний вид – не показатель. Если глубже копнуть, то окажется, что люди, которые исполняют популярную музыку и сознательно поют идиотские песни, больше льют воду на мельницу сатанизма. Мне так кажется. Гламур, «Дом-2», - в этом, по большому счету, сатанизма даже больше. Просто там он прикрыт, завуалирован. А то, что у нас были с этим проблемы в свое время – да, были. Кто-то говорил, что на наших концертах вербуют в сатанинские секты. Может быть, где-то это и происходит, но я почему-то такого не помню, чтобы кто-то кого-то куда-то вербовал. Один раз, я помню, позвонили мне из Беларуси и попросили какой-нибудь официальный документ, подтверждающий, что я не сатанист. Я спросил, кто такой документ может выдать. Предложил позвать батюшку, чтоб он всех окропил святой водой, чтобы доказать, что мы не сатанисты. Мы зачастую сами относимся к этому с большим юмором. На самом деле, много музыкантов, играющих рок музыку – глубоко и искренне верующие люди.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Джонни: - Здравствуйте, Валерий! Огромное Вам спасибо за Ваши труды! Являюсь Вашим верным поклонником уже много лет(с 1998-го).Скажите пожалуйста, планируется ли выход нового DVD-концерта?

Кипелов: - Огромное спасибо за такие теплые слова. Насчет нового концерта – да, мы хотели сделать его раньше, но вот сейчас поняли, что сделаем его в следующем году, к десятилетию группы. Сейчас мы берем с собой на гастроли камеру, снимаем жизнь, которая за кулисами, наши передвижения, все, что происходит, и в итоге сделаем такой dvd.

Харьков: - У нас уже вышло 3 концертных dvdи всего лишь 2 альбома, поэтому мы решили не делать dvdна вышедший альбом.

Кипелов: - Мы снимали все большие концерты, осталось еще много материала. К десятилетию получится большой, развернутый отчет о проделанной работе за 10 лет.

Егор: - Валерий Александрович, как Вы считаете - Ваша миссия в этой жизни - нести людям радость? Или Вы поете ради собственного удовольствия?

Кипелов: - Честно говоря, я над этим никогда не задумывался. Я пытаюсь это совмещать. Я это делаю и испытываю личное удовольствие. Если это приносит кому-то радость, то удовольствие возрастает в геометрической прогрессии. Я часто езжу в метро, поэтому ко мне очень часто подходят и говорят: «Были на концерте, огромное вам спасибо! Ваша музыка помогает в решении проблем». Вчера приходила на концерт мама с дочерью. Она сказала, что дочь последнее время была в каком-то депрессивном состоянии, а когда стала слушать альбом «Жить вопреки» … Я не знаю – повлияло это на самом деле или не повлияло, но если это так, то вот оно – совмещение. Мы сами испытываем от этого огромную радость. А если музыка приносит радость еще и другим, то это просто замечательно! Значит, мы не зря живем на свете.

«ПОСЛЕ КОНЦЕРТА PINK FLOYD Я ПОТЕРЯЛ ДАР РЕЧИ»

Эд: - Я прекрасно помню те времена, когда в середине 80-х появление хеви-металл в Советском Союзе, и группа «Ария», в частности, вызвало настоящую революцию. Все стали ходить в напульсниках, в цепях. Вы тогда сами это осознавали, что вы произвели революцию? И почему до сих пор с тех времен не произошло никакой другой революции?

Кипелов: - Это было очень модно одевать шипы. Я видел, даже Пугачева надевала и София Ротару. Это было течение. А потом это резко все закончилось. Потому что это просто мода была на эту музыку, на антураж. Даже, по-моему, «Мираж» играл с таким жестким аккомпанементом. С чем связано то, что сейчас такого не происходит? Вы знаете, наверно, просто тогда это совпало. Это была и политическая революция. Это был 85-86 год. Группа «Ария» появилась не случайно тогда. Я думаю, раньше она появиться не могла никак. Разве что только подпольно. И поэтому, когда открылись двери – получился такой мощный прорыв. И на Западе только-только прошел пик, еще он не закончился в музыке. И это все вместе совпало. И поэтому, интерес к жесткой музыке был и на Западе, и у нас. Потом, когда все это закончилось, когда все «устаканилось», стало много информации, стали приезжать группы западные, причем те, о которых мечтать не могли, что они когда-нибудь приедут… Это была фантастика, когда я узнал, что в 87 году приезжает Uriah Heep, я поверить в это не мог. А уж потом, когда Pink Fliyd приехал, я вообще чуть с ума не сошел – после концерта дар речи потерял. Теперь это все стало достаточно обыденно. В Москву в последнее время приезжают очень много известных групп. Эта стена рухнула.  И интернет появился – можно столько информации получить о любой группе! Я думаю, что с этим все связано.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Ирина: - 12 июня вы выступаете на фестивале «Рок над Волгой». В связи с этим у меня 2 вопроса. Вы уже участвуете в нем третий раз. Как вам этот фестиваль? И второй вопрос: в этом году там ужесточены меры предосторожности. Как вы считаете – все эти особые меры предосторожности, металлоискатели – насколько эти меры могут быть действенны?

Кипелов: - Начну с металлоискателей. Мы ехали в Тушино, где был рок-фестиваль «Крылья». Нас обгоняют машины «Скорой помощи». А мы даже не в середине должны были выступать, а ближе к концу. И когда стали звонить всем – заблокированы все телефоны, и непонятно, что происходит. Нас заворачивают, не пускают на фестиваль. Слава Богу, у нас был спутниковый телефон, мы связались с ребятами. Алексей уже был там, на месте, но знать не знал, что произошло на самом деле. Концерт шел, он был за сценой. Нам сообщили, что случился теракт - возле входа прогремел взрыв. Были погибшие. Мы просто не знали, что делать в этом случае. Ехать, не ехать. Тут куча трупов, а мы будем играть? Нам позвонили и сказали: «Ребята, сейчас вас пропустят, обязательно приезжайте, поскольку вы должны просто там быть. Мы хотим потихонечку эвакуировать людей с фестиваля. Чтобы не было никакой паники». Там было около 60 тысяч человек. Потом был неприятный момент. Нас журналисты обвинили, что тут было столько крови, а музыканты в этот момент продолжали играть, несмотря на то, что случился теракт. На самом деле нам было очень неприятно. Мы были сами в шоке. Мы ехали мимо на машине и все это видели. Это было все очень страшно. Мы живем в век, когда все, что угодно может произойти и очень бы не хотелось, чтобы люди, которые приходят на фестиваль, которые хотят послушать любимые группы, страдали от этого. И даже, когда происходит тщательная проверка – люди прошли, их проверили, даже тогда возникают моменты, которые связаны с безопасностью. Некоторые музыканты пытаются провоцировать своих фанатов, чтобы завести и показать, как они умеют влиять на массы. Мы этого специально не делаем. Потому что не дай Бог что-нибудь произойдет, кого-нибудь придавят. Мне бы не хотелось, чтобы какие-нибудь катаклизмы происходили на рок-фестивалях. Это должен быть праздник в самом полном смысле слова. Единственно, что иногда  наши службы не всегда достаточно адекватно реагируют. Иногда достаточно жестко. Вот это не нравится. Но они постепенно тоже учатся. Мы недавно были в Минске – там очень аккуратно. Те люди, которые были прижаты впереди, их очень аккуратно люди в форме вытягивали оттуда, отпаивали водой. Но это нормально. Я думаю, что со временем научатся многие так работать. Так что ужесточать меры безопасности – в этом есть такая необходимость. Раньше об этом не задумывались. Мы жили в другое время.

Александр Манякин: - А в Самаре очень хороший фестиваль. Самый крупный сейчас в России.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Кипелов: - Есть два фестиваля. Тот, что проводит «Наше радио» - «Нашествие» - крупный фестиваль. И, пожалуй, «Рок над Волгой». Мы сначала в него не очень верили. Но отлично все было организовано. Т.е. музыканты всегда смотрят, как организован фестиваль. Если очень хорошая аппаратура, нет проблем с настройкой, то нам большего, в принципе, и не надо.   Хочется, чтобы хорошо звучало, чтобы ты комфортно себя чувствовал на сцене. А если ты себя комфортно чувствуешь, значит и люди, которые пришли послушать, тоже себя комфортно чувствуют.

Ирина: - Вы дуэтом будете выступать с Тарьей Турунен?

Кипелов: - Предполагается дуэт. Не будем загадывать на 100%. У нас возникли проблемы. А поскольку не мы были инициаторами, а люди, которые занимаются фестивалем, возникли проблемы, которые они не учли. Есть тональность, в которой нам удобно петь, а Тарье Турунен не очень удобно. Вот мы сейчас соберемся перед фестивалем и согласуем все эти нюансы, порепетируем обязательно. Только тогда я скажу: «Да, это будет». Хотя уже заявлено, что дуэт будет. Но вы сами понимаете, организаторам это, наверно, необходимо.

Манякин: - Чем еще отличается Самара от «Нашествия»? Тем, что народу на «Нашествии» за это платят деньги, а в Самаре за это денег не платят.

Кипелов: - Там есть спонсоры, которые все это устраивают.

Неля: - Нашим коллегам вы рассказывали, что при создании нового альбома музыка была, а с текстами возникли проблемы. Получается, вы вначале обдумываете музыкальную тему, а потом ищете лирику?

Кипелов: - По-разному бывает. Бывает, мы выбираем тему, а потом понимаем, что что-то не срослось, и музыка не соответствует этой теме. Либо наша поэтесса Маргарита Пушкина не справляется с нашими задачами. Она видит все чуть по-другому. Помимо того, что она работает с нами, она еще работает с другими металлическими группами. И еще делает свой проект «Династия посвященных». И там у нее совсем другая история с текстами: она очень любит эзотерику, читает Кастанеду и другую специфическую литературу, и ей очень нравятся различные исландские саги, «Властелин колец» – это было все очень популярно. Нам не хотелось об этом петь, потому что есть группа «Эпидемия» и другие, которые отлично об этом поют. А мне нужно то, что в первую очередь волнует сейчас меня. Поэтому порой и возникают нестыковки. К примеру, у нас есть песня «На крутом берегу». Она возникла неслучайно: когда-то я посмотрел старый фильм о Пугачеве, и там была притча, как встретились ворон и сокол. Сокол спрашивает у ворона: «Ты живешь 300 лет, а я только 30, как же так?!». Тот ответил: «Я клюю падаль и живу 300 лет». Сокол начал клевать падаль, ему не понравилось, и он сказал: « Лучше я буду жить 30 лет, но клевать нормальную пищу!». Вот такая и песня получилась. Но вначале поэтесса предложила нам тему опричника, была еще тема о Сальери и Моцарте… Вот такие возникают моменты, и не всегда они совпадают. Порой приходится писать 10, 15 и даже 20 текстов. Так было и с песней «Гламурная птица». Вначале возникла сама идея. Маргарита сказала: «Как вы можете говорить об этом, вы же играете совсем не такую музыку!». Отвечаю: «Понимаешь, хочется об этом сказать, но не в такой радикальной форме, как Шевчук – «Розовая пасть гламурного пса» – а рассказать о девочке, которая хочет стать приближенной ко всему этому бомонду, но время меняется, и все становится не так».  Выпуск этого альбома затянулся, мы долго размышляли, о чем он должен быть, но, все-таки, он появился.

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Неля: - Может, вам тогда самому заняться текстами?

Кипелов: - Нет, я могу только править тексты. А взять и изначально все сочинить целиком – я не поэт. Хотя та же Маргарита Пушкина мне иногда звонит  и говорит: «Ну, привет, поэт!»… Нет, я , наверное, скорее корректор или критик. Мы пробовали работать с другими поэтами, но почему-то не получалось – даже не знаю, почему. С Маргаритой мы давно варимся в этой каше и хорошо друг друга понимаем. А человеку со стороны понять нас порой очень тяжело. А вообще, очень приятно, когда наши песни пытаются расшифровывать наши поклонники – столько для себя интересного находишь! Но такой смысл, как порой находят они, туда точно никто не вкладывал…

Фото БУНОВСКОГО Константина
Фото БУНОВСКОГО Константина

 

Анна: - В свое время вы прошли через ансамбли «Лейся, песня!», «Шестеро молодых». Нет ли ностальгии по тем временам? И не может ли так случиться, что вы выйдете и споете что-то из репертуара «Лейся, песня!»? И еще. Вы футбольный болельщик и даже участвовали в записи гимна «Спартака». А если вам предложат поучаствовать в записи гимна донецкого «Шахтера» – согласитесь ли?

Кипелов: - Давайте вначале по поводу прошлого. Действительно, многие музыканты, которые достигли каких-то вершин в рок-музыке, почему-то порой отказываются от своего прошлого: «Нет, ничего такого особо и не было, да так…». Я ни от чего не отказываюсь. На самом деле, это было замечательное время, я был лет на 25 моложе… Это был прекрасный опыт, мы много работали – бывало и по 7 сольных концертов в день! Причем концертов живых – о фанере тогда вообще речь не шла. Я познакомился тогда с совершенно замечательными ребятами – к примеру, с Колей Расторгуевым мы до сих пор поддерживаем отношения.  Да, было такое предложение – кто-то нашел в интернете нашу запись 82-83 года, там была замечательная песня “Мама” в моем сольном исполнении – и была идея спеть ее, когда мне исполнится 50 лет, все-таки я с нее начинал… Но потом я петь ее отказался. Да, приглашали меня на различные мероприятия, но я не люблю «заказников». Поговорили с Расторгуевым – он тоже отказался от этой идеи. Но, может, когда-нибудь мы с ним вместе и споем что-нибудь из того репертуара – там ведь были очень неплохие песни.  А что касается гимна «Шахтера» – знаете, я не являюсь фанатом и изначально – не в обиду «Шахтеру» – я болел за киевское «Динамо»  в ранней юности, в молодости… Особенно это пошло после замечательного фильма о «Динамо», когда оно во время войны играло с немцами. Я ходил на их игры со «Спартаком», но активно болеть не рисковал: все-таки среди болельщиков «Спартака» есть очень агрессивные ребята. А когда распался Советский Союз – я стал болеть за «Спартак», но не фанатично. А что касается «Шахтера» – это замечательная команда, и, пользуясь случаем, я хочу поздравить их с чемпионством. Опять же о гимне: когда был записан первый гимн, второй – я послушал и подумал, что не своим делом я занимался! Наверное, это должен делать кто-то другой. И для «Шахтера» я бы этого не сделал – наверное, есть более достойные люди, которые сделают это лучше, чем я.

К сожалению, за короткое время общения, музыканты не успели ответить на все присланные вопросы. Но они пообещали, что ответят на все,  и  постепенно будут выкладывать их на своем официальном канале http://www.youtube.com/kipelov

Пресс-центр «КП» благодарит концертное агентство “Культурная революция” за помощь, оказанную в проведении онлайн-конференции  

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт