Сергей Волков: «Мы продолжим эксперименты, которые были начаты еще моим папой во время полета на «Мир»

Сергей Волков: «Мы продолжим эксперименты, которые были начаты еще моим папой во время полета на «Мир» [ВИДЕО]

Фото КОЛЕСНИК Павел

 

 

Делегация космонавтов приняла участие в мероприятиях, посвященных юбилею дважды Героя Советского Союза Георгия Тимофеевича Берегового. В состав делегации вошли дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР  Алексей Архипович Леонов, Герой Советского Союза, летчик-космонавт Александр Александрович Волков и его сын, продолжатель династии космонавтов, Герой России Сергей Волков.

 

Анна: - Александр Александрович, как часто бываете в родной Горловке? Как вы считаете, почему ваш сын пошел по вашему пути?

Волков А.А.- Так получается, что в Горловку я приезжаю каждый год. Это для меня святое место. Это город, где я родился, это город, где захоронены мои родители. Я считаю своим долгом посетить кладбище, приезжая в город Горловку. Это мой любимый город, и в детстве, когда Сережа был маленький, он летом у бабушки здесь тоже жил. Ну, а почему он стал космонавтом, наверно, он лучше это скажет.

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

Волков С.А.– Наверно, в коротком интервью это все не расскажешь. Просто были хорошие примеры. Рядом со мной сидят представители этой прекрасной профессии, которые принимали непосредственное участие в моем воспитании. И, наверно, каждый ребенок, если у него есть хороший пример, хочет следовать этому примеру. И вот, результат сидит перед вами.

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

ГАГАРИН ИЗ КОСМОСА ПЕРЕДАЛ ПРИВЕТ БЛОНДИНУ

Лена: Здравствуйте! Алексей Архипович, вспомните, пожалуйста, день, когда полетел Гагарин. Что Вы чувствовали тогда, какое настроение было? Мои родители до сих пор с горящими глазами рассказывают о том, что происходило в этот день! Как люди ликовали и радовались!

Леонов А.А.–Дело в том, что я был прямой участник этого события. В то время Центра управления полетов не было, поэтому управление полетом осуществлялось с крупных городов, где, как правило, находились радиостанции УКВ КВ, СВ, длинных волн. И весь отряд космонавтов разъехался. Я сейчас даже скажу в какие города: Киев, Харьков, Одесса, Москва, Новосибирск, Хабаровск, Владивосток, Колпашево. И самая крайняя станция управления «Заря-3» была в Елизово, на Камчатке. Вот туда я и был послан – на Камчатку. Мы точно знали дату, но не точно знали, кто полетит. Потоьу что решение комиссии, кто полетит, было сделано за сутки до старта. Хотя, в общем-то, мы понимали, что будет, но юридически сказать, что это вот так будет… У нас всякие были моменты, когда первый экипаж вдруг за сутки меняли. Как у меня взяли, за сутки, за 11 часов до старта вместо меня полетел Добровольский на моем корабле. Такие ситуации могут быть. И когда произошел старт, я тоже не знал, кто полетит.

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

Когда я увидел на мониторе изображение космонавта… Тогда были несовершенны технические средства. Если сейчас бытовой телевизор 620, 630 и больше строк, тогда он был стострочный. Это силуэтно, но по движению, которые были хорошо видны, я понял, что это Гагарин. И уж когда он начал запрашивать: «Заря! Я- «Кедр»! Как вы меня слышите?», конечно, это был голос Гагарина. И здесь в моем сознании произошло совмещение картинки со звуковой речью. Ясно, что это был Юрий Гагарин. Нам было директивно указано самостоятельно на связь не выходить. Но мы, расставаясь, когда разъезжались по станциям, договорились и с Гагариным и с Титовым, что помимо официальных позывных «Заря», «Весна» мы должны пользоваться еще своим позывным – «Ландыш». Это позывной космонавта. И если бы что-то случилось, тогда Юрий бы должен позвать позывной «Ландыш». На то время хорошо подготовленных специалистов было очень мало. И на все пункты их не хватало. Ясно, что этим должны были заниматься космонавты. И когда он начал запрашивать: «Заря, Заря! Я – «Кедр»! Как моя дорожка?» - это был психологически очень важный момент. Потому что думали, что человек, оказавшийся в этой ситуации впервые в мире, мог критически не отнестись к своему положению, а он отнесся. Его очень волновал вопрос, сколько двигатель отработал. Он мог упасть в океане, мог упасть в Австралии, в Антарктиде, в Африке – по всей трассе. И везде были проблемы, потому что не было службы поиска и спасения. Допустим, приземлился бы он в океане. Что бы мы делали? Или в Африке. Куда, чего? Никаких средств не было, туда не долетишь быстро. Его волновало. И вот сидит оператор, нажал на тангенту и  ко мне обращается: «Товарищ капитан, что ему сказать?». И я с досадой говорю: «Да скажи ему – все нормально у нас». Юрий услышал нас и говорит: «Понял, понял. Привет блондину! Я пошел». У меня в отряде была подпольная кличка «блондин». «Понял, понял. Я пошел», - это была последняя связь у него через «Зарю-3», находящуюся в Елизово. И уже через час мы услышали, что корабль сел благополучно на аэродром, где Юрий Гагарин летал в аэроклубе. Такой символ очень большой. А мы получили телеграмму: «Всем свободным от вахты выйти на открытые площадки и продолжать визуальное наблюдение». Вот это была, конечно, классика. Ну, я когда вышел из бункера, такое солнце яркое! Это хоть и Камчатка, снег там 3 метра высотой кругом, но все блестело, все играло, звенело!!! А может мне так казалось…Но это  был праздник природы. Потом мы собрались, и ребята рассказывали, что оказывается везде, по всей стране 12 апреля был солнечный яркий день.

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

Волков А.А.– Я хорошо помню этот момент. В Горловке. Мне было 13 лет. Была большая перемена в школе. А на балконе стоял динамик и в перерыв там или музыка звучала, или диктор что-то говорил. А мы, пацаны, играли в баскетбол. И здесь прозвучал необыкновенный голос Левитана. Мы насторожились все, остановились. «Специальный выпуск». Мы все остановились и здесь объявляют, что впервые в мире человек, преодолев земное тяготение, улетел в Космос. Ну, ликование было конечно! Мы прыгали, бегали, кричали, следующего урока, конечно, не было! Преподаватели вместе с нами радовались. Это мне, мальчишке, 13 лет было. Я так воспринял это. Мы ждали момента этого, чувствовали, что вот-вот должно произойти. Был первый спутник, были полеты Лайки, Белки и Стрелки, чувствовали – вот-вот должен человек полететь. И мы, ребята, ликовали! И все вокруг нас ликовали. Это был необыкновенный день. Как Вы говорите, Алексей Архипович, солнечный, ясный! Тепло было в Горловке. Я запомнил так этот день.

«МЕЖДУ СОБОЙ ЛЕТЧИКИ НАЗЫВАЛИ БЕРЕГОВОГО КОРОЛЕМ «ШТОПОРА»

 

Анна: - Вы сегодня находитесь в Донецке по случаю юбилея вашего товарища, Георгия Берегового. Расскажите, пожалуйста, о нем. Как вы с ним познакомились?

Леонов А.А.– Когда мы прибыли в отряд космонавтов, это был 1960 год. Мы жили на Чкаловской и летали на аэродроме Чкаловском. В то время на этом аэродроме находилось Третье Главное управление истребительной авиации ГК НИИ – Государственного Краснознаменного научно-исследовательского института. Георгий Тимофеевич там был зам. командира эскадрильи. И в то время проводил испытания на «штопор» самолетов МиГ-23, МиГ-27. И мы летали с одного ангара – одевались, раздевались в одной раздевалке. А я его уже знал. Он был Героем Советского Союза, закончил войну в 25 лет. В 23 года получил звезду Героя, закончил войну командиром эскадрильи Ил-2, Ил-10. Это самолет, который летал очень низко, рискованно. А он имел около 200 боевых вылетов. Дважды его сбивали, но повезло, что на нашей территории. Сбивали, он уходил потом и садился на нашей территории. Как наш космонавт один, Толя Филипченко, говорил: «Только ленивый немецкий солдат не стрелял по этим самолетам». Вероятность сбития была очень большая. И ему повезло, он был только лишь легко ранен в голень. Всю войну прошел. Он 13 мая закончил Ворошиловградское летное училище, пришел в армию и война началась. Вначале в подготовительном полку был он, дали ему возможность набраться опыта, и потом начал воевать на Калининском фронте. Вот это все мы уже знали. Я раздеваюсь и говорю ему: «Георгий Тимофеевич, а чего вы, такие опытные люди, бросили нас?». А мы пришли лейтенантами. Он говорит: «Ничего, подождите, и мы придем». Это был 60-й год. А в 1962 году он пришел к нам в отряд и начал осваивать совершенно новую для него технику. Он, конечно, в авиации был очень большой профессионал. И между собой летчики называли его «королем «штопора». Потому что научить выводить самолеты из сложных ситуаций, когда такие, как МиГ-23, МиГ-27… В общем, человек с большой биографией летной пришел. Начал заниматься, а дальше было так, что мы уже к тому времени были опытные ребята. Уже и экзамены у него принимал я лично. И подписывался под актом готовности его к полету.

 

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

И совершил он этот космический полет. Ну, а там разные технические причины были, которые не дали возможность полностью реализовать ту программу. А дальше мы работали вместе все эти годы. Он был начальником центра, я был первым заместителем, руководителем летной космической подготовки и командиром отряда. Вот тогда ко мне пришел Саша Волков. Пришел вместе с маленьким мальчиком, который только что родился (Сергей Волков – прим.). А потом еще у нас родился Дима. Это уже на моих глазах, в нашем доме все это происходило. Вот такая была очень дружная, дружная семья. Георгий Тимофеевич шел легко на операцию. Операция, которую, в общем-то, сейчас выполняют тысячам людей. Операция по шунтированию. Но он не выдержал наркоз. Конечно, это война… Все пять лет пройти с двадцатилетнего возраста! Это надо проявить много в жизни, и потерять много в жизни здоровья. Потом эти страшные испытания страшнейших самолетов. Все это, конечно, сказалось на общем состоянии здоровья Георгия Тимофеевича. И так мы даже не попрощались, он не сказал, что он идет на операцию. Так, работали, работали, и вдруг уехал. И все. Мы услышали со стороны, что произошла трагедия. И по-христиански, знаете, так неловко… Вроде бы работали, работали и расстались, не сказав друг другу: «До свидания». Это не только я. У него были хорошие близкие отношения с другими ребятами, с группой летчиков-испытателей. Это как бомба взорвалась. И интересно, когда мы прощались с Георгием Тимофеевичем в Звездном городке и вынесли гроб с телом на улицу, в это время прошли летчики-испытатели над Звездным городком – много самолетов, прошли много раз – попрощались с ним. Это было до слез все так сделано. Но  настоящие ребята - так поступили. Ведь пойти на это – надо такие иметь разрешения! А они без всяких разрешений. Между собой договорились и прошли над нашим гарнизоном.

СЕРГЕЙ ВОЛКОВ ГОТОВИТСЯ К НОВОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

 

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

Lena: - Сергей Александрович, Вы сейчас готовитесь к Международной экспедиции. Расскажите о ней подробнее.

Волков С.А.– Подготовку я начал со своим экипажем год назад. В моем экипаже будет японец и американец. На борту нас уже ждут, другая часть нашего экипажа – два россиянина и один американец. Экипаж будет состоять из шести человек. Экспедиция будет очень насыщенная. Если не брать штатные операции: прием грузовых кораблей, стыковка с «Шаттлом» ожидается (это будет скорее всего последний полет «Шаттла». Я имею в виду последний, потому что после этого летать они уже не будут), ожидается прибытие к нам нового грузового корабля, сделанного американцами, которые придут на смену «Шаттлам» и будут возить грузы, выход в открытый Космос. С российской стороны будут выполнять я и Александр Самокутяев. И будет выход со стороны американской – это Майкл Фосум и Рон Гаран. Я буду поддерживать этот выход, работая на канадском манипуляторе. Будет передача больших грузов. И, можно сказать, я буду «катать» астронавтов с этими грузами с одного рабочего места на другое. Обширнейшая научная программа. Хочется сказать, что добавилось несколько новых экспериментов. Т.е. сейчас потихоньку добавляются новые, потому что произошел резкий скачок. С трех человек – шесть человек стали летать на станции. Система не успела подготовиться, как бывает иногда. А появились новые, очень интересные и полезные эксперименты, понятные людям, потому что они непосредственно затрагивают борьбу за здоровье людей. Продолжение экспериментов, которые были начаты, наверно, еще моим папой во время полета на «Мир». Но они продолжаются, потому что производить мониторинг земной поверхности нужно регулярно, постоянно. Т.е. у нас летает спутниковая группировка, но человеческий глаз или человек может увидеть то, что не сможет спутник. Он отснимет, но там будет облачность. Он не всегда может подвернуть камеру. Космонавт же это может сделать. Это более творческий подход. Соответственно, более информативный. Поэтому я и говорю, что эти эксперименты продолжаются. Их необходимо продолжать, чтобы видеть изменения. Например, идет изменение климата. Почему? Мы пытаемся выяснить и в том числе, делая эти снимки.

 

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

Елена: - Когда намечен старт и как долго продлится Ваша экспедиция?

Волков С.А.– Экспедиция будет продолжительностью 177 суток. Дата старта сейчас определяется, потому что корабль новый, это новая серия – семисотая. Первый приземлился буквально месяц тому назад, поэтому проводятся доработки. Т.е. это второй испытательный полет данной машины, поэтому пока мы говорим так, что это – начало лета. Дата пока уточняется. 

 

Фото КОЛЕСНИК Павел
Фото КОЛЕСНИК Павел

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт