Александра КУЧУК («КП»-Москва») (12 июля 2007)
Здорового мужика едва не погубили, «спасая» от рака

Здорового мужика едва не погубили, «спасая» от рака

Комментарии: 14

Шишка на шее - и ты не жилец

Десять лет назад, когда Саше Клевакину только перевалило за тридцать, он ощущал себя абсолютным здоровяком. Вкалывал во вневедомственной охране, занимался бодибилдингом.  Так что на вскочившую по весне на шее, под левым ухом, крошечную шишку даже и внимания не обратил. Пока болеть не начала.

- Лор посоветовал сдать анализы - гистологию в местном онкоцентре, - вспоминает Александр. - Я так и сделал.

Через несколько дней Александра вызвал на разговор заведующий черепно-лицевым отделением этого самого онкоцентра.

«У вас рак третьей степени, - ошарашил врач. -  Нужна химиотерапия. Лекарства я достану, это обойдется дешевле, чем через аптеку…» Дослушать врача Клевакин не успел - упал в обморок.

И началось. Первый курс химиотерапии, операция: на это ушли вся Сашина зарплата, зарплата жены, да еще пришлось занять. Через месяц - второй курс химиотерапии.

- В онкоцентре я таких страданий вокруг насмотрелся, до сих пор тошно, - говорит Александр. - Когда немного оклемался, стал уходить в ближайший лесок. Закрывал глаза и пытался понять: «Ну почему я?»

«От облучения вы обязательно ослепнете»

Дальше назначили облучение. И предупредили Александра: место развития рака у вас уж больно неудачное. После облучения вы стопроцентно потеряете зрение.

- Я решил, что лучше умереть, чем в тридцать лет стать инвалидом, - вздрагивает Саша. - Ну кому я буду нужен слепой? Химиотерапия, разумеется, не прошла бесследно: у меня полетели зубы, выпали волосы, из-за нарушения обмена веществ тело покрылось жировиками. В общем, подписал я отказ от лечения, и меня выписали. Умирать.

К тому времени, не выдержав такой жизни, от Александра ушла жена…

- В полном отчаянии, без цели бродя по улице, я познакомился с Анджелой, - вспоминает Саша. - Если бы не она, не знаю, сумел бы я вернуться к нормальной жизни...

Саша снова вышел на службу. А о страшном диагнозе старался не думать: хотя, чего скрывать, все равно жил в постоянном страхе и ожидании смерти.

Через 5 лет у Саши и Анджелы родился сын Матвей - здоровый ребенок.

- А ведь когда я спрашивал врачей, они пальцем у виска крутили: мол, какие дети, о себе подумай! - посмеивается Александр. - В «родной» поликлинике УВД до меня никому не было дела. В общем, как-то так случилось, что о человеке, который вот-вот должен был умереть от рака, все просто-напросто... забыли.

«Медики удивились, что я еще жив»

Очнулось начальство через 9 лет. Кто-то из руководства случайно глянул в Сашину медицинскую карту. И его тут же отправили на пенсию по состоянию здоровья! Клевакин пошел оформлять инвалидность.

- Вы еще живы? - искренне удивились члены комиссии медико-социальной экспертизы. - Но это невозможно! Наверное, вам неправильно поставили диагноз…

Потребовали поднять историю болезни. Она, разумеется, потерялась. На работе помочь были бессильны... Милиционеру (!) помогли найти историю болезни  независимые правозащитники!

Вот записи из нее:

«21.05.96. Сделана операция, проведена химиотерапия с диагнозом Cr (рак) левой верхней челюсти III степени.

27.05.96. Получены анализы гистологии: хронический лимфаденит (воспаление лимфоузла)»…

Вот так, почти случайно, через девять лет и выяснилось, что у Александра РАКА НЕТ И НИКОГДА НЕ БЫЛО! Воспаление лимфоузла - болезнь далеко не смертельная. Выходит, здорового мужика вовсю лечили убойными методами, даже не дождавшись результатов анализов!

-  Господи, а что было бы, дай я согласие на облучение?! - ужасается Саша.

Тем не менее судиться с онкоцентром Александр до сих пор и не собрался. Те врачи уволились.

- Но ведь онкоцентр есть и процветает по-прежнему?! - кипячусь я. - И сотни других людей живут в ужасе, ожидая приговора врачей!

- На адвокатов нужны деньги, - устало отвечает Саша. - У меня их нет. Живем на маленькую пенсию, инвалидность так и не оформили. На нормальную работу меня не берут: в медицинской карте остался стоять диагноз «рак». Чтобы доказать обратное, нужно опять обращаться в онкоцентр,  сдавать анализы. Верите - не хочу! Мне надоело быть подопытным кроликом!..

Фото из семейного архива Клевакиных.

ЦЕНА ВРАЧЕБНОЙ ОШИБКИ

Самые громкие скандалы

Что удалось отсудить пострадавшим

В ВОРОНЕЖЕ три месяца назад судом было принято беспрецедентное для России решение: молодая женщина, которую заразили ВИЧ при переливании плазмы крови в роддоме, получила в качестве компенсации морального вреда рекордную сумму - $136 000.

Врачи центра переливания знали, что это кровь ВИЧ-инфицированного донора, знали, что плазма находится в роддоме, но почему-то не сообщили об этом вовремя.

В МОСКВЕ не так давно закончилось грандиозное судебное разбирательство с роддомом.

Здесь еще в 2001 году из-за халатности врачей погибла 27-летняя мама. Медики за всю беременность не сумели обнаружить у нее тяжелую внутриутробную инфекцию. В итоге погибли и женщина, и ее новорожденная дочка. После невообразимых судебных мытарств родственники сумели отсудить $62 000.

А КАК У НИХ?

В Европе...

По мнению экспертов, подобной грубой врачебной ошибки просто не было бы.  Ну не стала бы больница делать операцию, не дождавшись результатов анализов, а пациенты - беспрекословно верить слову единственного «специалиста». Если бы подтвердили  рак, все лечение покрыла бы страховка.

...в США

Болеть здесь накладно - страховка не всегда все покрывает. Американцы почти на каждую врачебную ошибку  отвечают иском. Дела решаются примерно так: у кого версия больше похожа на правду, тот и прав. Иск предъявляют конкретному врачу.  Если  сумма сравнительно небольшая по их меркам (до 50 тысяч долларов), адвокаты обеих сторон стараются  решить все до суда.

СТАТИСТИКА

  • В 21,6% случаев установленный диагноз оказывается неверным (это показало вскрытие трупов в моргах четырех крупных московских больниц). Ошибки при диагностике злокачественных новообразований составили 30 - 40%.
  • Врачебные ошибки являются причиной развития онкологических заболеваний в 7%.
  • От неправильно назначенного лечения за год погибает в три раза больше россиян, чем в автокатастрофах.

МНЕНИЕ ОНКОЛОГА

«С саркомой 11 лет не живут!»

- Химиотерапию без подтверждения диагноза делают только в одном случае: когда у человека огромная опухоль, опасная для жизни, и счет идет на дни, - говорит врач-онколог, к.м.н. Денис ЮДИН. - Скорее всего, никакого рака у Александра Клевакина не было. Ну не живут с саркомой 11 лет… Хотя, знаете, я как врач скажу: ему еще повезло! Сын родился: после химиотерапии всякое могло быть.

Обычно у нас в стране идет другая ошибка: человека годами лечат непонятно от чего, когда у него на самом деле рак. И когда разберутся - уже поздно.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

«Судиться надо не с врачом, а с онкоцентром»

-  Александр и сейчас может подать в суд на медучреждение: ничего страшного, что врачи там уже не работают, -  говорит глава «Центра медицинского права» Алексей ПАНО. -  Кстати, совсем недавно мы выиграли дело как раз против этого онкоцентра. 45-летнему мужчине поставили «рак надпочечника» и, даже не получив подтверждения диагноза, отправили на операцию, во время которой врачи задели вену. Мужчина погиб. Родственники с нашей помощью отсудили у диспансера $4000. Конечно, это  мало - но ведь еще несколько лет назад отсудить у гослечебниц  можно было сумму раз в 10 меньше! Лишь после нескольких громких медицинских дел суды таки начали удовлетворять иски на более крупные суммы.


Уважаемые читатели!

А вы сталкивались с некомпетентностью наших медиков? Звоните нам сегодня, 12 июля, с 12.00 до 13.00 по тел. (044)205-43-66.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа сиделки в Донецке