Татьяна КОРОТКАЯ («КП» - Челябинск») (25 июля 2007)
Умирая, жена завещала своего мужа медсестре

Умирая, жена завещала своего мужа медсестре

С доставшимся в наследство женихом Зоя Талья счастливо живет уже 13 лет

Когда Алексей Талья ворчит из-за немытой посуды, его жена Зоя вспыхивает как зажигалка:

- У тебя руки есть? Вот и вымой сам!

Но стоит ей уехать к внукам, он скучает и звонит каждый вечер: «Возвращайся скорее!»

Зое 66 лет, муж младше ее на шесть лет. Она - медсестра на пенсии, он - бывший рабочий, бригадир и передовик, сейчас инвалид: заработал на заводе астму. Живут в частном домике в городе Шумиха Курганской области - переехали сюда из Челябинска шесть лет назад. Пара как пара. Если бы не одно невероятное обстоятельство: Алексей достался Зое… в наследство.

Три брака - и все не то!

В молодости Зоя играючи вгоняла мужиков в восхищенный ступор. Статная фигура, звонкий смех, энергия заряженной батарейки. И радостная готовность накормить ужином, погладить рубашку и небритую щеку, родить детей, умереть в один день. Но не получалось сохранить брак. До встречи с Алексеем замужем побывала трижды. И каждый раз понимала - это не мой единственный! Первому, которому родила двух дочерей, она не простила измены, от второго ушла, не выдержав скандалов со свекровью, третий муж пил.

- Развелась в третий раз и решила: все, в загс больше ни ногой. Сходила и хватит! - вспоминает Зоя Михайловна.

Ей был тогда 51 год. И после последнего развода в ее жизни осталась только работа. Зоя Михайловна была тогда сестрой-хозяйкой в челябинской больнице.

Мать Тереза

Пациенты онкологического отделения челябинской больницы Зою Михайловну звали не иначе как мать Тереза. Она заходила в палаты, пропахшие страхом смерти, только с улыбкой! Расспрашивала, кормила с ложечки, выносила утки, ласково поправляла подушки. Вообще-то ходить в отделение, где умирали люди, Зоя Михайловна была не обязана. Она работала в другом отделении - в невропатологии. Но... От рака умерла ее старшая дочь. Похоронив ее, она и стала приходить в онкологию ухаживать за чужими людьми. И, обрабатывая пролежни очередной жертве страшной разрушающей болезни, она как будто продолжала заботиться о любимой Танюшке…

Как-то Зоя Михайловна познакомилась с пациенткой Людмилой Талья. Та лежала, безучастно глядя в потолок: измученная, слабая, с тонкой, как бумага, кожей. Людмила была безнадежна и догадывалась об этом.

- Кругом метастазы, - жалели ее медсестры. - А ей всего-то 40 с хвостиком!

Пройти мимо страдающей Людочки Зоя Михайловна не могла. Меняла ей простыни, обрабатывала швы. И пилила ее мужа Алексея, который приходил в больницу все чаще нетрезвым.

- Она же переживает за тебя! А ну-ка, хватит киснуть! Мужик ты или тряпка?

«Мужик» только смотрел на нее обреченными глазами. Он любил свою жену, с которой прожил 25 лет и растил дочь.

Последняя просьба

Перед смертью Людмилу ненадолго выпустили из больницы. Она пригласила Зою Михайловну в гости. Посидели, попили чаю.

- Зоя, - тихо позвала Люда, когда та собралась уходить. - Я хочу, чтоб ты всегда к нам приходила.

- Конечно, приду, Людочка!

Люда посмотрела на мужа, потом на Зою и еще раз повторила настойчиво:

- Всегда! Ты поняла меня? Не оставляй Алексея!

Зоя оторопела. Посмотрела на Алексея - большого и растерянного. Неуверенно кивнула - нельзя же отказывать в просьбе человеку, находящемуся на грани...

Людочку они похоронили в январе.

Через несколько дней Алексей вырос на пороге больницы, робко растирая окоченевшие руки:

- Зоя, мне тоскливо! Поговори со мной!

Тогда-то наша героиня и вспомнила «завещание» Людмилы...

Новая любовь

- Он стал приходить ко мне домой, - рассказывает Зоя Михайловна.

Они грелись в тесной кухне однокомнатной квартирки, она слушала его рассказы о молодости, о службе в армии, подперев по-бабьи щеку.

После потери любимой жены Алексей запил. Зоя ругала его, жалела и тут же прощала. Плакала с ним вместе, забалтывала, не давала погрузиться в яму горя и пьянства. И как-то незаметно привязалась. Любовь, настоенная на жалости, - так по-русски, так по-женски…

Алексей хотел сделать ей предложение, но долго не решался.

«Что ты, пап? Не пойдет она за тебя! - говорила ему взрослая дочь. - Она женщина яркая, особенная...»

Сильная женщина Зоя Михайловна тоже основательно робела. Наконец Алексей ей сказал:

- Помнишь, как Людочка сказала, чтобы ты меня не забывала. Она ведь как будто завещание высказала!

- Так ведь и я о том же думаю! - призналась Зоя Михайловна.

Вскоре они поженились. И теперь готовятся праздновать хрустальную свадьбу - 15 лет совместной жизни.

А каждый год 23 января справляют «Людочкин день» - в память о той, которая перед смертью подарила своему мужчине новую любовь.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт