Михаил Жванецкий: Ющенко печальный, а Путин - веселый

Михаил Жванецкий: Ющенко печальный, а Путин - веселый

Комментарии: 2

Михал Михалычу, похоже, встреча с киевлянами так же необходима, как глоток свежего воздуха. Ровно в семь он уже топтался в кулисах столичного Дворца «Украина» и очень сердился, что выход задерживается (из-за пробок народ собирался вяло) – так хотелось ему выйти к землякам со своим потрепанным портфелем на перевес и высказаться.
«В этом зале, - разошелся Жванецкий во втором отделении, - хотя бы о евреях можно говорить спокойно. А в Омске, Томске, и особенно в Москве, нужно быть очень осторожным». «Вообще мне тут многое нравится», - говорит довольный сатирик, похлопывая стопку листков, на которых от руки записаны его последние афоризмы. Народу тоже понравилось, никто, когда свет зажегся, из зала не побежал, и Михал Михалыч это отметил. А на следующий день он встретился с журналистами.

Вопрос жизни и смерти

- Михал Михалыч, где грань между зарабатыванием денег и свободой мысли?
- Вопрос престижа. Не могу допустить, чтобы моя зарплата была ниже, чем у Петросяна. Это вопрос жизни и смерти. Либо ты хочешь что-то сказать, либо ты хочешь заработать. Если хочешь сказать – ты говоришь. Может быть, найдутся люди, которые тебе за это заплатят.
- На кого еще, кроме Петросяна, вы равняетесь?
- Петросян для меня является отправной точкой отсчета. Это как от стены: куда бы ты ни пошел - ты сделал бы шаг вперед. Если он неожиданно закончит свою карьеру, будет сто-о-лько печальных людей! У него талантливый импресарио. Но не будем уж так, все-таки живой человек.
- Вы говорили, когда люди уходят в политику, они теряют чувство юмора. Почему у нас такая смешная политика?
- Когда в одном месте собирается много людей, лишенных чувства юмора, у всех, кто за этим наблюдает, это вызывает смех. Российские политики как ни открывают чемодан - опять советская власть. Что бы ни делали – нет другого опыта у людей. Чуть-чуть частного капитала, все каналы становятся похожи друг на друга. Но огромная квалификация, огромное количество талантливых людей, высосанных из других республик, делают все это хорошего качества.
Для меня теперь задача, чтобы в родной Украине тоже хоть что-то появилось, в той же культуре. Не может быть долго такой пустыни. Хоть фильм, хоть книга, хоть что-то – я надеюсь на это. Мы-то все отсюда. Рано или поздно мы все здесь соберемся, если, конечно, здесь будет свободно, а пока здесь один Савик Шустер.

Моя родина – Украина: я здесь пишу

- Насколько личности президентов России и Украины влияют на отношения между нашими странами?
- Я с Виктором Андреевичем не встречался, не знаю. Мне кажется, он человек более печальный – Путин более веселый. У него огромный опыт, он шутит, у нас и Черномырдин есть. Впрочем, у вас мэр Киева тоже хороший. Есть народ, который поддерживает это веселье. Владимир Владимирович на любую тему говорит – школа у него огромная - и говорит, и подготовлен, и память, и цифры… Там высочайшая квалификация. Вы спросите: «Где демократия?» - он скажет: «А нету, страна такая…» В общем, никаких тем не боится.
- Мы в этом году отмечаем 15 лет дипломатических отношений между нашими странами. Как вы их оцениваете?
- Ну-у, очень высоко. А как я их должен оценивать? Я только за то, чтобы не дай бог не поставили границу, не перессорились. Меньше запретов. Пока мало своего, не нужно запрещать чужое. Моя родина – Украина: я здесь пишу.

- Ну не могу допустить, чтобы моя зарплата была ниже, чем у Петросяна!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа генерального директора в Харькове