Дарья АСЛАМОВА (5 июля 2007)
Польша: дан приказ идти на Запад

Польша: дан приказ идти на Запад

Это продолжает выяснять наш специальный корреспондент Дарья АСЛАМОВА

Окончание. Начало в номере за 4 июля

Как в Варшаве можно потерять работу

Говорят: тот петух, кто раньше всех начнет кукарекать, быстрее всех окажется в кастрюле с супом. Именно такая история случилась с господином Кужнером, бывшим директором польского Института международных отношений, а ныне скромным профессором Варшавского университета. Когда в начале этого года США подняли вопрос о размещении ракет-перехватчиков в Восточной Европе, мистер Кужнер был первым, кто немедленно выступил как ученый и политолог, всем и каждому разъясняя, чем опасен американский противоракетный щит. И немедленно потерял работу. Уже в феврале его уволили с поста директора государственного института за «несоответствие основной линии правительства».

- Вся эта история с ракетами - это не просто плохо для Польши, - говорит господин Кужнер. - Это плохо для мира и плохо даже для Америки. Объясню почему. Когда я слышу от какого-нибудь политика, что Иран угрожает Америке и что ракеты должны защитить Америку от Ирана, мне хочется сказать: «Слушай, друг, сходи к психоаналитику, возьми пару недель психотерапии, может, тебе станет получше». Иран не может атаковать США. Куда реалистичнее, если США атакуют Иран, о чем уже несколько месяцев идут разговоры. Такого не было в истории, чтобы слабое государство атаковало супердержаву. Но, как водится, сильные государства обвиняют слабые в агрессии. Иран не самоубийца. Самоубийцами могут быть террористы, но не страны. Иран, Россия, Корея или Китай - любая страна, которая решится атаковать Америку ракетами, будет стерта с лица земли через несколько минут. Ответ будет немедленным. У Америки достаточно оружия, чтобы сделать это, и все об этом знают. В мире нет страны, нет президента, нет правительства, готового совершить такой акт самоубийства.

Теперь о ракетном щите. Когда в годы «холодной войны»  Америка предложила СССР: слушайте, новые ракеты ни вам и ни нам не гарантируют безопасности и стабильности. Куда безопаснее, если мы останемся открытыми для взаимных угроз и взаимных атак. Русские сказали: «ЧТО?! Вы думаете, если мы будем уязвимыми, это гарантирует баланс и стабильность?» Да, ответили американцы. Потому что когда ты в безопасности, ты становишься более агрессивен, ты уверен в себе, если знаешь, что у тебя прикрыты тылы. Страны с высоким уровнем защиты вероятнее всего начнут атаку первыми. Русские  согласились. Самозащита должна быть лимитирована.

Что происходит сейчас? Американцы затевают новую глобальную систему, которая защитит не только Америку, но и американские базы по всему миру. Систему, обеспечивающую им АБСОЛЮТНУЮ безопасность, и если они этого достигнут, уже ничто не остановит их от атак и претензий к другим странам, которые они сочтут угрозой для себя. И это опасно. Потому что полная защищенность одной страны означает угрозу для других. Глобальный американский иммунитет спровоцирует новую гонку вооружений больших стран и ответ маленьких стран на более низком уровне (к примеру, «Аль-Каида»). Все это ведет к новой эре нестабильности.

- Но многие поляки уверены, что американские ракеты для них - зонтик безопасности, не так ли? - спрашиваю я.

- Вот карта Польши, - профессор Кужнер берет со стола кофейное блюдечко и рисует на нем пальцем. - Ракеты будут установлены на севере, неподалеку от побережья Балтийского моря. Они действительно смогут защитить Америку, но оставляют беззащитными все главные города Польши - Варшаву, Краков, Познань. Эта база не будет иметь никакого отношения к польской безопасности, более того, подставит Польшу под удар как страну, лояльную к американской армии. Людям твердят: «Ракеты вас защитят» - и не дают вникнуть в суть вопроса.

Какой главный резон для этого глобального американского проекта, в котором Польша лишь незначительное звено? Кто стоит за этим? Бизнес, те финансовые и военные круги, которые заработают громадные деньги на самом дорогом военном проекте в истории стоимостью в 1 биллион (тысяча миллиардов) долларов. (Для сравнения: на сегодняшний день весь мировой военный бюджет - каждая ракета, каждая пуля - не превышает биллиона долларов.) Проект сулит такие огромные выгоды, что его усиленно проталкивают на всех уровнях - лоббируют  через медиа, через политиков всех мастей. Очень напоминает ситуацию перед иракской войной. Помните, как это было? Через ООН, через прессу, через правительства шла колоссальная пропаганда, что Ирак - это огромная угроза. Кто проектировал и создавал черный образ Ирака, якобы готового атаковать США? Военный сектор, нефтяной и строительный (те компании, что получают заказы на восстановление страны после ее разрушения). Ту же ситуацию лоббирования мы наблюдаем сейчас. Не стоит удивляться. Мы живем в эпоху глобальной промывки мозгов».

Старая гвардия. Не умирает и не сдается

В шумном литературном кафе неподалеку от польского сейма их всегда можно встретить - старых польских писателей из тех, кому за восемьдесят. Осколки истории, пережившие страшный двадцатый век, старая гвардия. Они засыпали под гром рушащихся царств и империй, а поутру видели, как обломки выметают за дверь. Они все еще галантны, все еще прямо держат спину и ясно мыслят. Узнав, что вы из России, они с удовольствием перейдут на русский. «Ах, где вы так замечательно выучили русский?» - спросите вы и получите ответ: «В Сибири» или «В Казахстане». Бывшие ссыльные обожают говорить о России и русских женщинах и, как ни странно, питают к той эпохе самые теплые чувства. Совсем как в анекдоте, когда ветерана войны спрашивают: «Скажите, вы пережили такие страшные времена. Когда вам было лучше: при Сталине, Хрущеве или Брежневе?» «При Сталине», - немедленно отвечает ветеран. «Но почему?!» - «Бабы были моложе».

Писателю Юзефу Хэну 84 года. Шустрый маленький старичок, по слухам, страшный бабник. Его острые глазки замечают всех красивых женщин в кафе. Он кушает котлетку с капустой, руки его дрожат, а голос скрипит. «А вы знаете, что я дезертировал из Красной Армии? - говорит он мне. - Ваши там, наверное, до сих пор меня ищут. Скажите им, я тут, в Варшаве. Хи-хи!» Я разражаюсь смехом. Какой прелестный старик!

«Когда фашисты вошли в Польшу, я убежал в Россию, - рассказывает Юзеф Хэн. - Не хотел оставаться с немцами, к тому же я еврей. Пошел воевать в Красную Армию. Потом Сталин издал приказ: всех иностранцев и подозрительных лиц убрать с фронта, и меня отправили в штрафбатальон. Так получилось, что Сталин спас мне жизнь: меня забрали накануне тяжелых боев. Из всей моей роты выжили всего несколько человек. (Кстати, моя жена - последняя сталинистка в Польше.) А из штрафбата я убежал. Услышал, что где-то в СССР создается польская армия и побежал искать своих. Было много приключений, пока я наконец добрался до Польши.

Вы спрашиваете, что я думаю о проблемах между Польшей и Россией. Я из поколения скептиков, а не патриотов. Я думаю, скептики спасут мир. Патриоты никогда не возьмут метлу, чтобы подмести улицу. Они всегда борются ПРОТИВ кого-то, а не ЗА кого-то. К власти в Польше сейчас пришли русофобы, чья политика - сплав национализма и католицизма. Они делают глупость, считаясь с чувствами своих избирателей. У русских нет польского комплекса, а у поляков русский комплекс очень силен. Пора смотреть на вещи трезво. Впервые за всю историю Польши стране не угрожает внешний враг. Мы в безопасности. Политики напрасно сходят с ума. Такой благоприятной ситуации не было уже четыре века. И что мы делаем? Мы беспрерывно ворошим прошлое. Не трогайте прошлого. Англичане правы, когда закрывают архивы минимум на 50 лет, пока не сменится поколение. Если мы могли помириться с немцами, почему мы не можем помириться с русскими?»

