Любовь РОМАНЧУК, Влада ЩИТОВА, Наталья ОСИПОВА, Николай ТИМОШЕНКО («КП» - Днепропетровск») (2 августа 2007)
«Давай прыгнем вниз!»

«Давай прыгнем вниз!»

За несколько дней в Днепропетровске решили покончить с собой пятеро сирот. Двоим это удалось...

Не так давно страну потрясла серия самоубийств харьковских школьников («КП» писала об этом в номерах от 12 и 20 июля). А на днях стало известно, что в Днепропетровске пятеро старшеклассников пытались свести счеты с жизнью. Двоим из них это, к сожалению, сделать удалось. Все случаи произошли в короткий временный период - с 22 по 26 мая.

«Комсомолка» решила провести собственное расследование и разобраться, почему это случилось.

Большие дети

Все состоявшиеся и несостоявшиеся самоубийцы, о которых мы ведем речь, - воспитанники Днепропетровского учебно-производственного центра (УПЦ) №2. Всем по 17-18 лет. Все сироты. В УПЦ учат 33 специальностям - от строителей до операторов компьютерного набора. Но это учебное заведение - не простое: у юношей и девушек серьезные заболевания центральной нервной системы.

- То, что для обычного человека кажется сущей ерундой, для наших детей может стать источником сильнейшего стресса и даже причиной ухода из жизни, - говорит директор УПЦ №2 Виктор Кривозуб.

Первым наложил на себя руки девятнадцатилетний Петя Сова, инвалид 3-й группы. Паренек подсел на компьютерные игры, найдя отраду в виртуальном мире. Но денег на посещения клуба у него не было. И тогда он начал играть в долг. Очень скоро кредиторы стали требовать от него вернуть проигрыши. Родная сестра Пети - тоже воспитанница УПЦ - платить за брата отказалась. И тогда Петя решил ей отомстить.

Перед самоубийством он написал записку приятельнице по УПЦ Люде Лебедь с просьбой открыть ее спустя три дня и… исчез. Люда, по ее словам, прочитала послание через сутки. И ужаснулась: Петя просил винить в его смерти сестру, пожалевшую денег.

Где искать паренька, не знал никто. Вспомнили о Верхнеднепровском интернате, где он прежде воспитывался. Но когда добрались туда, было поздно. На территории заброшенной котельной Петя привел свою угрозу в исполнение, повесившись на дереве.

Поминки чуть не закончились еще одной смертью

- Похоронили его от нашего заведения, - вздыхает директор УПЦ Виктор Маркович. - Но хуже всего было то, что в глазах детей он выглядит героем! А когда Петина сестра повела ребят помянуть его в кафе, не поставив нас в известность, чуть было не случилась очередная трагедия.

Поминки переросли в скандал. По словам коменданта, сестра покойного прокляла центр и всех его обитателей, а затем набросилась на Люду, обвиняя ее в том, что та не сразу прочитала записку.

- Да если бы и сразу! Мы ведь все равно не знали, где искать Сову, - сетует комендант общежития УПЦ Любовь Гезей.

Не выдержав натиска разъяренной девушки, Люда, будущая монтажница экспозиции, схватила бутылку с вином, разбила ее об стол и острыми краями стекла мгновенно вскрыла себе вены. Ребята тут же вызвали «скорую». Слава Богу, этот суицид не удался.

Но, как выяснилось, происходящее стало только началом трагедий, обрушившихся на учебно-производственный центр.

«Петя сказал: «Иди ко мне!»

Спустя три дня после смерти Совы его 18-летний друг Сергей Кузьмин, учившийся на маляра, оставил записку, состоявшую всего из одной строчки: «Я иду за Петей».

- Сказал ребятам, что ночью ему приснился Сова, который поманил его за собой и прошептал: «Иди ко мне». Он и пошел, - говорит комендант общежития.

Сережа всегда был склонен к эпатажу. Ходил в черной косынке и черной повязке, с наколкой на плече, слушал тяжелый рок и восхищался нацистской символикой.

- У мальчика был диагноз «дебильность», - пытается объяснить страшный поступок подростка директор, - дефекты умственного и физического развития. Его следовало лечить, а не к нам направлять.

- Когда ребята показали записку, мы не поверили, - сокрушается Любовь Гезей, - но все равно вызвали милицию. Нашли его недалеко: на территории заброшенного завода в 12-м квартале. Горло мертвеца было затянуто проволокой.

Похоронили Кузьмина недалеко от Пети. Но в УПЦ гроб, чтобы не травмировать детей, уже не завозили. А вскоре произошло новое ЧП.

- Возраст 17-18 лет - пора любви, - продолжает комендант общежития. - И, несмотря на врожденные дефекты, среди наших ребят точно так же вспыхивают страсти, как и в обычном мире. Вот только сдержать их нашим воспитанникам намного сложнее.

Девушка Сережи Кузьмина - Надя Косиченко, не смирившись со смертью близкого друга, впала в глубокую депрессию и вскрыла себе вены. Правда, неумело. Руки ей забинтовали, а приехавшие врачи, пообщавшись с пострадавшей, пришли к заключению, что суицид может повториться. И увезли девушку в клинику, где она находится по сей день.

Но и на этом беды УПЦ не прекратились.

«Ему померещилась белка»

26 мая, на следующий день после самоубийства Кузьмина, семнадцатилетний «вентиляционщик» Александр Мирошин выпрыгнул из окна 5-го этажа общежития. Ему повезло: падение смягчила растущая под деревом ива. Обломав ее ветви, Саша без сознания распростерся на земле. В нейрохирургическом отделении областной больницы, куда его доставили, парню пришлось вживлять в позвоночник железную скобу.

- Молодой человек находился на наркологическом обследовании как токсикоман, а также употреблял алкоголь, - вспоминает директор. - И характер у него не подарок. Дважды сбегал из больницы, хотя его предупреждали, что он может остаться калекой.

Интересно, что за день до своего прыжка Саша уже пытался выброситься из окна 4-го этажа, но тогда его удержали ребята.

О причинах своего поведения сам подросток упрямо молчит.

- Говорят, наглотался таблеток, увидел на верхушке дерева большой рюкзак с долларами и кинулся к нему, - пересказывает слова ребят комендант.

- Ему померещилась белка, - передает другую версию директор. - Так он признался врачам.

Совсем иную причину удалось нам выпытать у двоих Сашиных сестер, с которыми он живет после выписки.

- Был субботний день. Саша пришел в гости к девочкам в 79-ю комнату, посидел, затем обхватил голову руками и говорит: «Аня, давай прыгнем вниз». «Ты что, дурак?» - среагировала та и отвернулась. И тут же послышался глухой звук от удара тела о землю, - вспоминает воспитанница УПЦ №2 Настя.

По ее словам, накануне Сашу бросила его девушка Жанна, забрав у него все свои фотографии.

- Брат очень нервный, дерганый, - жалуются сестры, - жить с ним тяжело. Ничем не увлекается, учиться не желает.

«Эти дети тут всех держали в страхе»

После серии суицидов 18 детей из УПЦ №2 от греха подальше отправили на базу отдыха «Сосновый бор». Дошли слухи, что попытки самоубийств повторились и там, поэтому корреспонденты «КП» отправились туда.

«Сосновый бор» расположен в селе Всесвятское в полутора часах езды от Днепропетровска. Нас встретил директор базы отдыха Виктор Чмелев.

- Дети-сироты уехали за 20 минут до вашего приезда, - сообщил он. - Я был вынужден их выгнать, иначе бы они сровняли нашу базу с землей.

- Что такое произошло? - заволновались мы.

- Целыми днями пили водку и все крушили, - возмущается Виктор Иванович. - Трезвыми их тут никто не видел.

- К тому же сидят на таблетках, - присоединяется к разговору администратор лагеря Надежда Чмелева. - Снюхались с сельскими, начали покупать у них травку. А после того как напьются и накурятся, устраивали мордобитие. Дрались и между собой, и с отдыхающими, и с теми же сельскими. Разгромили свой домик: вышибли стекла, сломали двери. Потом - соседний. Ограбили склад с продуктами. А рядом отдыхают многодетные семьи. Представляете, что им пришлось пережить?

- То, что тут все разгромили, это еще полбеды, - машет рукой директор базы отдыха. - Но когда эти типы жили здесь, жители села боялись по улицам ходить. А продавщицы из магазина отказывались работать.

- И никто за порядком не следил?

- Только их мастер. Это было верхом идиотизма - присылать к нам детей с отклонениями без охраны. Ведь многие из них уже за решеткой успели побывать!

- Неужели?

- Вот Саша Галаев три раза сидел - он всем об этом рассказывал. Персонал запугивал. А вчера наглотался чего-то и всю ночь кидал в прохожих булыжники. Это стало последней каплей. А почему вы про сирот спрашиваете? - заинтересовался директор.

- В УПЦ №2 произошла серия самоубийств.

- Они и тут себе вены вскрывали. Среди них такие страсти кипят! Одна девушка как напьется, все время себе руки резала.

- Случайно не Людмила Лебедь?

- Не знаю. С ними же нельзя было нормально разговаривать. Я как-то обратился с вопросом к одной из девушек, а в ответ одни маты и посылы, - хмурится директор.

- А мне перед отъездом такого наговорили, - вмешивается администратор, - до сих пор руки трясутся! Поговорите вообще с их мастером. Он их лучше понимает.

И мы спустились к домику, где жили дети-сироты. Кругом валялись щепки и осколки стекла. В домике со сломанными дверьми жутко воняло. На входе нас встретил мастер Владимир Селин.

- Я знал, что все закончится несчастьем, - признался он, - ведь изначально идея содержать такое количество психически больных детей в одном заведении утопична.

Владимир Петрович рассказал, что до того, как стать мастером в УПЦ, он работал психиатром. Поэтому хорошо понимает, в чем проблемы этих подростков.

- Приведу конкретный пример, - начал бывший психиатр. - Один врач решил провести эксперимент и собрал в отделении всех психически нездоровых пациентов своей больницы. Коллеги говорили ему, что ни в коем случае нельзя этого делать. Ведь если в отделении психиатрии будет больше двух человек ненормальных, они сплотятся и начнут творить невообразимое. Но тот врач не послушался совета, а в итоге больные подняли бунт и его убили. Нечто подобное происходит теперь и в УПЦ №2. Кстати, на днях министр образования Николаенко заявил, что отныне в Украине всех инвалидов, в том числе и душевнобольных, станут принимать в общие учебные заведения. Хотя сам Николаенко в психиатрии не разбирается ни на йоту!

- Но ведь в УПЦ №2 занимаются трудоспособные дети?

- По документам. Но на практике большинство из них - необучаемые, и место им в доме для инвалидов. В училище же их берут ради количественных показателей. Ведь на их содержание выделяются деньги, только на еду по 450 гривен в месяц! - здесь наш собеседник неожиданно замолчал, чувствуя, что сказал лишнее. Затем продолжил: - Какой смысл обучать техническим специальностям олигофренов? Они ведь пишут с трудом, считают до 15-20 и не знают элементарной арифметики: что такое миллиметр, радиус, диаметр.

- Но директор учебного центра показывал, какие замечательные поделки изготовляют его ребята.

- В любом учреждении есть задник, а есть витрина. Он вам показал парадную витрину, - пояснил Владимир Петрович. - Например, у некоторых была профессия повара. Как-то я попросил их приготовить обед. В итоге они сожгли все кастрюли! Есть художник, который совершенно не умеет рисовать. То же и с другими профессиями.

- А почему Людмила Лебедь резала себе вены?

- Это психически больная девочка. Когда выпьет, всегда вскрывает себе вены, чтобы привлечь внимание. Знает, как нужно это сделать, чтобы не умереть. Хотя это не означает, что однажды она не порежет их по-настоящему.

- Ну а другие суициды?

- У каждого из случаев своя предыстория и проблема. Только как их решать, если на все училище нет ни одного штатного психиатра? Среди этих детей образовалась своя микросреда, внутри которой бурлят страсти. Но кто будет в этом разбираться? Ведь эти дети в нашей стране вообще никому не нужны.

«Возможно, Сову повесили»

После услышанного о сиротах воображение рисовало эдаких монстров - агрессивных и неуправляемых. Неужели подростки и в самом деле настолько безнадежны? И мы отправились в общежитие УПЦ №2 познакомиться с ребятами.

Во дворе было тихо. Три парня и две девушки курили и щелкали семечки.

- Всех, кто был знаком с самоубийцами, увезли на море, - с ходу сообщил один из учеников.

Мы прошли в здание.

- Журналистам в общежитие запрещено! - встретила нас вахтер Татьяна Ивановна.

Что ж, ничего не поделаешь. Мы нашли неподалеку большой пень, рядом с которым располагался бар. Сели и начали тянуть сок из трубочки, ожидая журналистской удачи. Вскоре у стойки появились три парня и девушка. Заказали пиво.

- Ребята, давайте, к нам, - предложили мы.

- Можно, - кивнули они.

Мы скинулись по пятерке, и парни снова сбегали за пивом.

- Чего такие хмурые? - обратился к нам новый знакомый Коля.

Я кивнул на коллегу:

- Да мою сестру из техникума выгнали. Теперь общагу не дают.

- Так директору забашляйте и живите, - недоумевающее посмотрел на меня парень.

- У нас так нельзя…

- Тогда давайте к нам в общагу. У нас очень легко все порешать, - разоткровенничался собеседник. - Нужно только с директором УПЦ №2 договориться. 130 гривен в месяц - и комната твоя.

- А что так дешево?

- Просто у общежития слава печальная, - туманно изрек другой парень, - тут чуть ли не каждый день кто-то вешается.

- Из-за чего?

- Один из-за девушки. А Сову, может, вообще повесили.

- Скажите, у вас и инвалиды тут есть?

- Конечно, целый этаж дебилов, - засмеялся Андрей, - ночью такое творят, что спать невозможно.

- И вы наверняка как-то боретесь с этим?

- Конечно! Мы их лупим! Один раз отлупишь, недельку и посидят спокойно. А потом опять начинают.

- А сейчас почему так спокойно?

- Психов всех на море увезли!..

Во дворе появлялось все больше ребят из УПЦ №2. К нам на лавочку подсела раздраженная блондинка.

- Какие же сволочи эти газетчики! Пишут, что мой брат повесился из-за компьютерных игр, - вздохнула девушка, открыв газету. - А еще, что дебилом был, хотя он был вполне нормальный.

Мы сразу поняли, что это сестра Пети Совы.

- Что же произошло на самом деле? - осторожно поинтересовались мы.

- Да он в компьютерные игры вообще никогда не играл. Просто бандиты с него деньги требовали, а у него не оказалось.

И Катя Сова рассказала нам свою версию гибели брата.

«Встретимся в аду»

По мнению девушки, в гибели Пети виноваты преподаватели и воспитатели.

- Они постоянно твердят, что мы никто, что никем не станем, пойдем по стопам своих родителей, - сжимает кулаки собеседница. - Сильно унижают и «опускают». Кормят плохо. Стипендия всего 140 гривен, да и то не всегда дают. А если учащийся пропустил занятие, то выплата ему уже не полагается. На одежду и обувь раз в год выделяют 600 гривен.

К разговору присоединяется друг Кати Тимофей Стежка.

- Петя еще за два месяца пытался свести счеты с жизнью, но я его отговорил, - вспоминает Тимофей. - Все это время он не посещал уроки, не ходил на работу, постоянно лежал в постели и повторял: «Встретимся в аду».

Оказывается, история с деньгами лишь подтолкнула паренька к самоубийству. Сова любил поиграть в автоматы, а для этого нужны были деньги. Сначала он начал воровать их из дома, а потом решил продать телевизор за 200 гривен.

- Его купил наш приятель Дмитрий Соколов, но дал только полтинник, а остальную сумму пообещал вернуть позднее, - продолжает Стежка. - Но уже на следующий день Петя начал требовать с него деньги. Соколов психанул, отдал телевизор назад и забрал свой полтинник. Затем позвал своего друга Олега по кличке Ежик и заявил, что Сова должен ему полторы тысячи гривен. Ежик привел пятерых друзей-наркоманов. Они схватили Петю, затащили в маршрутку и долго катали по городу. Потом завезли в какой-то парк, показали лопату и заявили, что если он не заплатит на следующий день, то его закопают живьем. После чего принудили написать расписку, будто бы он должен Соколову полторы тысячи гривен, и отпустили. Вконец запуганный Петя поехал в Верхнеднепровск попрощаться с бывшими друзьями и повесился возле котельной. Причем лежа.

- Как лежа? - удивились мы.

- Ему приятель Сережа Кузьмин объяснил, что в таком положении не слишком больно.

- На похороны брата я потратила уйму денег. 240 гривен собрали воспитатели с детьми, а в УПЦ №2 предоставили только машину, - пожаловалась Катя…

- Раньше подобные случаи у вас происходили? - спросили мы у ребят на прощание.

- Пять лет назад из окна выбросили мальчика, - призналась Катя. - Ходят слухи, что его не «запечатали» в землю, и он до сих пор бродит ночью по общежитию. Говорят, слышали шаги и скрип дверей. А три года назад Сергей Незнамов, обкурившись, выпрыгнул с третьего этажа. И в том же году повесилась наша воспитательница. Когда-то она была наркоманкой, но потом завязала.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что директор УПЦ № 2 Виктор Кривозуб уволен с занимаемой должности.

ОФИЦИАЛЬНО

В самоубийствах детей виновато руководство УПЦ

К такому заключению пришли сотрудники Днепропетровской областной прокуратуры после тщательного расследования всех обстоятельств дела.

- Против служащих УПЦ № 2 возбуждено уголовное дело, - заявил начальник отдела следственного управления прокуратуры области Александр Чередник. - Руководству учреждения грозит срок от трех до четырех лет.

Кроме того, как удалось выяснить следователям, в штате центра числились два психолога. Однако один из них имел специальность инженера, а второй находился в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. А медицинских работников не было вовсе. То есть никто не занимался здоровьем детей, диагностика их физического и психического состояния не проводилась.

Далее. Материальная помощь, которая полагается сиротам на приобретение одежды и обуви, в полном объеме к ним не доходила.

Отличились и предприятия, где ученики УПЦ №2 проходили практику. С согласия центра работу молодым людям заводы не оплачивали, хотя по законодательству были обязаны. В связи с этим получили 11 замечаний руководители, не расплатившиеся с учениками за практику.

По мнению работников прокуратуры, часть вины лежит также на начальнике и заместителе Днепропетровского главного управления образования и на замглавы Бабушкинского райисполкома, по вине которого не были своевременно назначены опекуны 100 детям.

Будут разбираться и с казначейством Бабушкинского района, не выплатившим УПЦ свыше 100 тысяч гривен денежной помощи.

КОМПЕТЕНТНО

Все проблемы - от нехватки специалистов

Чем же можно объяснить череду суицидов в УПЦ №2? Этот вопрос мы задали директору центра Виктору Кривозубу и мастеру Владимиру Селину.

- Виновата нехватка кадров, - считает директор. - Особенно отсутствие в штатном расписании психиатра. Мы неоднократно просили областные власти выделить нам врача, но получали отказ. Да и на ставку психолога в 480 гривен опытные специалисты не идут. А что может сделать один воспитатель на 75 человек?

По его словам, в случившемся виновато наше государство. В детском доме больные сироты ни в чем не знали отказа. В училище же им приходится убирать за собой, работать, а такая перемена вызывает стресс. Да и перемена обстановки слишком разительная: в общежитии ни шкафов, ни тумбочек, питание недостаточное. Власти квартирами не обеспечивают. Вот ребята и срываются.

Есть свое мнение и у мастера Владимира Селина.

- Вместе с практически здоровыми детьми нам навязывают совершенно неадекватных. Попробуйте повертеться среди таких, сами с ума сойдете! - хмурится Селин. - Надо изолировать буйных и дебильных, а не спихивать их нам.

Уважаемые читатели! Кто, по-вашему, виноват в случившемся? Звоните нам сегодня, 2 августа, с 11.00 до 12.00 по тел. (044) 205-43-66.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт