Теракт на похоронах семьи русской учительницы, убитой в Ингушетии?

Любимая математичка
 
«Машенька, мы тебя никогда не забудем»... Черные ленты на венках, прислоненных к трем свежевкопанным крестам, скорбно колышутся на ветру. Семейная могила в часе езды от кладбища жертв Беслана. В ингушской станице Орджоникидзевская. Волей-неволей все это навевает аналогию. Вчера здесь была похоронена семья русской учительницы Людмилы Терехиной. 55-летнюю женщину (юбилей она отметила 4 июля), ее 19-летнего сына Вадима и 24-летнюю дочь Машу застрелили в ночь на понедельник.
 
Убийца проник в частный дом через окно в спальне. Выстрел из пистолета Макарова в голову не оставил шансов «любимой математичке» станицы. Из спальни преступник отправился на кухню, где прибиралась студентка местного института Мария. Два выстрела в упор - и красивая молодая девушка повалилась на пол. Убийца, не останавливаясь, ворвался в комнату, где спали Вадим и его дядя. В голову молодого парня «отморозок» выпустил аж пять пуль. Последний, контрольный выстрел он сделал в висок. Почти слепого старика убийца почему-то пощадил.
 
«Наверняка они учились у Людочки»
 
Однако это были не последние испытания семьи.
 
В небольшом дворике частного дома Терехиных по православным канонам накрыт поминальный стол. Мужчины тихо выпивают и закусывают. Женщины обсуждают трагедию, произошедшую всего несколько часов назад.
 
- Изверги, даже похоронить по-человечески не дали.
 


 

Людмилу Терехину обожали ее ученики.
Людмилу Терехину обожали ее ученики.
- Это же какой сволочью надо быть, ведь наверняка эти бандиты когда-то учились у Людочки.
 
- Где-то в 12.20 мы отъехали от этого дома и медленно двинулись к кладбищу, - вспоминает подруга Людмилы Терехиной Ольга Кузьмина, медсестра Сунженской райбольницы. - У кладбища выгрузили венки, крышки, гробы. Прошел небольшой митинг. И мы колонной пошли к вырытым ямам. Сначала кресты несли, за ними венки, крышки, потом сами гробы. Я была уже возле ямы, когда раздался взрыв. Это не был громкий хлопок, скорее глуховатый. Поднялся столб черного дыма, люди побросали венки, крышки, гробы на землю поставили - и врассыпную.
 
- Сначала все испугались, что взорвался один из трех «Икарусов» с детьми, - вздыхает замглавы администрации Сунженского района Антонина Хасиева. - Потом кто-то сказал, что фотоаппарат взорвался. Все в шоке, никто не знает, что делать. Все орут: «Назад! Никому к ямам не подходить! Гробы не двигать!» А они (тела. - Авт.) лежат такие красивые, фата у Машеньки на ветру развевается, Вадик такой красавец!
 
Я заорала: «Куда вы все? Надо же похоронить!» С помощью солдатиков, которых попросили помочь на похоронах, все-таки предали тела земле. Я как медсестра сразу в больницу поехала. У всех в основном осколочные ранения, среди пострадавших - и ингуши, и русские, даже несколько милиционеров ранило. Тяжелых - двое. Раисе Беручевой, заслуженной учительнице России, пришлось ампутировать ногу. Это еще спасибо - ей очень грамотно первую помощь оказал находившийся на похоронах студент-пятикурсник мединститута. Потеря крови была минимальной. Могло быть намного хуже.
 
А Азу Далакову пришлось в Назрань в глазной центр везти. Ей осколки в глаза попали, сейчас Азу хотят в Москву переправить.
 
Сын Вадим и дочь Маша только начинали жить.
Сын Вадим и дочь Маша только начинали жить.
«Нас хотят запугать»
 
- Кто мог такое устроить? - задаю наивный вопрос.
 
- Кто его знает, это не чеченцы, не ингуши, не русские. Это нелюди.
 
Постепенно женщины накручивают себя и переводят разговор в плоскость межнациональных отношений. Вспоминают расстрелянную в феврале в этом же районе семью Зарудневых: «Сын Владимира, Эдичка, до сих пор инвалид». Вспоминают убийство русской чиновницы Галины Губиной: «Галечка проблемами русского населения занималась».
 
- Говорят, кому-то недавно во двор гранату бросили, - вспоминаю я милицейскую сводку двухнедельной давности.
 
- Это мы в расчет не берем, - едва ли не хором отвечают женщины. - В Карабулаки вон церковь сожгли, но там никто не погиб. А гранаты - вон семье Кравченко совсем недавно взрывное устройство подложили на подоконник, хорошо, не сработало. Тут дело не в ограблении, Терехиных богатыми ну никак не назовешь. И дом продавать они не собирались.
 
- Нас просто очень хотят запугать, - говорит мне Марина, в прошлом журналистка. - И это очень хорошо получается.
 
Александр КОЦ
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия менеджера по продаже рекламных услуг в Одессездесьфильм Восхождение Юпитер