Знаменитому польскому писателю Ежи Помяновскому тоже 84 года. Он вельможа старинных времен, настоящий аристократ, любезный и непреклонный. Тоже попал в мясорубку времени. Когда Германия напала на Польшу, Ежи Помяновский, элегантный варшавский студент-философ, стал навалоотбойщиком на одной из шахт Донбасса. Сложная и противоречивая личность. Основатель и главный редактор «Новой Польши», литературного журнала на русском (!) языке. До страсти обожает Россию, русскую литературу возводит в ранг религии, перевел на польский Солженицына, Бабеля, Ахматову, Мандельштама, Чехова и Толстого. До ужаса (как все поляки) боится возрождения Российской империи, способной подмять под себя Польшу. Чутко угадал настроения постсоветской толпы. «Люди с полосатыми пластиковыми сумками, не читавшие «Доктора Живаго», заполнили базарные площади и трибуны стадионов по всей Польше, - пишет он о «челноках» перестроечной эпохи в своей книге «К востоку от запада». - Поляки в большинстве своем не догадывались, что эта серая толпа терзается чувством утраченного достоинства, столь естественным после потери их государством статуса сверхдержавы. Более того - что это чувство усиливается благодаря феномену, известному лишь подданным диктатур: историк С. М. Соловьев утверждает, что национальная гордость способна заменить собой свободу, то есть компенсирует ее отсутствие - и, как правило, преувеличенно. Причиной претензий становилось господствовавшее среди вчерашних советских граждан убеждение, что принадлежность к социалистическому лагерю должна была составлять предмет гордости - гордости за участие в предприятии, может быть, и зловещем, но вызывающем восхищение и ужас у всего остального мира».

О русских солдатах, погибших за Польшу: «…подспудным угрызениям совести сопутствует убеждение, что мы неблагодарны по отношению к своим благодетелям. Ведь они оставили в нашей земле 600 тысяч солдат. Эти ребята погибли, сражаясь с немцами; им и в голову не приходило, что они гибнут за то, чтобы создавать у нас колхозы, - они же сами рвались из них. Тот, кто не чтит их память, грешит и политической глупостью, и отсутствием великодушия».

Господин Ежи Помяновский настороженно, но любезно смотрит на меня. «В данный исторический момент устранена главная причина неприязни между Россией и Польшей, - говорит он. - Мы, поляки, примирились с тем фактом, что надо нашим восточным соседям отдать наши города: литовцам  -Вильнюс, белорусам - Гродно и украинцам - Львов. И Польша, и царская Россия веками пытались овладеть городами и землями трех соседей. Независимые Украина, Литва и Белоруссия - залог мира между Россией и Польшей. Я не против конфликтов, они нужны для прогресса, но их нужно направить в цивилизованное русло».  «Что Польша имеет сейчас против России?» - спрашиваю я. «Тот скромный факт, что 96% наших потребностей в газе удовлетворяется Россией. Мы, по недосмотру может быть, подписали в 90-х годах договор с Газпромом на кандальных условиях. Польша обязана была принимать 14 миллиардов кубических метров газа. Нам же были нужны в то время только 8 миллиардов, остальное мы должны были все равно покупать без права перепродавать излишки и пускать лишний газ в воздух. Брать все и держать газ в несуществующих магазинах. Лишь в 2002 году наш вице-премьер поехал в Москву и вернулся безумно счастливым, потому что наши дорогие друзья из Газпрома согласились продавать нам только 100% газа. А закон Евросоюза гласит - только 33% импорта. Но так как Россия не член Евросоюза, нет суда, который мог бы нас примирить, а наши начальники уже давно не встречаются.

Мы духовно близкие народы. Но и нам, и вам часто не хватает великодушия. Я считаю, неэтично  устранять памятники. Хотя, вы знаете, в Польше настоящий культ могил. В ноябре, в день всех усопших, на всех советских могилах зажигаются свечи».

«Слишком большую роль в наших взаимоотношениях играет история, - говорит депутат польского парламента Тадеуш Ивинский. -  Польше легко иметь хорошие отношения с США, Аргентиной или Австралией, потому что они далеко. А вот с соседями… Вечное: «Не там забор поставили». Необходим процесс примирения, через который мы прошли, например, с Германией. Мы должны отделить историю от экономики и стать более прагматичными.  Не надо становиться перед Россией на колени, но и не надо учить ее демократии. Мы должны быть партнерами».

P. S. В модном польском клубе «Тортилли фэктори» в пятничный вечер яблоку негде упасть. На сцене - группа со странным названием «Ожог кофе 3», которая упрямо играет исключительно песни группы «Ленинград». «Без тебя п...ц», - обреченно поет солист в тельняшке. «Без тебя п...ц», - упоенно вторят поляки. «Без тебя п...ц!» - поют даже американцы за соседним столиком, радостно ухмыляясь и ни черта не понимая. Меня распирает от зубровки и патриотических чувств. «Ну что, без нас п...ц, а?!» - кричу я своему собутыльнику. Имперские гены, понимаешь.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт