Наталья ДРЕМОВА (26 июня 2007)
«Смотрите, взорвали гору!»

«Смотрите, взорвали гору!»

80 лет назад в Крыму произошло ужасное землетрясение

Одним из самых сильных и продолжительных землетрясений в Крыму, которое назвали Ялтинским, произошло в 1927 году. Его даже ввели в свой роман «Двенадцать стульев» писатели Ильф и Петров. Правда, позволили себе художественную неточность, описав глубокую ночь: «Было двенадцать часов и четырнадцать минут. Это был первый удар большого крымского землетрясения 1927 года». На самом деле тряхануло полуостров средь бела дня, около половины третьего. Ровно 80 лет назад.

«Скала упал - земля задрожал!»

26 июня 1927 года крымские санатории были полны курортниками, «дикари» безуспешно осаждали дачи и татарские мазанки в надежде найти свободный уголок. День, по воспоминаниям очевидцев, выдался очень ясный, жаркий и удивительно тихий. Даже птицы не пели, и молчали неугомонные цикады. На море штиль, на суше - ни ветерка.

«Вдруг раздался гул, точно у самого дома взревел огромной силы грузовик. Гул нарастал, крыша дома заскрипела, будто по железу проходило множество людей в тяжелых сапогах. Одновременно затрещал потолок, закачались стены. Был виден за Ливадией огромный, поднявшийся вверх к вершинам гор, столб дыма.

- Смотрите, взорвали гору!

- Вулкан!

Действительно, дымки курились повсюду, небо застлали тучки пыли от обвалов». Так писали о крымской трагедии «Известия» от 28 июня 1927 года.

«Никто не понимал ничего. Бежала под гору толпа, обгоняя друг друга, сбивая встречных. «Смотрите! - кричала курортница, выскочившая из дому простоволосой, с распущенной косой. - Смотрите! Везувий! Лава течет!» И указывала на нависший над узкой улочкой хребет Яйлы, где стоял дым. «Никакой не лава! - решительно сказал пузатый татарин с крупным бронзовым носом. - Скала упал - земля задрожал!» Это выдержка из заметки, опубликованной в «Красной Ниве».

Самые первые сообщения о крымском землетрясении оказались настолько паническими, что несколько дней в Крым уходили пустые поезда: люди отказывались от билетов и путевок. Говорили о полностью разрушенных городах, извержении вулкана, засыпанных пеплом поселках, разделивших трагическую участь Помпей!

Из Крыма начался массовый исход отдыхающих. Автобусы и автомобили, движущиеся на север, были переполнены, за возможность выбраться с полуострова на подводе платили бешеные деньги.

Без курьезов не обошлось

На самом деле слухи сильно преувеличивали масштабы случившегося, хотя последствия и вправду выглядели ужасно. Камнепадами и толчками были разрушены целые кварталы татарских домов, около 900 здравниц получили серьезные повреждения.

Не обошлось и без курьезов: в Верхней Аутке (сегодня территория Ялты) как раз шел суд. Когда затрясло, двое служащих выпрыгнули в окно со второго этажа. А за ними последовал подсудимый. Правда, он пробыл на свободе всего несколько минут. Но за попытку побега его наказывать не стали - сочли, что человек спасал свою жизнь.

В деревне Дермен-кой рухнула татарская мазанка. Когда соседи разгребли завал, то обнаружили под ним невредимого и мирно почивающего на ковре 80-летнего старца. Глуховатый дед благополучно проспал и землетрясение, и гибель собственного дома!

Очередное испытание

Уже 29 июня Южный берег снова потрясло, правда, слабее. Тем не менее этого хватило, чтобы жители курортных городов и поселков переселились на улицу, предпочитая спать под открытым небом. По Симферополю слонялись толпы паникеров, которые в течение недели-двух ночевали в скверах и на вокзале.

Лишь к началу августа курортная жизнь Крыма потекла своим чередом, для чего от советской власти потребовалось немало усилий и средств.

Однако полуостров ждало очередное испытание. Третья серия Большого крымского землетрясения в ночь с 11 на 12 сентября оставила без крыши над головой многих людей и опять унесла человеческие жизни.

В Севастополе ждали конца света

За одиннадцать часов с начала землетрясения насчитали 27 подземных толчков. В Ялте было разрушено здание телеграфа, связь прервалась. От Морского агентства осталась груда камней, но сознательные советские служащие уже на следующий день притащили столы и принялись за работу прямо возле развалин.

Немало домов рухнуло в Симферополе. Основательно пострадал Севастополь, где панику усилили слухи о конце света, спровоцированные невиданным явлением: дымом и огнем, вырвавшимися из морских глубин. К месту морского пожара отправили судно, после чего ученые разъяснили, что ничего сверхъественного нет - горит сероводород.

«Сотни раненых, десятки убитых. В Гурзуфе были случаи, когда люди, которых потрясла стихия, сходили с ума» - ужасались газеты. Но позже официально сообщили только о трех погибших, возможно, чтобы снова избежать паники.

В результате этой серии толчков разрушения получили 2 тыс. зданий Курортного управления, и на их восстановление потребовалось 34 млн рублей.

КОМПЕТЕНТНО

«Ежегодно полуостров трясет больше сотни раз»

Бэлла Пустовитенко, председатель Крымского экспертного совета по оценке сейсмической опасности:

- Каждый год в Крыму регистрируется до сотни землетрясений. Пугаться их не стоит: толчки - до балла - чувствуют только приборы. То же крымское землетрясение 1927 года было силой в 8 баллов.

Чем сильнее землетрясение, тем реже встречается: чтобы накопилась энергия для большого выброса, нужно больше времени. 80 лет, которые прошли со времени одного из самых разрушительных землетрясений полуострова, это достаточный срок для того, чтобы ожидать новых интенсивных колебаний. С периодом повторяемости раз в сто лет могут быть сотрясения на Южном берегу Крыма силой в 7 баллов, один раз в пятьсот лет - 8 и раз в тысячелетие - 9 баллов.

Что же касается возможных последствий таких сильных землетрясений, то мы как раз и занимаемся тем, чтобы свести к минимуму риск разрушения зданий. С учетом сейсмической активности полуострова нами разработана стратегия строительства сооружений разных типов в Крыму - от жилых домов до детсадов и школ. Но и сегодня Южный берег Крыма имеет очень хорошие шансы устоять перед стихией - там в строительные нормы еще в советские времена были введены рекомендации сейсмологов.

В ТЕМУ

Чувствительные гады предсказывают катаклизмы

С 1984 года крымский зоолог Сергей Шарыгин занимается очень интересным и, пожалуй, самым дешевым методом предсказывания землетрясений по поведению ящериц и змей. Гады, как и многие животные, сейсмочувствительны, то есть могут ощущать изменения, происходящие в недрах.

В Никитском ботаническом саду, где работает Шарыгин, у него имеется «сейсмодром»: участок парка и опорная стена - места постоянного обитания змей и ящериц. Регулярно навещая их и наблюдая, ученый отмечает все случаи аномального поведения, сопоставляя факты с данными о сейсмической активности, зарегистрированной приборами.

- Ящерицы, например, перед землетрясением покидают свои убежища и даже поздно вечером не прячутся в норы, хотя это дневные животные, - объяснил ученый. - А в холодное время года выходят из спячки.

Рептилии перед подземными толчками перемещаются с вертикальной стенки на ее плоский верх или почву, выбирая горизонтальные поверхности. В общем, чем сильнее будет землетрясение, тем больше гадов можно увидеть на земле. Конечно, целиком и полностью полагаться на показания «живых приборов» нельзя: животные реагируют и на магнитные бури, и на солнечные вспышки. Но изучение их поведения может внести свой вклад в сейсмопрогнозирование.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт