Андрей Цаплиенко:  Иногда мы даем более качественный материал чем, CNN и BBC

Андрей Цаплиенко: "Иногда мы даем более качественный материал чем, CNN и BBC" [ВИДЕО]

Комментарии: 10
Фото МАРЧУК Людмилы

О ЖУРНАЛИСТИКЕ И ЖУРНАЛИСТАХ

Валя:  - Вы сами-то смотрите телевизор?

- Честно говоря, очень редко. Больше смотрю фильмы, чем телевизионные программы. Хотя для того, чтобы быть в курсе событий мне, как журналисту, просто необходим доступ к разным программам. Как правило, я пользуюсь Интернетом, потому что там есть практически все, что есть на телевидении.

Настя:  - Кто для Вас является образцом для подражания в журналистике, документалистике?

- В журналистике у меня нет кумиров, но есть ориентиры. Мне очень нравится как работает Майкл Холмз - журналист канала CNN, которого я знаю достаточно неплохо. Мне нравится как работает Кармен Маркиш это известная португальская журналистка и документалиста. Мне нравится как работал мой друг Сергей Потимков это известный харьковский журналист занимающийся расследованиями, и который во многом подтолкнул и определил мою профессию. Есть люди, которые мне нравятся, но я не могу сказать что у меня есть кумиры. Я вижу плюсы и минусы любого журналиста не зависимо от степени общественного признания которым пользуется этот журналист. Минусы есть у всех, безусловно, и плюсы есть у всех. Они чередуются. Нельзя все время держать качественную профессиональную планку, иногда ты ее снижаешь - например, по причине собственной усталости или спешки. Это все закономерно.

- Вы наверняка много общаетесь с коллегами из крупных международных новостных агентств или каналов, насколько отличается подход работодателя к работе журналиста в горячих точках у нас и за границей? Я имею в виду как уровень свободы в освещении темы и влияние политики канала, так и решение бытовых вопросов и социальные гарантии.

- Что касается уровня освещения тем, если мы говорим о горячих точках, то я не вижу большой разницы. Люди, работающие тут, как правило, пользуются достаточно большой степенью свободы, как в выборе тематики, так и изложении материала и форм его подачи. Это связано с условиями, в которых они работают, потому что на войне, в зоне боевых действий все очень динамично меняется и нужно быстро принимать решения, причем самостоятельные решения. Что касается степени социальных гарантий, то, конечно же, нашим средствам массовой информации еще далеко до мировых стандартов. Как правило, западные агентства, отправляя журналиста, предоставляют группу людей, обеспечивающую его безопасность. Мы о своей безопасности заботимся сами. За границей очень высокие страховки, потому что шансы того, что вернешься живым и не вередимым оцениваются 50/50 и, конечно же, человеку очень важно знать что в случае чего его семья не будет нуждаться. У нас таких страховок нет. Отчасти не по вине телекомпаний, а по вине страховщиков, которые просто отказываются страховать людей, посещающих горячи точки. Вот в этом основные отличия. Но в плане профессии - подход примерно одинаковый. Даже иногда мы даем более качественный, более проверенный материал чем, крупные международные каналы, такие как CNN, BBC. Я несколько раз сталкивался с подачей на этих каналах непроверенной информации.

Оля: - Предположим, Вам дают час в неделю прайма на "Интере". И бюджет - нормальный, и есть около месяца до запуска. Что это будет за передача?

- На самом деле я бы запустил высококачественную программу журналистских расследований. Я считаю, это то, что необходимо и Украине и зрителю. И обратите внимание, когда уровень жизни в стране немного падает, людям становятся интересны программы о проблемах внутри страны и о решении этих проблем. Когда уровень жизни немного повышается, людям хочется развлекательного телевиденья. У нас сейчас ситуация такая, мы еще не совсем вышли из кризиса и людям нужны программы, которые могут каким-то образом повлиять на улучшение их жизни. Но интересные программы, не просто анализ каких-то событий, голое изложение фактов, а действительно программы, которые бы цепляли зрителя своими проблемными историями и их решением. Я бы с удовольствием делал такой продукт. Руководство смотрит на ситуацию глобально, с точки зрения крупного телевизионного бизнеса. Мне очень сложно стать на эту точку зрения, потому что у меня есть свой репортерский сектор работы и эту работу я делаю лучше всего.

Игорь: - Журналисты часто идут в политику. В депутаты не хотите?

- Нет, не хочу. Я думаю, что как журналист я смогу сделать больше чем любой депутат. И самое главное, политика требует гибкости, делать шаг вперед, потом два шага назад, и это объективно, это среда, которая требует подобного алгоритма действий. Я человек прямолинейный, мне нравиться двигаться вперед и поэтому в политике я бы чувствовал себя как слон в посудной лавке.

Руслан:  - Известно, что вы побывали во многих горячих точках. При Интере создана школа журналистики. Вы будете там читать лекции и о якобы отснятом вашем видео из гущи событий, которое покупали у своих иностранных коллег? И о том, как на ходу придумывались страсти об украинских миротворцах в Африке, даже не пообщавшись с ними? Расскажите, как Вам живется с невскрытой брехнёй, за ширмой "острых", а на самом деле надуманных страшилок-репортажей?

Фото МАРЧУК Людмилы
Фото МАРЧУК Людмилы
 

- Мне очень сложно ответить на этот вопрос, потому что в нем заложены сразу масса ответов. Если вы видели наши программы, если вы читали хотя бы тексты сюжетов, то вы видите, что на самом деле  в Африке мы были много раз и с миротворцами нашими общались неоднократно в различных африканских странах. Ну а что касается материалов в Интершколе, не знаю, о том, что я буду читать что-то в Интершколе я впервые узнаю от вас. Если вы хотите узнать поподробнее, о том, что мы делали в Африке, о том, что мы снимали, может быть хотите посмотреть наши материалы, вы можете обратиться в национальные информационные системы, это новостейная структура Интера и пообщаться или со мной или с главным редактором, в этом нет особых проблем. Мы можем пообщаться без вебкамеры, напрямую. Поэтому живется мне так как и жилось раньше, хорошо, я чувствую, что делаю нужное дело, чувствую себя в профессии на своем месте и не вижу поводов для того, чтобы моя совесть была не спокойна.

О КНИГАХ

Сергей:  - Хотите ли вы дальше продолжать писательскую карьеру? Есть ли материал для новой книги?

- Новая книга уже написана. Я надеюсь, что она будет издана в этом году. То есть это уже вторая моя книга и сейчас я пишу третью. Та, что готовится к выходу, это не мемуары, но это события из моей жизни и журналистской практики -  портреты людей с которыми приходилось работать в зонах боевых действий. А третья книга это абсолютно художественная книга, пока не буду раскрывать все секреты без которых литература не является литературой.

Olya:  - Ты пишешь книги, а сам что любишь читать?

- Люблю Голдинга, - читаю и перечитываю его с юности с большим удовольствием. Нравится Мураками. Вообще, мне очень нравится, когда есть время на книгу и ты никуда не торопишься и просто плывешь по волнам текста, который тебе предлагает писатель. Люблю восточную, в частности японскую прозу.

О ТРАДИЦИЯХ

Людмила Степановна:  - Для украинцев часто удивительны народные традиции и обычаи других стран, особенно  -  мусульманских. А вас, видавшего виды, что-то удивляло?

- Мусульманская философия меня не удивляет, а скорее, заставляет задуматься. Она позволяет человеку воспринимать мир и события такими, какие они есть. Вот это отношение к жизни - будь что будет и давайте спокойно воспринимать все что происходит вокруг нас, от радостных событий до печальных и трагических. Мне кажется, это отличительная сторона всех восточных народов.

Что же касается удивления, то меня удивляют не мусульманские традиции, а традиции народов, которые живут в Африке - они сохраняют эту анималестическую самобытность. Например, в одной из африканских деревень, в которых живут масаи, мне предложили стать - мужем на ночь. И предложила одна достаточно симпатичная женщина. Если бы мы в этой деревне остались на ночь, то пойти бы на этот шаг просто пришлось бы, потому что этого требует логика гостеприимства. Вот не сделал этого - значит не уважаешь, значит плохой ты гость. И на самом деле если не следуешь традициям некоторых племен, то это, в конце концов, может стать опасным, поскольку ты таким образом высказываешь неуважение к этим людям. Поэтому если ты едешь в какое-то отдаленное место и ожидаешь, что там тебя ждут совершенно необычные традиции - лучше все это изучить заранее, чтобы выстроить логику своего поведения. Еще удивляют некоторые кулинарные традиции, но опять же приходится им следовать, потому что тоже твой отказ может быть трактован как неуважение к традициям народа. Приходилось есть рептилий. Но это нормально для человека который много ездит по миру и встречается с разными культурами.

Читатель: - Вы изучаете обычаи страны, в которую отправляетесь? Что помогает находить общий язык с местными жителями? И приходилось ли вам давать взятки, чтобы снять что-то?

- Я бы не назвал это взятками, но давать приходилось. Потому что люди в бедных странах они обычно находятся в такой ситуации, что иногда чувствуешь, что надо давать. Люди живут в состоянии постоянного конфликта и постоянной угрозы для своей жизни. Иногда не просят, но даже и без лишних просьб ты что-нибудь им даешь. Традиции изучаю. Потому что, не делая этого, можно попасть в очень неприятную ситуацию. Для меня это хрестоматийный случай, когда мы снимали в Беслане в 2004 году и французский журналист, беседовав с людьми из осетинского ополчения, он хорошо говорит по-русски, он задавал вопросы, осетины отвечали, рассказывали как ополчение стояло вокруг школы в Беслане и как они достали оружие, которое у них было, и как они прорвали это оцепление, как прорвались к школе. И вот француз комментирует это таким образом: "Молодцы, настоящие моджахеды!". Происходит следующее, эти осетины, которые давали интервью, погнались за этим журналистом попытались, как минимум, его побить, потому что это просто свидетельство незнания их традиций. Он, приехав на Кавказ, считал, что там все мусульмане, поскольку моджахеды это мусульманское ополчение. И он использовал этот термин в отношении осетин, которые являлись православными и которые восприняли это как оскорбление.

Фото МАРЧУК Людмилы
Фото МАРЧУК Людмилы
 

О КОМАНДЕ

Ольга Филатова:  - Вы ездите в командировки с одним и тем же оператором? Это человек, на которого вы можете положиться в любой экстремальной ситуации?

- Стараюсь ездить с одним и тем же оператором. Зовут его Вадим Ревун. Мы работаем с ним достаточно долго. Конечно, без сложностей не обходится, но я знаю, что на этого человека я могу положиться в любой ситуации. Работа военного корреспондента и работа, связанная с опасными путешествиями, требует присутствия рядом с собой очень надежного человека. Я бы даже сказал - сверхнадежного. Я считаю, что Вадим таким и является.

Тренер:  - Андрей, Вы "командный игрок"? Если да, то кто Ваша команда?

- Обычно наша команда, которая отправляется в горячие точки - очень маленькая, я и мой оператор, ну может быть продюсер, может быть еще один журналист. То есть это очень компактная группа. Мне сложно назвать себя таким вот самоотверженным командным игроком, я в большей степени - индивидуалист. Хотя с другой стороны я не диктую свою точку зрения, тем, кто со мной работает, я ее не навязываю и самое главное не навязываю свои какие то жизненные установки, привычки. То есть мне легко работать с теми, кто принимает меня таким, каков я есть. А людей которые работают со мной я тоже стараюсь воспринимать такими какими они есть - со всеми их достоинствами и маленькими недостатками.

О ЛИЧНОМ

Анна Рогава:  - Хотелось бы узнать о вас не только как о журналисте, но и как о человеке. Что любите есть, какую музыку слушать, какие фильмы предпочитаете?

- Я ем все. Особых предпочтений нет. Хотя, очень люблю колбасу. Такой колбасы как у нас в странах ближнего и дальнего востока не бывает. Когда приезжаешь из дальней командировки очень приятно взять и нарезать эти кругляшки и кусочки ароматно пахнущей украинской колбасы и положить их на черный хлеб, а еще немножко хрена это просто изумительное блюдо. Но на самом деле ем все. Музыка. Я слушаю любую хорошую музыку. В детстве очень увлекался, конечно же, хард-роком, сейчас с удовольствием слушаю классику - Бетховена. Фильмы. Недавно посмотрел два американских фильма, один у нас прошел как "Повелитель бури", а второй как "Зеленая зона". Фильмы об Ираке, я вот отмечаю такую любопытную штуку, что в плане изображения фактуры, эти фильмы особенно четки в деталях -  пыль на улицах, автомобили, одежда, оружие, обстановка, даже вот фактура кадра, немножко желтоватая картинка. Она передает вот то восприятие ближнего востока. А что касается взаимоотношений, чувствуешь некую фальшь, игру, неправду, демонизацию тех людей, которые говорят по арабски. Присутствует это в американском кино. Случайно попал в кинотеатр, пошел смотреть "9-й округ". И фильм меня поразил, я никогда не думал, что могу сопереживать каким-то компьютерным созданиям на экране. Сопереживать почти с ощущением внутреннего катарсиса. Бывают такие фильмы, которые заставляют тебя задуматься над тем, а вообще человек ли ты, и в каких ситуациях ты ведешь себя по-человечески. Проявляешь гуманизм и сочувствие к другим существам.

Фото МАРЧУК Людмилы
Фото МАРЧУК Людмилы
 

Галина:  - Андрей, а вы занимаетесь спортом? И важна ли в вашей работе физическая подготовка?

- Да, раньше я активно занимался спортом, сейчас стараюсь поддерживать форму. Конечно же, важна физическая форма, потому что бывают такие командировки, в которых ты значительную часть расстояния проходишь пешком с рюкзаком, техникой и если бы я не был минимально физически подготовлен, то это было мне не под силу. И потом бывают такие моменты, когда тебе нужно несколько суток не поспать или спать 2-3 часа в сутки. К этому тоже нужно быть готовым, и быть в хорошей форме для того чтобы переносить такие усталостные нагрузки.

Молодая мама:  - Хотели бы вы, чтоб и ваши дети пошли в военную журналистику?

- Если честно, особого желания не испытываю. Но с другой стороны, если кто-то из моих детей решит стать военным журналистом, я препятствовать не буду. Я просто постараюсь изложить все плюсы и минусы профессии и пусть выбирают сами.

Ella:  - Как ваша семья относиться к тому, что вас часто не бывает дома? К тому, что ваши командировки достаточно рискованны?

- К тому, что рискованны, семья относится нормально, потому что моя жена тоже работала в горячих точках, и она прекрасно оценивает степень риска. И прекрасно понимает, что я могу рассчитать этот риск для себя. Но иногда она говорит мне, что не стоит ехать, в эти моменты я очень доверяю ее женской интуиции. Она никогда не становится в дверях, не перегораживает мне дорогу, но если она говорит, что ехать не стоит, я обычно этому доверяю. Потому что женская интуиция это нечто совершенно не исследованное до конца, но это то чему доверять стоит. А что касается долгих отъездов, это проблематично, потому что с течением времени я понимаю, что нужно как можно больше отдавать себя своим детям. И дети нуждаются отнюдь не в том уровне материальном обеспечения, который обычно дает мужчина, а в том, что он есть. Что есть отец, и человек который может дать правильные ориентиры в жизни.

Мария:  - Вы никогда не боялись, что, вернувшись с войны вы можете "получить по голове" за то, что называете в своих материалах конкретные известные фамилии и выступаете с их критикой?

- Я думаю, что так или иначе эта угроза присутствует в работе любого журналиста, который занимается какими-то конфликтными темами. Иногда гораздо опасней делать резкие и честные материалы внутри страны. Я думаю что так или иначе все журналисты связаны с журналистскими расследованиями и все журналисты, задевающие интересы власть имущих и сильных миры сего, очень сильно рискуют. Поэтому риск это спутник жизни журналиста и тут уже неважно военный ты корреспондент или не военный, снимаешь ты в горячих точках материал или на оборот в холодных.

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт