Братья Борисенко: «Продавцы спиртного просят подтверждение о нашем совершеннолетии»

Братья Борисенко: «Продавцы спиртного просят подтверждение о нашем совершеннолетии»

Комментарии: 24

 Мы не близнецы!

 Ирочка:  - Ребята, поздравляю вас с Днем Рождения!!! Как отметили своё 18-летие?

Саша и Вова Борисенко (хором): спасибо большое!!

Вова: Честно говоря, отметили его заранее, 7 сентября, вместе с друзьями, потому что мы знали, что 8-го нам предстоит ехать в Киев на участие в утреннем шоу одного из местных каналов. А потом вечером собрались у нашей подруги.

- Теперь, по праву совершеннолетних будете пить, курить и матюкаться?

Саша: нет, ну как можно? (смеется)

- Вообще-то разные форумы ваших поклонников растиражировали фотографии, на которых вы курите…Не самый хороший пример подаете вашим поклонникам..

С.: - Мы курим иногда, потому что нам кажется, будто это поможет меньше нервничать. На самом деле, ребята, в прямом эфире я хочу сейчас сказать: не надо это делать! Меньше нервничать из-за сигарет не получается! Вот, передо мной стоит вода минеральная – вот её и надо пить. (Выпивает глоток) Фууу, она такая соленая! Гадость! Тогда можно её вылить себе на голову (встает и немного воды выливает на макушку)

фото Павла ДАЦКОВСКОГО
фото Павла ДАЦКОВСКОГО
 

Вова: (смущенно одергивая Сашу): Саша, сядь, пожалуйста! На самом деле, знаете, мы вот даже когда на День Рождения спиртное покупали, продавцы попросили у нас подтверждение, что мы совершеннолетние. И это правильно! Это прекрасно, что такие продавцы попадаются!

 white_chocolate : 1)Саша, Вова,вы уже определились в каком году вы будете поступать в ВУЗ и какую специальность вы выбрали? 2)Когда уже вы вернетесь хоть на недельку в Днепр?=) Где с вами в Днепре можно пересечься?

В.: - Мы уже год, как студенты Национальной металлургической академии! Я на специальности «Экология», а Саша – «Обработка металлов». А по поводу возвращения в Днепр, так ведь мы в последнее время почти и не покидаем его…

С.: - Нет, ну на самом деле, у нас почти каждые выходные запланированы где-нибудь выступления. А пересечься можно в любой учебный день в маршрутке, которая везет к Металлу. Хотя мы с Вовой уже серьезно подумываем, чтобы перевестись на заочное отделение в связи с занятостью огромной.

- Признайтесь, специальности такие выбрали не совсем по желанию?

В.: - Честно говоря, папа настоял, чтобы у нас были технические специальности. И вообще, диплом нужен для надежности, сегодня гастроли есть, а завтра не известно, как сложится судьба…

С.: - А так, я встану и пойду на завод обрабатывать металл (смеется).

 Тischa: - Саша и Вова с каким преподавателем по вокалу вы занимаетесь? Продолжаете ли вы заниматься хореографией после фабрики? Слышала, что во время «Фабрики» у вас были почти со всеми преподавателями конфликты…

 В.: - Чтобы не потерять форму – берем уроки и хореографии, и актерского мастерства у разных преподавателей. Относительно некоторых конфликтов – да, было дело, но когда начинаешь вспоминать это сейчас, становится очень больно. На самом деле, мы всем этим людям очень-очень благодарны!

- Кстати, на «Фабрике» вас заставляли участвовать в каких-то провокациях или скандалах для привлечения общественного внимания

С.: - У нас была одна театральная постановка, в которой мы якобы ссоримся, каждый проявляет свой характер, но потом миримся.

- Видела ваши «до звездные» фотографии, на которых вы, мягко говоря…

С.: - Мягко говоря, страшненькие? (смеется)

- Мягко говоря, друг на друга вообще не похожи! На «Фабрике» вас попытались сделать «зеркальным отражением» друг друга, не раздражало это? Близнеца, как известно, очень хочется отличаться…

С.: - А мы и не близнецы! Вы посмотрите на нас, даже в похожей одежде, с одинаковым цветом волос, видно, что у нас – разные черты лица! А у Вовы еще и непонятная фигня на губе выскочила. Шучу, это родинка. Просто у меня её тоже нет.

До того, как Константин Меладзе настоял на том, чтоб мы покрасились, мы вообще были темненькими и кучерявыми. Кстати, я сначала был настолько против покраски волос! Это же не по-мужски, фууу! А теперь мне нравится.

 Я не смог брать уроки карате у женщины, и ушел.

- Вообще, вы заметили, как за последние полстолетия поменялись ролями мужчины и женщины? Мужчины красят волос, глаза, выбирают украшения. Женщины, например, ваши поклонницы, готовы встать на колено и предложить руку и сердце…

С.: - Понятно, на что вы намекаете, на нашу транссексуальность?!

В.: - Вообще-то мужчины, чья профессия, связана с искусством и полстолетия назад красили волосы. Глаза мы не красим.

- Но, вот, Макс Барских…

С.: - Ну, вы бы еще Борю Апреля назвали!

- А ваш третий родной брат Дима Борисенко сильно на вас похож? Пользуется ли он плодами вашей популярности?

С.: - Он, кстати, на Вову похож, но не на меня. Мы не знаем, пользуется ли он нашей популярностью.

В.: - Понимаете, родственные отношения – это нечто такое, что возникает задолго до разных там «Фабрик» и не зависит от меры популярности.

С.: - Но была одна ситуация, когда Диму дразнили, что он носит какие-то стоптанные старые туфли, и он, не долго думая, сказал, что это он у Вовы взял поносить (смеется).

-А что насчет «мужественных женщин». Если они замуж позовут?

С. и В.: - Замуж?! Замуж – точно нет!!!

В.: - Вообще, женственность всегда остается самой привлекательной чертой у девушек. Мужчина должен работать руками, женщины должны ухаживать за собой.

С.: - У меня была такая история, связанная с женщиной в неженской профессии. Я раньше ходил на карате, даже тренером хотел стать, а потом однажды на место мужчины, который вел карате, пришла женщина. И тогда я понял, что не смогу брать уроки карате у женщины, и ушел.

- Ребята, очень много вопросов по поводу того, свободно ли ваше сердце сейчас?

В.: - Моё – свободно. Да и Сашкино тоже. Вроде бы много встречается красивых девушек, но вот не случалось еще так, чтоб раз – и зацепило, и навсегда! Вообще очень не любим этой темы.

- Хорошо, тогда хотя бы скажите: идеалы красоты у вас разные? Можете ли влюбиться в одну и ту же девушку?

С.: - Нет, еще так не случалось ни разу. Помню, когда-то в детстве у Вовы в комнате висел плакат Аврил Лавин, так меня от него воротило. Она же такая не красивая!

В.: - Зато ребята из группы «Руки вверх», висевшие в твоей комнате, наверняка для тебя красивее? (смеется)

С.: (смеется). Нет, ну Тина Кароль, например. Вообще, когда у нас спрашивают, каких мы любим девушек, мы отвечаем: мы просто…

С. и В.: (хором): ЛЮБИМ ДЕВУШЕК!

 Наталья С.: - Ребята, мне нравится Ваше творчество! Я видела Ваше выступление и хочу узнать, из какого Вы города! И еще скажите, наблюдаете ли вы друг за другом проявления «звездной болезни»?

С.: - Странно, что мало людей знают, что мы из города Днепропетровска, в котором и прожили все предыдущие 18 лет! Но, кстати, подумываем над переездом в Киев. Ну, вы и сами понимаете, почему…

В.: - Что касается «звездной болезни» - с нами это не может произойти, так как мы всегда помним, кто мы такие и откуда мы. В отличие от той же Алины Гроссу, с состоятельными родителями, мы из очень простой семьи рабочих: папа – инженер, мама – бухгалтер. Деньги, которые мы зарабатываем – сегодня они есть, а завтра их нет. Ну благодаря тому, что мы прошли в суперфинал «Фабрики», привезли домой аж четыре ноутбука, два из которых отдали родителям. Еще в качестве «Приза зрительских симпатий» у нас есть возможность снять собственный клип. Уже очень скоро к этому приступим, но вот, на какую песню он будет – пока секрет. Может быть, даже вы этой песни и не слышали.

 На «Фабрике» нам сыпали дробленное стекло в обувь.

 Marianna: - Саша, Вова, вы ходите к гадалке?

С.: - Нет! Я даже знаю, с какого сайта получена эта информация! Не заходите, пожалуйста, на этот сайт!

- А встречали вы такие сплетни, которые прочесть о себе было бы приятно?

В.: - Нет, к сожалению. Только разная глупая информация по поводу того, кто стал отцом, а кто – крестным отцом. «Женили» нас тысячу раз. Вот, последний раз с сестрами-близняшками, из Латвии, с которыми мы вместе выступали на фестивале «Песни моря»

С.: - Они, кстати, и симпатичные даже. Но там такая смешная ситуация произошла. У сцены, где мы репетировали был небольшой такой бассейнчик. Мы, предупредив девушек, с разгона прыгаем в воду. Одна из девушек поскальзывается на разлитой на сцене воде и падает. Мне становится одновременно и смешно, и стыдно за то, что мне смешно. Конечно, я не растерялся, поднял её.

В.: - У девочки было выражение лица точь-в-точь, как у Евы Бушминой, которая ныне – одна из участниц «Виа гры», во время выступления на «Фабрике» отключилась фонограмма, и она какие-то секунды еще не может сориентироваться, что теперь петь придется «вживую». Вот точно такие же глаза (смеется).

фото Павла ДАЦКОВСКОГО
фото Павла ДАЦКОВСКОГО
 

С.: - Но мы умудрились вылить много воды на технику на сцене, и сразу, во время рекламной шапки, к нам подошел режиссер и попросил: «Ребята, лучше обрызгайте жюри, чем сцену с техникой!»

 Катрин: - Ребята, вы руководствуетесь какими-нибудь принципами? Что для вас в человеке самое главное?

С.: - Искренность!

В.: А основной принцип – это не сворачивать со своей дороги.

С.: -И еще не делать так, как нам делали некоторые люди на «Фабрике» - не нужно другому в обувь подсыпать дробленное стекло, образно выражаясь. Во-первых, это больно, а во-вторых, абсолютно точно, что с тобой потом поступят так же.

В.: - Мы не отрицаем, что шоу-бизнес – это грязное дело, и мы, по сравнению со всеми, тоже не идеалы. Но «дорожку» никому не ломали.

С.: - А вообще в шоу-бизнес нужен уборщик! В синем костюме, с метлой, со шваброй…

В.: - Который бы этой метлой всех прогонял (смеется)

С.: - Да-да, как у нас в детском садике была баба Шура.

Инна Б:  - Мальчики, вы сейчас наблюдаете за какими-нибудь телевизионными программами, которые ищут талантов?

В.: - Сейчас смотрим «Україна сльозам не вірить». Тяжело немножко смотреть теперь телевизор, когда всю ту жизнь за кадром ты знаешь уже изнутри. Когда ты знаешь, как люди попадают в эфир, как делаются рейтинги…Сейчас нас интересует больше радио. Кстати, на нем работать намного сложнее, чем на телевидении: ведь человек тебя не видит, своей мимикой уже ты ничего не сможешь ему рассказать, приходится вовсю напрягать голосовые связки.

 - Вова, к тебе вопрос. Ты работал какое-то время официантом. Теперь, когда есть возможность быть в ресторане не в качестве официанта, а в качестве посетителя, обращаешь ли внимание на такие детали, как качество сервировки стола? Можешь ли по этому поводу сделать замечание официанту?

фото Павла ДАЦКОВСКОГО
фото Павла ДАЦКОВСКОГО
 

В.: Я всегда отношусь с пониманием к любым промахам, ведь человек – не идеален, по своей сути. Стараюсь не раздражаться, когда опаздывают с заказом. Если хорошее обслуживание, официант получит от меня свои 10 процентов от суммы заказа, потому что по своему опыту понимаю, как это, когда до зарплаты две недели, а ты уже на мели.

- А если, по ошибке, подадут коньячные бокалы для вина?

В.: Да мне без разницы, хоть пластиковые стаканы принесите! Но главное, чтоб в «коньячницу» не налили чай.

С.: - Ага! А дома у нас есть один стакан красивейший, так Вова его долго выискивает, чтоб минералки именно из него выпить.

- Люди, которые пишут вам репертуар, предварительно общаются с вами?

В.: - Нет, но они знают нас, видели на сцене. Иногда ведь и одного взгляда достаточно, чтоб понять, какая песня нужна этому человеку. Авторы у нас абсолютно разные, чтоб репертуар не был однообразным. Чтоб не было как у «Руки вверх!», узнать которых можно по первым аккордам.

С.: - А вот у Аллы Борисовны Пугачевой нет ни одной одинаковой песни. Запоминается всегда один только голос. Вот и мы стремимся к тому, чтобы у нас были наряду с лирическими и танцевальными, даже роковые…

- Роковые?! Это какие, например?

С.: А вы послушаете «Не трогай мой плеер!», например.


 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт