Владислава МИКОЛЮК (25 января 2011)
Конферансье Иван Шепелев: «Меня убедили не говорить, что Горбачев жив-здоров!»

Конферансье Иван Шепелев: «Меня убедили не говорить, что Горбачев жив-здоров!»

ТАМАРА ГВАРДЦЕТЕЛИ ГОТОВИТ ВКУСНЕЙШИЕ МАНТЫ! 

Наталья Андрющенко: - Во многих интервью вы рассказываете, что путевку в профессиональную деятельность дала вам победа на Всесоюзном конкурсе конферансье. Сегодня, когда нет престижных конкурсов разговорных жанров, сложно понять о его ценности. Расскажите о нем.

И.Ш.: - Уровень Всесоюзного конкурса был такой, что если на нем артисту делали замечание, то это было замечание в десятку, если это было признание, то ему можно было верить. В 1988 году я был на Всесоюзном конкурсе «Политсатиры». В жюри были Хазанов, Задорнов, Жванецкий и другие выдающиеся деятели. Там у меня первая премия, я этим страшно горжусь! В 1989 был Всесоюзный конкурс артистов эстрады разговорного жанра. В жюри были все юмористы того времени и даже главный редактор журнала «Крокодил» Внуков, там у меня вторая премия, но при условии, что первая не присуждалась по жанру конферанса. Настоящий профессиональный артист воспитывается и живет на конкурсе. Ну, а наш конкурс молодых конферансье я стараюсь делать по мере возможности, по мере того, как мне помогают. Очень рад, если бывают открытия. Вообщем этот конкурс для меня праздник, что наш жанр живет и будет жить долго

Екатерина Мазина: - Вы основали свой конкурс молодых конферансье. Почему решили возрождать эту профессию, ведь судя по современным ведущим, им школа не нужна?

 

И.Ш.: - Действительно, сейчас ведущим становится тот, кто хотя бы умеет разговаривать, считает, что сам себя воспитал и и ему ничего не нужно. Это очень плохо такая самоуверенность, потому что без школы нет настоящего профессионального артиста. А если работает непрофессионал, это вредит не только жанру, но эстраде  как таковой и зрителю, ведь молодежь, которая смотрит все это, считает, что именно так нужно.

- Здравствуйте, Иван Васильевич, знаю, что вы много работали с Тамарой Гвардцетели. Вот, по вашему мнению, какова она как артистка и как человек?

Иван Шепелев: - Тамара не просто великолепная певица, это актриса, которая умеет играть голосом, создавать голосом образы, и вообще она стоит особняком среди других эстрадных исполнителей. И человек она добрый. А еще она хорошо готовит. Меня как-то угощала грузинским блюдом, не помню, как они называются. Типа "мантов" или "пельменей". Вообще с Тамарой я знаком давно, еще с конкурса Советской песни, который проходил в  Днепропетровске, она была юной конкурсанткой, приезжала с мамой. Получила вторую премию, поэтому для нее Днепропетровск – очень значимый город.

ЯНУ ТАБАЧНИКУ СТАЛО ПЛОХО, КОГДА ОН ВСТРЕТИЛ НА ЗОНЕ СВОЕГО ДРУГА

- Добрый день! Иван Васильевич, знаю, что вы мастер буриме, хочу спросить, этому можно научиться или это врожденный талант?

И.Ш.:  - Скажу честно, из всех буримистов, которых я знал, никто этому научиться не мог, этот талант Господь дал! Но нужно ставить номер, то есть знать приемы стихосложения, стихотворные размеры, выдавать все экспромтом. Буриме - французский жанр, но в последнее время пришли к выводу, что в Россию его привез Пушкин, который ним виртуозно владел.

Светлана: - Приехала в Париж к родственникам и вдруг увидела фамилию Ивана Шепелева на французских афишах среди лауреатов на награждение «Серебряная маска»! Попасть на награждение возможности не было, поэтому хочу спросить как прошла церемония?


ДАЦКОВСКИЙ Павел

И.Ш.: - Хочу вам признаться, что когда я увидел себя на афишах и как ребенок ходил от тумбы к тумбе и читал свою фамилию, и все время вспоминал, мечтал ли я когда-нибудь, что меня укажут на афишах в Париже? Было очень приятно. Награды вручали известные французские артистов, они вручали эти «серебряный маски». Я получил награду из рук Катрин Денев. Не думаю, что она точно знала, кто такой Иван Шепелев… Но она спросила меня, откуда я приехал, приколола мне эту маску, при этом очень улыбалась, как настоящая француженка. А вот слово «Днепропетровск»  французам с их отличительной артикуляцией было очень сложно произнести, его коверкали, как только можно.

- Расскажите о вашей поездке с Яном Табачником по местам лишения свободы. Зачем вы вообще отправились за колючую проволоку?


ДАЦКОВСКИЙ Павел


И.Ш.: - Всё началось с того, что однажды Ян Петрович побывал с благотворительным концертом в одной из тюрем. И когда он увидел, как люди, лишённые свободы, воспринимают его выступление, это его растрогало. В 1999 году возникла идея объездить с благотворительными концертами все тюрьмы и колонии Украины. Вскоре эта идея достигла самых верхов: Президент Леонид Кучма лично благословил артиста. Поддержали его и министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко, и директор департамента Иван Штанько. В общем, от слов к делу перешли довольно быстро. Табачник вооружился аккордеоном и вместе со своей группой отправился за колючую проволоку.
Начали мы с Западной Украины: Львов, Ивано-Франковск, Черновцы, Волынь. Потом были в Киеве, Чернигове, Днепропетровске и т. д. Взятые на себя "соцобязательства" мы уже выполнили на три четверти: из ста колоний посетили восемьдесят, фактически "оптичив" (то есть, поставив напротив каждой графы с адресом очередной зоны "птичку" - выполнено) почти всю Украину.

- Что особенно вас потрясло в этих восьмидесяти зонах?

- Я испытал самые разнообразные эмоции. Во мне постоянно происходила борьба добра и зла. С одной стороны, я понимал, что передо мной убийцы, бандиты, воры и что проявлять к ним чрезмерное сострадание - это предательство по отношению к тем, кому они причинили много горя. Но, с другой стороны, хотелось им как-то помочь, чтобы они раскаялись в содеянном и вышли на свободу нормальными гражданами. Конечно, эти люди наказаны заслуженно. Но меня до глубины души потрясло то, что в зонах на сегодняшний день сидят и такие, кто украл полмешка сахара, канистру бензина... Так мы впервые узнали о несовершенстве нашего законодательства. На деле всё это оборачивается душевной болью. В колониях мы встречались с заключенными, выслушивали их исповеди и просьбы. И часто, как у всех нормальных людей, внутри закипало: как это посадить молодого за бутылку минеральной воды или за то, что колхозник пошёл на ферму и забрал домой своего (!) быка, за которого ему так и не заплатили деньги, когда он решил его продать?! Но больше всего нас потрясло признание одного начальника колонии: якобы половина осужденных вообще не должна была попасть в места заключения. Да, за любое преступление нужно наказывать, - вот только наказание должно быть соразмерным вине.
У Яна Табачника случился сердечный приступ, когда он встретил в колонии своего друга, с которым не виделся 25 лет. Когда-то он жил с ним на одной улице, вместе бегали. Он уже десять лет сидел за убийство - побил двух воров, которые забрались к нему на дачу, и один из них через неделю умер. "Толик, ты что, - с ума сошёл? Кто у тебя есть?" – спросил у него Ян Петрович . - "Никого"- ответил тот. Табачник выбежал из зоны, накупил колбасы, чая, сигарет, и ему стало плохо.
Я сам чуть не потерял сознание, когда в одной из женских колоний встретил соученицу - сидел с ней за одной партой в восьмом классе. За разбой она получила одиннадцать лет, уже отбыла семь.


МАДОННА ЛУЧШЕ В КАЧЕСТВЕ ЖЕНЩИНЫ, ЧЕМ ПЕВИЦЫ

Анна Семеновна: - Пресса пишет, что вы много опекаетесь ветеранами сцены, помогаете им, общаетесь. Несложно ли находить время и средство для помощи другим?

И.Ш.: -  Средства находить всегда сложно. Я решил ни у кого ничего не просить, зарабатываю на концертах. Только не считаю это благотворительностью, ведь это мои коллеги, у которых уже, к сожалению, осень жизни и которым живется сейчас чуть хуже, чем мне, потому что они не работают. Это обязанность всех артистов, без исключения, потому что, в конце концов это наше будущее! Это учителя, которые делали замечания, мол, вот этого артиста ты слишком расхвалил, а вдруг эти ожидания у публики не оправдаются? Нужно настолько корректно и уверенно подавать исполнителя, чтобы потом это не вызвало отрицания у зрителя.

Ольга: - Иван Васильевич, скажите, только честно, Мадонна, как женщина хороша?


ДАЦКОВСКИЙ Павел

И.Ш.:  (смеется) - Это журналисты виноваты, подававшие обо мне заметки под названием «В постели с Мадонной». Когда читаешь – понимаешь, с Мадонной я не спал. Но дальше-то никто не читает! А там нормально написано, что Мадонну я видел со съемочной площадки, не ближе 5 метров, потому что она везде ходила с телохранителями. И, уж извините, в постели с Мадонной я никак не мог оказаться. А попал я туда так: давали мы гастроли в Америке среди эмигрантов. На концерт пришел режиссер, американец польского происхождения, Иржи Джексон. Он предложил сняться в эпизоде в роли конферансье ночного кабаре. Мне было интересно, хоть, не скажу, что потом было так же:  маленький эпизод снимали дублей шесть. По задумке, я сидел на той же кровати, где сидела и пела Мадонна, но мы сидели в разное время. Поэтому я не знаю, какая она женщина, но на мой взгляд, как женщина она  - лучше, чем поет. Потом технически подставили на экране так, что кажется, будто я сижу рядом с Мадонной!

- Здравствуйте, меня зовут Марианна, расскажите о вашей дружбе с Иосифом Кобзоном. Как с ним познакомились?

И.Ш.: - Познакомился с Иосифом Давыдовичем в Днепропетровске, в парке Шевченко, в Летнем театре, где я вел концерт. Он сказал, что ему очень приятно, что в городе есть хорошие молодые артисты. Это артист с большой буквы, если у него забрать сцену – он перестанет жить. Как-то на День города устроили конкурс на лучшие стихи про Днепропетровск, и победили мои. Я эти строки использовал во время объявления Кобзона: «Из миллиона городов один, И пусть в нем мало шика и озона, Тобой гордится каждый гражданин, Мой город, с гордым профилем Кобзона!» И Кобзону это очень понравилось, она даже включил этот стих в свое автобиографическую книгу. Мы дружим, Возможно, скоро я приму участие в концерте, где будет присутствовать и Иосиф Кобзон.

- А как вы познакомились с Валентиной Толкуновой?

И.Ш.: -  Валечка Толкунова, царство небесное, человек от Бога. Когда я с ней познакомился, она даже не знала кто я, и все равно с ее стороны было настолько много тепла и такта! А когда мы отработали несколько совместных концертов, она подошла и сказала: «Так вы еще и конферансье прекрасный!». После 15-ти лет совместной работы, она приехала ко мне на юбилей, отменив все концерты в Москве! Это дорогого стоит. Она умела дружить. Человек, который рождается раз в сто лет. Была такая история: мы давали концерт в Одесском Оперном театре, и вдруг заболел Табачник, заболел Кобзон… То есть, все те люди, ради которых, собственно, были раскуплены билеты. Валентина Васильевна говорит, мол, ты молодой, твоим объяснениям не поверят, а мне поверят. И только благодаря Вале не было вздохов разочарования.

- В вашей книге «Эстрадные байки» есть история о знакомстве с Горбачевым. Но ведь жанр баек подразумевает долю преувеличения…


ДАЦКОВСКИЙ Павел

И.Ш.: - Да, но в этой истории  практически все - правда. В августе 1991 года мы с женой отдыхали в Ялте, и там меня увидел администратор крымской филармонии, который занимался организацией зрелищ для разного ранга руководителей партий и правительства. Он как-то странно мне обрадовался и спрашивает: «Ты Горбачева видел?» - «По телевизору» - отвечаю. А он: «Завтра увидишь как меня. Нужен интеллигентный конферансье. Из Фороса заказали человек пять артистов. Ты пятый». Ну, мне на отдыхе работать не привыкать. В общем, отвезли нас на дачу президента СССР, выступили мы. В зале человек 50 собралось: охрана, обслуга и так далее. А после концерта Михаил Сергеевич вручил мне (правда, одну на всех) корзинку персиков. Огромных, спелых, не персики – мечта. Ну, уехали мы, персики, естественно, съели, а назавтра, девятнадцатого августа вдруг объявили, что президент заболел и страной управлять никак не может. А я, человек наивный, стал возмущаться во всеуслышание, говорить, что это неправда, что мол, я же вчера его видел здоровым и веселым, и для пущей убедительности рассказывал, как он мне лично персики вручал. А вечером ко мне пришли два вежливых товарища и объяснили, что зря я все это говорил, поскольку человек – он так устроен: сегодня здоров, а завтра, извините, его вдова безутешно рыдает. В общем, они меня убедили, что говорить много – вредно. Ну, что было дальше, вы знаете: от СССР ничего не осталось. А у меня, как воспоминание о нем,  осталась плетенная корзинка из-под персиков. И все-таки, Горбачев-то был здоров…

Александр Костенко: - Иван Васильевич, а почему вас в СМИ часто называют «цыганским бароном»?

И.Ш.: - Может быть,  потому, что мне повезло работать с самыми легендарными цыганскими артистами, как  Надежда Сергеевна Киселева, известная как Ляля Черная, Николай Алексеевич Сличенко, Василий Туманский, Рада Никлаевна Волшенинова. Именно они бъяснили мне, что такое настоящее цыганское искусство, а не просто там плечам двигать, выкривая ресторанное «ай-не-не». Ляля говорила, что для нее самое страшное, что после ее ухода никто не сможет объяснить, что такое настоящая цыганская песня и романс, будут все трясти плечами, топать ногами. Когда я понял, что у меня внутри остался кладезь, от этих легенд, решил это кому-то передать. У меня было два цыганских коллектива: «Счастливая молодость» и «Моя душа». Первый был молодежным, я работал в нем режиссером и постановщиком, сейчас ребята работают в разных коллективах в России и Украине. А второй существует и сейчас, с ним мы получили гран-при в Праге на Всемирном фестивале цыганской песни. Теперь они работают в знаменитом московском варьете «Сударушка».

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 13420 3

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт