Константин Стогний: «Журналистика нравится мне больше, чем политика»

Константин Стогний: «Журналистика нравится мне больше, чем политика» [ВИДЕО]

«В КОМАНДИРОВКИ ЕЗЖУ ЗА ЭКСТРИМОМ, А В ТУРЦИЮ – ЗА ОТДЫХОМ»

Виктор: - Константин, очень нравятся документальные фильмы, которые вы снимаете в других странах? Куда в ближайшее время отправитесь для съемок? А какие страны предпочитаете посещать с семьей?

- Вопрос раздели бы на две части. Это абсолютно разные страны, они не совпадают.  

Командировки, учитывая специфику наших документальных фильмов и то, что я работаю на канале, ориентированном на мужскую аудиторию, это поездки в какие-то экстремальные места. Из нереализованных планов остается по-прежнему город Магадан, тунгусский метеорит. Еще планируем продолжить поиски нацистских преступников в Чили и Аргентине, расследование тайны, связанной с базой 211. Многие историки считают, что ее строили немцы.

Еще у нас была договоренность с секретарем компартии Чили Луисом Корваланом. Он достаточно пожилой мужчина,  обещал рассказать о многих исторических секретах. Он утверждал, что знает, почему началась война в Афганистане, каким образом коммунистические режимы устанавливались в латинской Америке. Обещал поделиться своими архивами. Мы планировали поехать к нему в феврале, но не получилось поехать из-за политической ситуации в стране. Изменилось руководство, мне предложили работу советником Министра Внутренних Дел, поэтому производство документальных фильмов пришлось отложить. Мы отложили встречу на год, 14 июля он умер, к сожалению.

Фото ЛЮКОВ Максим
Фото ЛЮКОВ Максим
 

Что касается поездок с семьей, то я предпочитаю ездить в Турцию. Считаю, что для отдыха с детьми это оптимальный вариант. Пока они не подрастут и не начнут понимать художественную ценность того или иного историческикого места. Когда моя двухлетняя дочь будет осознавать, что ей показывают, например, Лувр или Собор парижской Богоматери, тогда будем ездить.

Мартовский заяц: - Любите ли когда вас хвалят? Что для вас является самой высокой оценкой своей работы?

- Больше люблю, когда критикуют. Я часто критически воспринимаю и ситуацию, и людей, которые мне небезразличны. Если я человека, не критикую, значит мне все равно. Если же хочу, чтобы он становился лучше, нужно критиковать и поддерживать, чтобы не сложился какой-то комплекс, что он все делает неправильно.

То же самое ко мне относится. Я больше люблю, когда меня критикуют, чтобы исправить ошибки. Хвальбу чаще воспринимаешь больше, как лесть или какое-то подхалимство. Если этот вопрос от кого-то из моих друзей или коллег, то лучше меня хвалить не надо. Это нужно в период становления или возмужания, чтобы человек не потерялся в жизни,   стал на ноги. Я считаю, что достаточно крепко стою на ногах, пусть девушек хвалят.

- Вам не кажется, что совмещать работу при органах власти и теледеятельность не совсем корректно для журналиста?

- Это не только корректно, но еще и законно. Например, я являюсь сотрудником Министерства Внутренних Дел и работаю на телеканале ICTV. Государственные органы власти должны информировать о своей работе общественность. И я, как советник Министра, за него отвечаю. Поэтому это не просто мое личное желание.

Закон «О госслужбе» запрещает чиновникам в Украине  заниматься любой работой, помимо преподавательской, творческой и научной. Чиновники во всех странах мира пишут книги, делают открытия и занимаются основным видом деятельности, поэтому я не вижу здесь противоречий. Более того, считаю на данном этапе развития украинской журналистики нужны профессионалы, которые разбираются в своем деле.

Лично я выключаю фильм, если вижу юридические неточности, надуманность, поэтому хочу смотреть новости, сделанные специалистами, которые могут качественно со всех сторон подать ту или иную ситуацию. Журналистов, которые бы делали полноценное  расследование, имели бы  юридическое образование, которое помогало бы им грамотно излагать мысли, очень мало. Многие журналисты, которые приходят на пресс-конференции, например, в МВД не могут отличить обычных вещей - кражи от грабежа. Я говорю: «Как вы пишите без малейшего понимания юридического процесса?» Считаю, это неправильно, это обман наших зрителей.  

«ГЕРОИ МОИХ СЮЖЕТОВ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ УГРОЖАЮТ»

- Часто ли вам угрожают, просят не освещать какую-то тему? Каким образом вам удается отстаивать свое мнение и журналистскую честь? За здоровье близких никогда не боялись? Есть ли у вас либо вашей семьи охрана?

- Чтобы ответить на этот вопрос, понадобится много времени. Если читателя, действительно, интересует этот вопрос, я бы рекомендовал посещать лекции в различных вузах, куда меня приглашают. Я примерно в течение двух часов рассказываю, как нужно работать, как угрожают, что делать с тем, чтобы работа журналиста была безопасной, как уберечь себя от сложных эксцессов. Ответить на это коротко вряд ли получится.

Раньше угрожали, были уголовные дела против тех людей. Некоторых уже и в живых нет, но после этого все не то, чтобы утряслось, а заняло нужные места. Теперь основные игроки на информационном или криминальном рынке Украины примерно знают, что нельзя сделать, и смысла заниматься угрозами у них уже нет. Они ищут более коварные способы, о которых не расскажу, а то еще воспользуются.

Личной охраны у моей семьи нет. Жилье охраняется надлежащим способом, есть разработанные системы безопасности, технические и профилактические меры оперативного сопровождения. Это то, что которое положено сотрудникам МВД и тем, кто занимает такие должности, как я.  

- Вам не надоела работа не телевидение? Вам интереснее реализовывать себя как режиссеру, ведущему, продюсеру?

Фото ЛЮКОВ Максим
Фото ЛЮКОВ Максим
 

- Как только мне надоест моя работа, сразу же найду чем заняться. Есть достаточно много интересных вещей, проектов и задумок в жизни, чтобы не делать какую-то ненужную и неинтересную работу. А, если работа становится не интересной, я ее расцениваю, как ненужную.

Когда я в первый раз пришел в милицию, будучи лейтенантом, мой начальник сказал: «Есть такой секрет, тут работа очень сложная тяжелая, не все выдерживают ее. Но ты должен понимать: чтобы делать работу хорошо, нужно ходить на нее насвистывая». Сейчас я придерживаюсь этого же правила и учу подчиненных следовать ему. Надо идти на работу с настроением, понимать, что ты делаешь, и получать от этого удовлетворение. Работа ведущего мне нравится. Как только надоест, буду заниматься только продюсированием проектов  Редакторская работа мне тоже по душе. Люблю, когда люди четко формулируют мысли, красиво выражаются, когда текст структурированный. Иногда тема интересная, а сам текст какая-то паутина спутанная. Интересно распутать ее, чтобы текст стал грамотным и понятным. Так что на данном этапе я занимаюсь только тем, что мне нравится.

- Какие сюжеты считаете журналистскими победами вашей программы, какие новые темы будете открывать для эфира?

- Когда восстановлена справедливость, когда после некоторых сюжетов оживают криминальные материалы, уголовные дела восстанавливаются, получают новую жизнь, доходят до суда. Когда нас просят прийти в какой-то дом, где люди три месяца сидят без отопления. Чиновники низшего ранга смотрят программу и понимают, что их начальники смотрят программу, поэтому начинают суетиться. После выхода программы проблема решается.  

Есть сугубо милицейские темы. Может люди не сильно любят милицию, я тоже ее не сильно юблю, ту милицию, которая есть. Есть и хамы, и невежественные люд, как в любой сфере нашего общества. Но порядочных людей я всегда уважал и любил.

В Винницкой области два года назад у людей украли мобильный. Они обратились в милицию, составили фоторобот.  По картотеке он был похож на ранее судимого человека, который промышлял нападениями, разбоями. Пришло сообщение, что он находится  с на заправке в Винницкой области. Туда выехал «беркут», как на особо опасного преступника   на него надели наручники, машину затянули, привезли его. В отделение приехал адвокат, который начал торговаться, чтобы его выпустили, иначе будет встречный иск из-за того, что наручники надевали. Хотя ситуация очень простая. Подключилась прокуратура, они потребовали у этого наряда 2 тысячи долларов за то, что они не будут адвокатам давать возможность против них развивать это дело. Начинаются торги, затягивается на полгода этот процесс. Сотрудники милиции обращаются в СБУ, сообщают, что с них вымогает за нормальную их работу прокурор деньги. Прокурора задержали во время передачи взятки.   Прокуратура ополчилась на этих милиционеров и дала им по 3 года тюрьмы, сотрудникам винницкого беркута, которые задержали особо опасного преступника. Ясно, что это была война структур, на ней пострадали люди, которые честно исполнили свой долг.

Негодяев надо наказывать жестко, но если сотрудники честно выполняют свой долг, за них нужно заступаться. Такая позиция руководства МВД на данном этапе. Наша программа включилась в эту акцию, когда жены осужденных обратились на канал, это был март.

Фото Максим ЛЮКОВ
Фото Максим ЛЮКОВ
 

Мы взялись за это дело, начали показывать ход расследования. А потом подключилось МВД, уже начали пересмотр этого дела. Вот такие вещи вызывают чувство удовлетворения и то, что все-таки работа нужная и правильная. Не говоря уже о том, что находят многих людей. Начальник департамента розыска говорит, за розыск преступников нас уже давно пора к ордену приставлять. 

«АНДРЕЙ БЕНКЕНДОРФ СЧИТАЛ МЕНЯ СВОИМ ТАЛИСМАНОМ»

- Интересно ли вам было бы сняться в кино? Если да, то, в каком амплуа?

- Я снимался уже в фильмах – в пяти или семи. Даже Андрей Бенкендорф считал одно время меня своим талисманом. Единственное, у меня нет актерского образования, я не могу играть. Он говорит: «Ты просто выйди и делай то, что обычно. Поступай, как в реальной жизни». Это эпизодические роли, у меня нет времени, поэтому в мощных ролях я не снимаюсь. Например, если вспомнить «Европейский конвой», основанная на реальных событиях история о заложниках, захваченных в одном из банков. И журналисты включились вести переговоры с преступниками. Я играл редактора, который отправляет эту группу журналистов. 

Недавно предлагали еще прошел пробы в фильм «Отчим». Я отказался, сказал, что на пенсии буду сниматься. Сейчас не могу, работа не позволяет. Но меня все-таки уговорили. По сюжету меня провожают в аэропорт, но самолет, в котором лечу, взрывают

- Если следовать вашему желанию, а не обстоятельствам, что вам ближе политика или журналистика?

- Журналистика ближе, потому что я же не политик на данном этапе. Мы знаем много примеров, когда журналисты, сделав себе имя, становились политиками. Не хочу их перечислять. Если бы это было мне интересно, думаю у меня бы тоже получилось.

- Уходить в политику не собираетесь?

- Это сложный вопрос, потому что мне нравится журналистика больше. Но есть очень интересное выражение: «Человек, которому хватает ума не заниматься политикой, будет наказан тем, что им будут руководить более глупые люди». 

«МЫ БУДЕМ РАССКАЗЫВАТЬ ИСТОРИИ ПРОПАВШИХ ДЕТЕЙ»

- Читала, что вы планируете запускать проект, основанный на розыске людей. Кого будете искать преступников или пропавших без вести?

- В ней не будет такого разделения, все по обстоятельствам. В идеале хотим искать людей по горячим следам, потому что так раскрываются 80 процентов людей. А потом они ложатся балластом или «глухарями» становятся.

Мы хотим, чтобы телегруппа приезжала на место событий вместе с милицией или даже раньше. В мире есть такие проекты: журналисты на месте собирают приметы, и это все идет в прямом эфире. Это, конечно, очень тяжелая сложная работа, но интересная. Но этому надо посвятить себя всего и не заниматься ничем больше кроме этого проекта. Это уже высший пилотаж. А для того, чтобы выйти на высший пилотаж, нужно научиться управлять хотя бы самолетом на достаточно безопасном уровне. Вначале нужно попробовать делать такое не в прямом эфире. Сейчас  вопрос, чтобы найти время запустить проект с такими рубриками. У нас уже есть обкатка и наметки.  Плюс важно о пропавших детях сообщать. Фотографии уже настолько сливаются с рекламой, что люди проходят мимо и ничего их за душу не берет. Мы стали черствыми, уже эта схема не работает. Чтобы добиться надо результатов, нужно рассказать историю этого ребенка, чтобы оно за душу взяло, тогда люди включаются в эту работу.  

- Вы часто принимаете участие в социальных проектах, один из последних Альбом о ВОВ. Еще над чем-то трудитесь?

- Учредители телеканала люди, которые не афишируют свою благотворительность, и я придерживаюсь этой же точки зрения.  Студия и я лично очень много делаем для поддержания детдомов: собираем вещи, деньги на операции. Но об этом я стараюсь никому никогда не говорить в эфире. Настоящая благотворительность заканчивается там, где начинаются фамилии. Это уже больше похоже на рекламные трюки. И призываю всех, если есть возможность, помочь людям нормальным способом, а не для того, чтобы это отсняли фотоаппараты.

Катрина: - Какие спецпроекты готовите? Спасибо за «Фаину», очень хороший проект получился.

Фото ЛЮКОВ Максим
Фото ЛЮКОВ Максим
 

- Я говорил выше о наших нереализованных проектах.  У нас стало традиционно раз в несколько лет проводить слет шаманов в Сахаре, обязательно хочется опять поехать. У нас вышло уже три части о загадке Бермудского треугольника. Хочется сделать четвертую часть, дать, наверное, какие-то предупреждения общественности, чтобы люди посмотрели и начали к земле относиться не как потребителю, а с уважением, что-то начинали отдавать.  

- Добрый день, я молодой специалист, интересуюсь журналистикой. Скажите как стать сотрудником пресс-службы МВД? Можно ли постажировался в вашей команде?

- Если хотите стать хорошим специалистом, с пресс-службы лучше не начинать. У меня позиция такая, что сначала нужно поработать журналистом, добиться чего-то, а потом переходить в структуры и там уже развиваться, становиться чиновником. Совмещать в себе журналиста и чиновника очень тяжело. Нужно пройти долгий путь к пониманию всех ситуаций, которые могут возникать на пути. МВД - это не та структура, где приветствуется  свободное творчество. Нужно отдавать себе отчет, что это и дисциплина  и жизнь по уставам, и более строгие правила жизни, которые откладывают отпечаток на способ мышления.

Если хочется идти стажироваться, то лучше - в редакционный коллектив, а если хочется работать в пресс службе МВД, надо поработать а криминальных программах. Надо чтобы люди в пресс-службах помогали и облегчали работу журналистам. А я до сих пор сталкиваюсь с тем что, некоторые вообще не понимают журналисткой работы, поэтому овсе возможные палки в колеса сунут. Спрашиваю: « А зачем вам служба в МВД, если вы все блокируете?»  

- Скажите рецепт своего успеха? Вы ведь успешный человек?

- Со стороны виднее, наверное, успешный. У каждого свои приоритеты в жизни. Я реализую те, которые у меня есть. Если брать внешние проявления, есть намного  более успешные люди. Секрет успеха сложно раскрыть. Сейчас очень много книг на эту тему продают люди, которым самим на хлеб не хватает? Ничто не будет приносить радость и успех, если внутри себя не найти баланс. Есть такая восточная поговорка: «Создай дом внутри себя, тогда любой дом будет для тебя хороший. Не создал дом внутри себя, не будет радовать никакой другой дом».

- Как это каждый день рассказывать об ужасах, которые творятся в стране – убийства, изнасилование, аварии? Как это отражается на вас, вашей семье и вашем самочувствием?

- Со стороны виднее. Если я перекошенный и страшный, сгорбленный под гнетом всех криминальных ситуаций – значит плохо отражается. Депрессия бывает даже у людей, которые вообще ничего не делают и отдыхают круглый год.

Я считаю, что нужно все-таки отделять серьезные вещи от случайных.  Хирурги-медики делают каждый день делают операции, режут человека. К каждого есть миссия в жизни, которая дополняется умением восстанавливать баланс сил. Весь вопрос в том, где люди находят такую отдушину, фильтры для очищения у каждого свои.

У меня это путешествия, играю в волейбол, погружаюсь с аквалангом. Еогда с родителями нахожусь за одним столом, тоже становлюсь другим человеком, чище, лучше. Много есть вещей, которые помогают уходить от накопления такого негатива.

- Как продвигается расследование по делу похищенной Ирины Лазаренко, создается впечатление, что милиция бездействует, дело давно заброшено?

- Да, тысячи людей в розыске, к сожалению, и это накапливается. Проект, о котором я говорили выше, поможет реализовать это дело. Но вот такие желчные высказывания, как это, кстати, мной не воспринимаются. Убийство Кеннеди тоже до сих пор не раскрыто. Мы же не можем сказать что американцы не работают над этим.

Адам: - Костя расскажите свои ощущения после путешествия в Бермудский треугольник?

- Ввсе время туда тянет, потому что один раз там был. Трудное место, есть сложности с доступом к интересным объектам. Например, в районе Бермудского треугольника находится самый крупный в мире радио телескоп. Он зависает на тросах, которые крепятся на скалы, его мощность такая, что если зажечь спичку на Венере, вспышка будет зафиксирована. Он наблюдает за объектами, которые находятся на большом расстоянии от земли и фиксирует сигналы из космоса. Там один из фильмов рассказывает, ученые считают, что эти сигналы не могут иметь хаотичный характер.

Таня Жеребчикова: - Какие любите цветы? И какие преподносите своей любимой?

- Цветы я люблю только живые. Полевые - для меня самые любимые. Собственно говоря, их и дарю своей жене.

 

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии Харьков менеджер по рекламе