Вадим Панов: Истории для фентези беру из жизни

Вадим Панов: Истории для фентези беру из жизни

Комментарии: 2

«РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ НУЖНО ПОСТОЯННО»

Читака: Вас не смущает, что ваши книги  доступны в Интернете, а при наличии электронной читалки - отпадает необходимость покупать обычную книгу. Насколько сильно это ударит по писателям, как вы считаете?

- Весь вопрос в том, каким будет рынок электронной литературы: цивилизованным или пиратским? Если цивилизованным, то, разумеется, не ударит (хотя я, признаться, не понимаю, как можно читать с экрана - теряется столько ощущений). Если же рынок станет пиратским, то на нем будут представлены лишь графоманские опусы, авторами которых будут исключительно подростки. Качество подобного чтива вы можете оценить уже сейчас: сеть переполнена бесплатными текстами, вопрос в том, хотите ли вы, чтобы остались только они? Вполне возможно, что апологетов "свободной информации" такое будущее устраивает, ну, что же, это их выбор.

Рима: Как дошли до такой жизни?

- Весь секрет в том, чтобы работать над собой постоянно, а не от случая к случаю. И тогда вы дойдете до той жизни, до какой захотите.

Сергей: Скажите, а по-вашему, любая книга должна воспитывать, или порой достаточно развлекать?

- Если по-моему, то вопрос поставлен некорректно: философский трактат вряд ли вас развлечет. То есть, мы исключаем слово "любая". Что же касается художественных книг, то каждая из них чему-то учит. Это неизбежно, поскольку автор, хочет он того, или нет, излагает на страницах свое видение тех или иных событий и поступков. Вопрос в том, насколько силен посыл и как он подан. Занудное повествование, наполненное исключительно правильными идеями, способно оттолкнуть читателя, а значит, книга должна "читаться".

Книжный червь: Вадим, посоветуйте книги кого-нибудь из коллег, а то все ваши книги я уже прочел. И что читаете вы?

- Признаться, в последнее время я читаю гораздо меньше художественной литературы, чем мне хотелось бы, но... Из недавно прочитанного могу порекомендовать Джо Аберкромби - очень неплохое "темное фэнтези".

Мирон: Приятно, что серия в надцать книг не теряет накала (исключение - лишь сборники рассказов, но это сугубо личное мнение). Но хотелось бы знать, не будут ли вами написаны в ближайшее время одиночные романы. Понимаю, что экономически это менее выгодно, но может для статусности, что ли... Впрочем, вашу книгу, я буду покупать будь она в серии или нет... по крайней мере пока ее качество будет таким как сейчас... Удачи вам.

- "Одиночные" романы у меня есть: "Ручной привод", "Занимательная механика"... А что касается циклов, то дело не столько в экономике - просто создавая мир, в какой-то момент понимаешь, что все задуманное не удается уместить в одну книгу. При работе приходят новые идеи, замыслы, сюжетные ходы и...

появляются новые книги.

Сантьяга: Каков ваш любимый персонаж в Тайном городе? Узнаете ли вы в ком-нибудь себя?

- Мне никто не верит, но любимые - все. Иначе и быть не может, ведь тогда они не получатся "живыми", не обретут индивидуальные черты. В каждом из них есть кусочек меня, но каждый из них - самостоятельная личность.

Мила: Как много времени ушло на "разработку" мира Тайного города? Я понимаю, что он дополняется каждой книгой, но сперва ведь нужно было придумать мир и его обитателей, а потом наращивать на него характеры и образы, или, может, я что-то не понимаю....

- Вы все правильно понимаете. Мир ТГ - именно мир, - формировался около трех лет. Создавались расы, персонажи, характеры, взаимоотношения, баланс сил, их штаб-квартиры в конце концов... И только после того, как у меня сложилось понимание ТГ, я приступил к работе над первым романом.

«УХОДИТЬ НУЖНО С ЛЕГКОЙ ДУШОЙ»

Николай: Вадим, неужели после лукьяновских «Дозоров», к вам еще не обратились по поводу съемок фильмов по Тайному городу... или по тем же анклавам? Делитесь секретами, готовятся съемки?

- Никакого секрета нет: съемки не готовятся.

Аристарх: Вадим, вот гляжу на своего соседа, и мне кажется я понимаю с кого вы "срисовали" красных шапок. Смущает лишь то, что вряд ли вы бывали в Запорожье, и уж тем более встречались с моим соседом... Собственно, вопрос - кто же стал прототипом сих чудных творений? И откуда у непритязательных во всем существ такая тяга к недешевому напитку как виски? Или в Москве он дешевле водки?

- У вас есть сосед, у меня есть сосед... Как вы правильно заметили: Красных Шапок вокруг очень и очень много, их даже выискивать не надо. Что же касается виски, то ответ прост: ребята ведь не местные, пришлые, а потому вряд ли семья могла подняться на водке.

Анатолий: Вадим, внесите, пожалуйста, ясность в вопрос с "Хаосовершенство", книга вышла? Если нет, то когда ждать?

- Книга вышла! Ищите!

Лена: Представьте себе: Вы узнаете, что жить Вам осталось один день. Как бы Вы его провели, что сделала, что бы постарались изменить?

- Согласитесь: за один день вряд ли можно успеть слишком много, а потому глупо тратить время на что-нибудь глобальное, имеющее отношение ко всему человечеству. В этот день следует припомнить о своих этических долгах: возможно, попросить у кого-нибудь прощения, возможно, с кем-то встретиться. Уходить нужно с легкой душой. И обязательно нужно провести время с теми, кого любишь, потому что неизвестно, когда с ними свидишься.

И еще вопрос: если бы Вам дали возможность выбрать, где жить - в реальном, нашем сегодняшнем мире или в мире, созданном в Ваших книгах, что бы Вы выбрали и почему?

- Вопрос очень тонкий, поскольку я, фактически, живу между этими двумя мирами (и даже между несколькими мирами). В каждом из них есть свои прелести и свои недостатки, а потому мне бы хотелось продолжать скитаться между ними, рассказывая вам подслушанные в разных мирах истории.

Оксана Ковтун: Мой вопрос немного необычен. Мне бы очень хотелось узнать, было ли когда-то так, что от прочтения какой-либо книги вы получали настоящий литературный оргазм?

- Действительно, необычно: Оргазм слово чрезвычайно сильное, поэтому его я все-таки использовать не буду. А что касается книг, которые произвели на меня неизгладимое впечатление, то их немного: "Мастер и Маргарита", "1984" и "Тихий Дон".

Оксана Ковтун: Обычно главным критиком для писателя становятся их родственники, жены, дети. Согласны ли вы с тем, что главным критиком писателя все же является он сам и его разум? Ведь никто не скажет правду честнее самого себя.

- К сожалению, не всякий способен слушать правду или же сказать ее самому себе. Я знаю людей, которые создали себе маленький уютный мирок с "хорошими новостями" и тихонько бронзовеют под нежный хор сладких голосов: Гораздо приятнее "парить в облаках", получая комплименты и от себя, и от друзей и родственников. Умение быть критичным по отношению к самому себе одно из главных достоинств человека, тем более - человека творческого. Однако только этим дело ограничиваться не должно: необходимо не только вычислять свои недочеты, но и работать над ними, преодолевать их, становиться лучше.

Оксана Ковтун: Скажите, а бывает ли так, что вы читаете книгу другого автора, и понимаете, что сами могли б это написать. И сюжет вроде бы простой, и интересный поворот событий, но это написал кто-то раньше вас. Жалеете ли вы тогда, к вам приходит разочарование?!

- Каждый человек воспринимает мир своеобычно, непохоже на других, совсем непохоже. Каждый человек уникален, видит мир своим взглядом и своими чувствами, и описывает мир уникальным образом. Поэтому я не вижу в книгах других авторов того, что мог бы написать я. У меня все иначе. Именно поэтому был придуман конкурс "Тайный Город - Твой Город": я хотел посмотреть, каким видится ТГ другим людям, что я упустил, о чем они могут рассказать...

«ЛЮБЛЮ СТАРУЮ МОСКВУ»

Панноника: Если бы сейчас вы не были известным писателем, и даже вообще не были бы писателем, начали бы писать? Или занялись чем-то другим?

- То есть, если бы я родился прямо сейчас? В тридцать с лишним лет? Я тот, кем я стал. Это был осознанный выбор, и я рад, что смог его сделать.

Светлана: Панов - это Ваша настоящая фамилия?

- Да! Нравится?

Оксана: День добрый! Когда выходит Ваша новая книга, Вы испытываете: полное удовлетворение, предвкушение, страх быть непонятым, гордость, что-то другое (а что именно?)

- Безусловно, мне интересно, как воспримут книгу. Какие будут отзывы, будет ли понятно то, что я сказал и то, как я сказал: Отзывы, как правило, разные, однако мне приятно, что большая часть читателей меня понимает: мои шутки, мысли, идеи: И это единение с людьми - одно из главных и наиболее сильных чувств, что приходят после выхода книги.

Маша: Здравствуйте, Вадим. Если бы Вы представляли Россию на Всемирной цифровой библиотеке, какую свою книгу предложили первой?

- Самую первую, разумеется! Какую же еще? По той простой причине, что она была первой, с нее все началось.

Оксана Ковтун: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, считаете ли вы искуплением для писателя писать о собственных грехах и ошибках?

- Искупление? Вряд ли. Полагаю, вы имели в виду покаяние? Потому что искупление - это нечто иное. Что же касается покаяния, то: в какой-то мере - да. Но именно в какой-то мере, поскольку покаяние есть нечто большее, нежели простой пересказ собственных грехов и ошибок.

Екатерина: Есть ли у вас любимое место в Москве? Чем оно обязано вашему вниманию?

Почему таким стало?

- Любимых много, поскольку Москва очень разная, ее районы отличаются и внешне и, что самое интересное - внутренне. Где-то покойно, где-то весело, где-то тебя окутывает романтика, где-то переполняет энергия. Москва слишком велика, трудно выбрать одно-единственное место, но если выбирать: Ближе всего мне старые (еще не сломанные Лужковым) улицы дореволюционной Москвы - кривые, с невысокими домами и очень уютными.

Соня: Здравствуйте, скажите, где вы берете истории для своих книжек?

- Как правило - из жизни. Но иногда приходится выдумывать!

Вова: Скажите, вас посещает муза?

- Мне кажется - да. Но окончательный вывод оставляю читателям.

Владимир: Добрый день, назовите, пожалуйста, своих любимых писателей и свои любимые книги!

- Три книги, которые приходят в голову практически мгновенно: "Мастер и Маргарита", "1984" и "Тихий Дон". Если же говорить о фантастике, то это, безусловно, мастера "золотого века": Саймак, Азимов, Рассел, Шекли, Хайнлайн.

загрузка...
загрузка...

Политика

Пять вопросов о  компромате Онищенко
Пять вопросов о компромате Онищенко 319

Народный депутат начал обнародовать тайные записи с известными и влиятельными людьми, которые, по его словам, в будущем могут иметь серьезные политические последствия.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт