Василий ПЕСКОВ, Фотографии Клауса Нигге. (23 января 2009)
Окно в природу: «Золотая черепаха»

Окно в природу: «Золотая черепаха»

Не только обезьяны его боятся...
Это всё ширпотреб на любителя. А совершенная профессиональная техника обогатилась новыми камерами и мощными объективами. Интерес к путешествиям и встречам с животными в дикой природе дал сильный толчок к увеличению числа фотографов-натуралистов. Если раньше эту трудную съёмку делали единицы, сейчас натуралистов с камерой стало заметно больше. И успешно снимают не только профессионалы, но и бывшие любители, например, служивший когда-то директором заповедника Игорь Шпиленок и его брат Николай, предприниматель Сергей Горшков, сенатор Олег Пантелеев.
 
Сделать хороший снимок животных много труднее, чем метко выстрелить. Но, наблюдая обедненье природы, некоторые люди охоту с фотокамерой стали предпочитать охоте с ружьём, благо для неё не существует ограничительных сроков, она допускает присутствие охотника на охраняемых территориях. Трофей при этом становится достояньем не только охотника, но благодаря телевиденью, газетам, журналам и выставкам доставляет радость познанья природы тем, кто не может бывать в малодоступных местах.
 
Заметным явлением этого процесса стали выставки фотографов-анималистов. Создатель «Фонда охраны дикой природы» доцент кафедры экологии Московского государственного горного университета Александр Мясков учредил успешно о себе заявившую выставку фотографий дикой природы с названьем «Золотая черепаха». «Почему черепаха?» - «Потому, что крупные черепахи стали редкими на Земле, потому, что - долгожители, и потому, что есть некая магия в существовании этой древности на планете».
 
Успех «Золотой черепахи» вызвал новый приток работ на конкурс. Для их оценки в жюри привлечены квалифицированные люди, в том числе иностранные мастера из Германии, Франции, Швейцарии - Клаус Нигге, Винсент Муньё и Мартин Эйзенхауэр.
 
В декабре два дня шёл кропотливый отбор особо удачных снимков. (Итоги конкурса будут подведены в марте.) Для москвичей и тех, кто смог приехать в столицу, гости провели «мастер-классы», то есть поделились опытом своей работы, показали интересные снимки и ответили на множество разных вопросов по технике, информативности и эстетике снимков.
 
Муньё увлекается съёмкой всего сущего, обитающего в снегах и льдах. Примерно те же интересы у Мартина. В Антарктиде снимал он пингвинов, лебедей, полярных сов, песцов и белых медведей - у Ледовитого океана. Рассказал, как приходилось мёрзнуть ради одного удачного кадра: «На руках три пары перчаток. Жили с другом в дощатой, погребённой под снегом хижине. Но ни о чём не жалею - радость победы всё покрывает». Это было знакомо многим, сидевшим в зале. Гости с работами, поступившими на конкурс, ознакомились и признали в них «Высший класс. Особенно важно, что сделали это люди одной страны».
 
У каждого охотника с фотокамерой свои привычки и «заморочки». Но для всех условия непременные: любовь к природе, знанье её законов, уваженье ко всему живому. И в каждом мастерство фотографа должно сочетаться со страстью охотника, тогда лазанье по лесам и болотам, ночёвки в палатке, засыпанной снегом, приносят желанные результаты. Бывает, как на всякой охоте, успех приносит случайность. Но она идёт навстречу тому, кто терпелив и настойчив, кто знает, чего добивается.
 
Пятидесятилетний Клаус Нигге во многих местах бывал, много снимал, успешно участвовал в выставках, печатался в известных журналах. Для разговора о работе фотографа-натуралиста он выбрал результаты одной, видимо, самой успешной работы - рассказ о том, как снимал он филиппинского орла. Эта крупная сильная птица обитает в горных лесах тропической зоны. Некогда была многочисленной. Облик её впечатляет - суровый орлиный взгляд, огромный, самый крупный для всех орлов клюв, на голове хохол из как бы зачёсанных назад узких перьев. Тело тяжелое - до восьми килограммов, но широкие мощные крылья легко носят орла и позволяют маневрировать среди деревьев даже с добычей. Известен случай, когда гарпия (научное названье орла) унёс семикилограммовую обезьяну. Гнездо орёл строит у самой вершины высоких деревьев. Птенец всегда один - пушистый, белый, оперение взрослой птицы приобретает к моменту вылета из гнезда.
 
Охотятся орлы на всё, что могут поймать в кронах леса, - в первую очередь на обезьян, белок. Орла преследовали и, когда птиц главным образом из-за вырубки горных лесов осталось не более двух сотен пар, указом президента страны стали называть филиппинским орлом.
 
Сейчас орлов чуть более сотни пар. Несколько птиц живут в неволе, не размножаясь. Жизнь их в дикой природе мало изучена. Очень редко находят гнезда знаменитых птиц. Зато едва ли не на всех товарах, производимых на Филиппинах, вы найдёте изображенье орла. Принят строгий закон, птиц охраняющий. «Но конюшню запирать стали, когда лошадь уже увели», - сказал Клаус Нигге, начиная иллюстрированный рассказ о том, как сделал свою знаменитую фотосерию.
Орел покидает гнездо.

Орел покидает гнездо.

 
«Сначала надо было получить разрешенье на это. Американский журнал «Нэшнл Джиографик» обратился за разрешеньем к правительству Филиппин. Обход чиновников, сбор более сорока подписей и печатей занял две недели. Зато потом начался путь к гнезду, обнаруженному на самой вершине одного из островов».
 
За плату местные жители довольно быстро построили легкую «многопролётную» деревянную лестницу к вершине дерева, в двухстах метрах от которого находилось гнездо орла с белевшим в нём комочком птенца. Была опасность спугнуть семью птиц или возбудить в них агрессию - когтистая лапа орла похожа на раскрытую ладонь взрослого человека. «Но всё обошлось. И я стал, осматриваясь, обживать свою лесную платформу на высоте тридцати шести метров. Если бы я мог действовать как репортёр, поднимая к глазам камеру, всё было бы просто. Но надо было управлять техникой с громадным 800-миллиметровым объективом на прочном штативе. И в первые дни я приспосабливался к появлению птицы с любой стороны. Видимый мне подлёт длился четыре секунды. И в эти мгновенья надо было сделать наиболее важные снимки. Когда родитель садился кормить птенца на гнездо, можно было снимать уже спокойно, тщательно выбирая моменты съёмки. Весь мой быт на вершине дерева был подчинён главной цели. Я спал в гамаке, наверх на верёвке мне снизу подавали еду, и в любой момент я должен был мобилизоваться для съёмки.
 
Шли дни, потом недели. Птенец, регулярно получая корм от родителей, незаметно, как движенье стрелки часов, рос. И вот он уже стал таким же большим, как родители. Вот я уже с трудом различаю, где отец, а где сын. И снимаю, снимаю...»
 
Клаус громким взволнованным голосом рассказывает о пережитом, сопровождая повествование снимками на экране. Из нескольких тысяч кадров он выбрал полсотни самых выразительных. Вот гнездо уже без молодого орла. А вот он подлетает к гнезду словно бы проститься с родительским домом. «Этот кадр я снимал с особым волненьем». Орёл парил на экране, а мы, сидевшие в зале, внимали рассказчику, сделавшему, возможно, самую значительную свою работу в жизни.
 
«Такая работа не сделает человека богатым, но может сделать его счастливым. Я вам желаю такого же успеха. Иногда интересные моменты снять можно, что называется, мимоходом, а иногда путь к удаче и долгий, и трудный».
 
Клаусу аплодировали. Казалось, не череда фотоснимков прошла перед нами, казалось, мы увидели маленькую фотопоэму о дикой природе и о редком умении человека добиться желанной и благородной цели.
 
Конкурс «Золотая черепаха» - ежегодный. Любой фотограф-натуралист в нём может участвовать. Но посылайте лишь подлинные удачи без ухищрений «улучшить» снимки компьютером - в фотографиях должна быть живая природа.
 
Со всеми вопросами о конкурсе заходите на сайт: www.animalphoto.ru
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт