Легенда российского рока Юрий Лоза: «Однажды на сцене меня чуть не убило током»

Легенда российского рока Юрий Лоза: «Однажды на сцене меня чуть не убило током»

Фото с сайта mirm.ru

«НА ФУТБОЛЬНОМ ПОЛЕ ПЕТЬ УЖЕ НЕ ХОЧЕТСЯ»

Иринка: Юрий, а вы любите читать? Какие книги у вас возле тумбочки у кровати?

- Сейчас я читаю Пелевина. Вышел сборник его, ранее не издаваемых рассказов и я их читаю. Мне вообще очень нравится этот писатель. Но это не значит, что я читаю только современную литературу. Я читаю разную. Вообще считаю, что литературу нужно разнообразить, чтобы ни на чем не зацикливаться. Скажем, если я читаю историческую книгу после этого с удовольствием читаю детектив.. После Пелевина, скорее всего я буду читать детектив.

Валя Василькова: День добрый. У меня два вопроса. Скажите, а какая песня из вашего репертуара ваша самая любимая и почему? Второй: сложнее петь сейчас или при СССР и в чем главное различие?

- На первый вопрос есть стандартный ответ - лучшая песня та, которая еще не написана. Но, я не могу слушать одно и то же в течении долгого времени. У меня меняется настроение на протяжении дня. Для меня песня любимая та, которая точно подходит под конкретное настроение или ситуацию.

А теперь отвечу на следующий вопрос. Как-то спросили мудреца, который живет на горе Арарат: когда было легче жить до войны или сейчас. Он говорит: «Конечно до войны, меня тогда еще женщины интересовали». Этот ответ очень хорошо подходит под сегодняшнюю ситуацию. Сейчас свои преимущества, в молодом возрасте свои. Если б в молодости знал, если бы старость могла. Тогда и сейчас мне удобно и хорошо жить, но именно в том качестве, в котором я сейчас существую. Мне неудобно было бы сейчас выйти на футбольное поле, я бы не очень хорошо себя чувствовал прыгая по сцене под рок-н-ролл и т.д. То есть, тогда я делал одно, сейчас другое и мне одинаково комфортно. Я думаю, что если бы я в то время начал вещать о вечности и читать лекции, как делаю сейчас по той же истории, это было бы дико и смешно, а сейчас это уместно.

Долли: Добрый день. Скажите, нравится ли Вам Киев и, если да, чем? Часто здесь бываете? Есть ли у вас тут друзья?

- Киев – древняя столица Руси, а также богатейший, с исторической точки зрения, город. Здесь великолепная кухня - одна из лучший в Европе. Я много ездил по миру, поэтому могу судить. В Киеве прекрасно готовят везде. Тут серьезная культура приготовления той пищи, которая мне нравится. Я не любитель всяких японских, тайских изысков, я европеец и мне именно европейская кухня доставляет удовольствие.

Также в Украине великолепный генофонд и очень красивые и рослые люди. Когда ты смотришь на них - это тоже приятно. У украинцев тип лица, который я считаю наиболее удачным и правильным. Я сам славянин и очень люблю славянский тип лица. Вообще Киев всегда принимает меня хорошо, и я всегда с удовольствием сюда приезжаю.

У меня есть знакомые в Украине, но это не значит друзья. Ведь это очень ответственное понятие. Друзей может быть один-два. А вот знакомых, приятелей, коллег по работе  может быть много.

«ДЛЯ ЛЕГЕНДЫ Я СЛИШКОМ НЕСКАНДАЛЬНЫЙ»

Брэйн: Кого из молодых российский рок-коллективов вы считаете перспективными? А украинский молодежный рок слышали? И как вам?

- Молодежный рок мне не очень по душе, но те украинские песни, которые попадают на российский рынок довольно оригинальны. То, что у нас получило большую популярность, скажем «Я не здамся без бою» у меня даже  крутилось в магнитофоне целый день. То есть некоторые вещи вставляют и хорошо ложатся. Сам по себе потенциал в украинской музыке очень большой. Это очень мелодичная музыка, имеющая давнишнюю историю, прекрасные корни и очень хорошие перспективы. Но она никогда не реализовывалась в современном ключе, а сейчас такая возможность появилась. Для этого появилась современная техника и что немаловажно грамотные люди. Я приехал сегодня сюда и увидел, что уровень технического оснащения на площадке и люди, которые с ним работают достаточно профессиональны. Так что перспективы, я вижу, в Украине хорошие.

Глеб Давыдов: Здравствуйте, Юрий. А вы себя считаете живой легендой? Что вы вкладываете в это понятие?

- В это понятие вкладываю не я, а другие люди. Я себя легендой не считаю. И вообще я очень мало читал о себе разных слухов, а это как раз то, что  создает легенду. Легенду создает окружение. Я недавно смотрел фильм об одном западном коллективе, который прославился тем, что крушил мебель в гостинице и выбрасывал телевизоры с 9 этажа. Вот так обрастают легендами – с помощью каких-то интересных слухов. Одни говорят, что у них самый громкий звук, другие говорят, что они самые шумные на сцене, третьи - что у них девушек было больше, чем у других. Вот так создаются легенды. Как раз ничего подобного я никогда не делал, чтобы стать легендарной личностью. Я просто работал и писал песни. У меня одна жена, один сын, одна квартира. Никаких скандалов и слухов нет. Я никогда не был культовым исполнителем, никогда не пытался быть гуру для кого-то или артистом, которому будут подражать. Я все время работал особняком. Но тем ни менее такое положение меня устраивает.

Инга: Какое у вас самое яркое воспоминание из молодости?

- У меня много воспоминаний. Самое яркое сложно назвать, потому что они очень разные. Допустим, яркое воспоминание, когда меня чуть не убило током в Питере. Если бы Серега Серебрянский не выдернул розетку, меня бы наверное убило. У меня тогда кожа на руках пожелтела. Я лежал на сцене и не мог понять, что происходит, а в это время  через меня шло 220 вольт. Я как электрик, понимаю, что долго выдерживать это может только очень здоровое сердце.  Но я тогда бы спортивным парнем, играл в футбол, поэтому мне хватило здоровья, чтобы какое то количество времени лежать под напряжением. Это яркое воспоминание – народ кричал ура, артист лежа играет, это шоу, но могло и прибить.

А зрители так ничего и не поняли.

«ХОРОШАЯ МАШИНА НУЖНА КАК ФАРШИРОВАННОЙ ЩУКЕ АКВАЛАНГ»

Krot: Юра, ты счастливый человек?

- Трудно отвечать на подобный вопрос, потому что счастье – это краткий миг, достижение чего-то. Скажем, долго может быть счастливой свинья, которая лежит в луже, мне кажется, потому что ее запросы на этом ограничиваются. Она упала в лужу и ей хорошо -комары не кусают, солнце светит, лужа теплая. Она лежит и кайфует. И она долго может так лежать.  Человек – существо, которое вечно чем то недовольно и стремится к большему. У меня бывают моменты, когда мне очень хорошо, но это не значит, что такие моменты могут долго продолжаться. Если вы приняли комфортную позу и вам хорошо, через  какое-то время вам нужно шевелится, потому что за ночь, по статистике, человек поворачивается 15 раз. Просто лежит в самой комфортной позе и все равно поворачивается.

МММ: На какой машине вы ездите? Почему выбрали именно эту модель?

- У меня автомобиль «Митсубиси Галант» 2003 года. Он в хорошем состоянии, но я много не езжу. Мне это без надобности. Эта модель большая, комфортная, ездить на ней приятно. Эта модель не прихотливая и не воруется. Я не очень понимаю людей, которые берут дорогие машины, потом трясутся, как бы не дали по голове. Уже были такие случай, когда Михаил Жванецкий лежал связанный между сиденьями и думал грохнут его или нет. И ради чего? Ради этой железки, которая нужна, как фаршированной щуке акваланг. Он сам потом говорил – зачем мне этот здоровенный джип, из-за которого меня чуть не убили. Машина должна быть функциональной, она не должна создавать головную боль, чтобы на ней можно было подъехать на корпоратив. Нормальная машина, не более того. Я вообще сторонник функциональных вещей.

Даша Д.: Юра, спасибо вас за ваши песни! Расскажите, пожалуйста о своих хобби.

- Я очень люблю играть в шахматы онлайн. В некоторых клубах мы играем с реальными противниками. Иногда играю в преферанс, но не на деньги. Нравится писать и читать в равной степени. В последнее время все больше удовольствия получаю от того, что сижу на берегу и смотрю на волны. То есть состояние вне ума – сидишь и ни о чем не думаешь, смотришь на эти волны и приходят даже не мысли, а ассоциации и ощущения. Они не так легко формулируются, не так легко могут быть написаны, но в форме образов приходят очень хорошо. Говорят, что есть несколько вещей, на которые можно смотреть бесконечно – на звезды, на огонь... но мне нравится смотреть на волны.

«КОГДА-ТО ОТЫГРАЛ КОНЦЕРТ ДЛЯ ДВОИХ ЧЕЛОВЕК»

Инга: Какая музыка наиболее нужна современному обществу?

- Мне кажется, что музыка нужна разная, но к сожалению, разная музыка не звучит. Если вы поймаете какую-либо станцию, конечно не найдете на ней разной музыки. Мне очень не нравится, что сегодня музыка у нас стала какая-то однотипная, однообразная, ритмично бухающая по башке. Это музыка танцевальная, для дискотек, которая звучит у нас почему-то в каждой дырке. Я не очень представляю себе радио, которое поставило бы инструментальную композицию. Не обязательно музыка должна иметь слова какие-то. А инструментальная музыка, которую я слышу в магазинах допустим, это опять же танцевальные миксы, или денс миксы, у них даже свое название. Такую музыку я не очень понимаю. Вот оно бухает примитив этот весь, но он же несет никакой информации, просто такой ритмичный бухающий фон, который разрушает нервную систему человека. Эта музыка пишется так, чтобы проникать через наши защитные барьеры, в ней выдраны определенные частоты, которые уже слушаются не ушами, а всем телом. Поэтому эта музыка имеет колоссальное разрушительное воздействие. Как профессионал я это знаю очень хорошо. Но к сожаленью ее слушают с утра до ночи.

Диджей: Для какой аудитории вы сейчас поёте и как она отличается от СССРовской?

- Абсолютно разная аудитория. Однажды я пел для двух человек. Заказазчики сказали, что хотят эксклюзивно меня послушать. Сидели и муж с женой. И видимо под мою музыку у них все начиналось, а сейчас они крепко стоят на ногах и могут себе позволить вдвоем послушать полноценное выступление без всяких натяжек. И в то же время работал на дне города, перед 15-20 тысячной аудиторией. И для меня это то же самое - та же работа.

Lora: Ваша музыка всегда была очень разной. Были и бардовские песни, и иронический рок, и баллады.... А какая музыка вам самому нравится Как можете назвать точный жанр ваших песен, которые вы исполняете?

- Разная музыка нравится. В приоритете та, которая соответствует моему сегодняшнему настроению. Она может меняться по несколько раз на день.

Мои песни настолько разные, что ни под какой жанр не попадают. Я могу выступить на бард концерте и в то же время работал на рок-фестивалях как рок-исполнитель.

Ирина: Здравствуйте, Юрий! Студентами очень любили Вашу песню "Сто часов вдвоем" и другие песни того периода, хотя кумиром лично для меня всегда был и будет Владимир Высоцкий. Есть ли кумиры у Вас и чье творчество для Вас является ориентиром в жизни? Спасибо.

- У меня не было кумиров, у меня были учителя. Тот же Высоцкий безусловно для меня тоже являлся учителем. На его песнях мы росли, его принцип стихосложения каким-то образом повлиял и на наше творчестве. Не скажу что я полностью ему подражал, но что-то из этого образного ряда я конечно набрал. Точно так же я слушал и Окуджаву, и Битлз…

«С КУЗЬМИНЫМ И МАКАРЕВИЧЕМ МЫ НЕ СОПЕРНИЧАЕМ»

Аня: Кого вы считаете сегодня своим конкурентом? С кем из своих коллег по цеху вы дружите?

- Мы настолько уже застолбили за собой какие-то определенные области и ниши, что со мной никто не конкурирует, и никто не пересекает. Люди, которые занимаются авторской песней они давным-давно уже известны как самостоятельные артисты. На их место я тоже не претендую. Я не думаю, что можно Кузьмина или Макаревича назвать конкурентами. Мы занимаемся разными видами деятельности, хотя в одном жанре. Мы поем песни написанные нами же.

Дружбы как таковой нет с коллегами по цеху. У меня не бывает на моих семейных торжествах эстрадных артистов. Мне достаточно общения с ними на шоу каких-то, на съемках каких-то передач. Мне достаточно с ними поговорить, пообщаться, чтобы еще потом продолжать общение вне.

Марина: Юрий, я слушаю ваши песни наверное всю свою жизнь. Спасибо вам. Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Что она для вас значит? Поддерживали вас ваши близкие в вашем творчестве?

- Всегда поддерживали. У меня жена, ребенок, кошка, собака - вот нас четверо. Все что я могу рассказать о семье- это мои лучшие друзья и никакой другой компании мне не надо.

Газ: Читал, что Ваши песни, Юрий, одно время запрещали исполнять под вашим именем. Чем вы так не угодили властям? И как сейчас обстоит дело с этим - никого не жмут?

- Это немножко не правильно. Я уже рассказывал о том, что просто мы не имели возможности петь более одной пятой части своих произведений. Поэтому мне приходилось исполнять свои произведения и подписывать их именами членов союза композиторов.

Сейчас никого не жмут, никого не запрещают, все поют что хотят. И кстати это плохо. Хотя бы ограниченную  цензуру какую-то вводили. Не одного конкретного человека, а группу каких-то людей, которые смотрели бы. И это относится не только к песням, а к некоторым телепередачам, то есть какую-то часть негатива я бы отсеивал. Я бы мат запретил в СМИ. Но не запретил бы выпуск альбомов с матом. Как бы что об этом мне не говорили, что Шнуров это хорошо, я бы сказал, что есть часть аудитории, которым это слушать не надо. В своих клубах, для своих людей - пожалуйста, но если это может купить любой ребенок. Ребенку я бы никогда не говорил, что это правильно и хорошо, хотя бы для того, чтоб этот ребенок этим же матом не послал потом своих родителей.

Иван Петрович: Юра, скажите - сложно сейчас исполнителям старой формации выживать? Хватает ли вам денег на жизнь? Зарабатываете ли вы еще чем-то кроме музыки?

- Нет, мы же поем то, что пели всегда и поем аудитории, которая именно ради этого нас и приглашает.

А вот денег хватает не более чем в притык.

Пока зарабатываю только музыкой, но думаю над этим. Потому что чем меньше будет денег зарабатываться в дальнейшем эстрадой, тем больше будет необходимо зарабатывать чем-то еще.

Dodge: Ваш последний полноценный альбом датируется 1997 годом. Не кажется ли вам, что слишком уж давненько вы радовали своих слушателей новой музыкой? Что с этим делать собираетесь?

- Почему 97, насколько я помню – 2003. Называется «Заповедные места». Просто он был мало раскручен, оттуда песни практически не звучали. И после этого я сказал, что мне вряд ли интересно все это дело. Потому что мне пробивать эти песни сложно.

Линда: На концертах поете старые песни или записываете новые?

- В принципе люди знают на что они идут, и хотят получить то, за что они заплатили деньги. Если я выйду и скажу, что я буду петь им только новые песни, но не спою старые, будет простой вопрос - почему.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота сборщик мебели ДнепропетровскВладислав Абашин