Подготовил Максим ЧИЖИКОВ. Фото из книги Александра Игманда «Я одевал Брежнева...». (14 ноября 2008)
Личный портной Брежнева Александр ИГМАНД: «Передо мной Леонид Ильич ходил в семейных трусах»

Личный портной Брежнева Александр ИГМАНД: «Передо мной Леонид Ильич ходил в семейных трусах»

Александр со своей женой Светланой Качарава.
Сейчас «наш дорогой Леонид Ильич» снова в моде. Недавно по телевидению прошел сериал «Галина» о дочери генсека. А теперь вот вышла книга Анастасии Юшковой о личном портном Брежнева. Заказчиками «кремлевского кутюрье» Александра Игманда являлось ближайшее «брежневское окружение»: Щелоков, Чурбанов, Тихонов. Он одевал актеров - Ульянова, Этуша, Збруева. Александр Игманд умер два года назад - и эта книжка как дань памяти мастеру.

Кнопки для генсека

В начале 70-х в моде были костюмы на две пуговицы с большим вырезом, но Брежнев таких не носил. В одежде он был консерватор, и ему нравились строгие костюмы с высокой застежкой типа френча. Все остальное - длина, приталенность - ему было менее важно. Как-то раз я подумал, что ему нужна одежда не только для работы, но и для отдыха, и предложил сделать костюм свободного покроя.

…За мной пришла машина, и мы отправились к нему домой. Там, в спальне, перед разобранной кроватью, напротив которой у него было большое зеркало, проходили наши встречи. Нередко он ходил передо мной в неглиже: семейных трусах, очень качественных, импортных, каких в Советском Союзе днем с огнем было не сыскать.

Брежнев достал из шкафа костюм, куртку и брюки из плотной ткани, типа джинсовой. Куртка на кнопках до середины бедер, с накладными карманами. Прямые, свободные брюки. Типичная одежда американских фермеров. Выяснилось - это подарок Добрынина, посла СССР в Америке. 

«Ты понимаешь, - начал Брежнев, - Добрынин прислал костюм, а он мне мал. Можешь сделать точно такой же, только на меня?» 

В принципе, сделать это было не сложно. Но в то время в Советском Союзе не было кнопок. А Леониду Ильичу кнопки нравились едва ли не больше всего. Приезжаю, объясняю ситуацию директору. Вердикт - срочно звони министру. «Ничего-ничего. В крайнем случае, министр закажет кнопки во Франции». Такая практика существовала. Когда нужна была особая ткань, министр звонил во Францию, в Англию, и вопрос решался в течение дня.

Возвращаюсь на работу, обмеляю примерки, тут раздается звонок. Николай Дмитриевич, начальник канцелярии из министерства: «Саша, вопрос с кнопками решился. Сейчас к тебе приедет специалист из Ленинграда: покажет приспособление для установки кнопок, которое его завод специально изготовил по нашему заказу». 

Через пару часов питерский специалист приехал, и мы стали тестировать приспособление. Все было не просто: то плохо кнопку крепило, то кнопка гнулась. 
«Я понял, в чем дело, завтра я привезу другие, более совершенные машины», - резюмировал специалист. 

На следующий день мне присылают кнопки с новым приспособлением... В конце концов костюм готов. Кнопки прикреплены, карманы отстрочены. Брежнев был очень доволен и не уставал хвалить меня: «Молодец, я не ожидал, что ты сможешь так точно все повторить». 

Как Брежнев попал в пробку

Леонид Ильич любил свою резиденцию в Завидово и бывал там почти каждые выходные. Летом, зимой, - независимо от погоды и времени года. Самое любимое занятие в Завидово - охота. Уезжал он в пятницу вечером, чтобы в субботу утром уже ходить с ружьем. Часто сам садился за руль. Ездил здорово, да и машины у него были отменные! «ЗИЛ», «Роллс-ройс», «БМВ», «Мерседес», - нередко меня на них подвозили. 


Александр Игманд (крайний слева) и Вячеслав Зайцев вместе работали в Доме моды на Кузнецком мосту.
Александр Игманд (крайний слева) и Вячеслав Зайцев вместе работали в Доме моды на Кузнецком мосту.

Однажды он ехал на охоту и в районе Клина попал в пробку. Звонит по телефону начальнику ГАИ: «Коля, в чем дело? Едет генеральный секретарь, неужели нельзя очистить дорогу?!» 

После этого случая гаишники стали заранее освобождать дорогу, сгоняя на обочину автолюбителей. И благодаря этому Брежнев проезжал 150 км всего за пятьдесят минут. 

Сломанная ключица

Леонид Ильич часто ездил по союзным республикам. Однажды он отправился в Узбекистан, каждый день этой поездки широко освещался в прессе. Но кое-что все-таки оставалось за кадром. После возвращения в Москву у меня должна была состояться примерка. Я звоню, а мне говорят: «Подожди, сейчас Леонид Ильич себя неважно чувствует». 

Проходит недели три: «Саша, приезжай, сейчас мы пришлем машину». 

Приезжаю на примерку, надеваю Леониду Ильичу пиджак и чувствую, что у него левое плечо стало каким-то очень покатым. А надо сказать, что у Брежнева для его возраста была хорошая фигура, без особых изъянов. Мне неудобно было спросить, в чем дело. Однажды министр предупредил меня: «Ни о чем не спрашивай, ни о чем не проси». 

Я промолчал, сделал примерку. Через некоторое время приехал на вторую. Надеваю пиджак и снова вижу, что правое плечо нормальное, а левое непропорционально ниже. Пришлось распарывать и перекалывать заново. Когда примерка закончилась, я в приватной беседе спросил начальника охраны: в чем дело. 

Выяснилось, что во время поездки в Ташкент случилось ЧП. Они приехали с визитом на авиационный завод. В цех, где должен был выступать Брежнев, пришли все сотрудники предприятия. Тысяча людей. Расселись где только можно. Даже на металлической лестнице, которая поднималась на второй этаж. И когда Леонид Ильич проходил под ней, она обрушилась под тяжестью людей. 

Володя Собаченков (охранник. - Ред.) фактически спас Леонида Ильича, прикрыв его собой, и сам здорово пострадал: у него были переломы ребер, ушибы головы, он почти на год выбыл из строя. А у Брежнева был перелом ключицы: он месяц пролежал в больнице, где ему вставили в плечо металлический штырь. 
В результате левое плечо заметно укоротилось. Мне пришлось конструктивными методами выравнивать дефект. А левое плечо - очень важная зона в костюме Генерального секретаря. На нем помещались все его ордена... 

Пропало молоко

Однажды в Москве в магазинах пропало молоко. Собственно, такое происходило довольно часто. То не было одного, то другого. Люди к этому привыкли.
Я как раз был у Брежнева на даче на примерке, когда зашел Александр Яковлевич Рябенко (начальник охраны Брежнева. - Ред.) и сказал: «Леонид Ильич, вчера моя жена объездила несколько магазинов - в Москве нет молока». 

«Как нет? - для него это было вообще непонятно. - Разберемся». 
Прошли к нему в кабинет...

«Вчера мне установили прямую связь с Америкой, - похвастался он. - С нашим послом Добрыниным».

Нажимает кнопку. На другом конце провода сонный голос. 

«Алло, Леонид Ильич, я вас слушаю». 

«Это я решил проверить, как у нас связь с тобой работает».

«Я вас прекрасно слышу, Леонид Ильич».

«Ну хорошо, потом свяжемся». 

«Ну как? Потрясающе? Секунда! Связь по дну океана проложили». 


«Леониду Ильичу нравились строгие костюмы типа френча на три-четыре пуговицы».
«Леониду Ильичу нравились строгие костюмы типа френча на три-четыре пуговицы».

Дальше последовал такой же звонок по спецсвязи министру мясомолочной промышленности. 

«Слушай, вот мне тут Рябенко докладывает, что нигде нет молока».

«Не волнуйтесь, Леонид Ильич, молоко есть, все есть, сегодня в магазинах все будет. Никаких проблем. Я просто был не в курсе. Мы все тотчас же решим».

«Ты должен следить, - не унимался Брежнев. - Если надо, и в магазин сходить посмотреть. Что у тебя там творится с твоим министерством?»

Тот, я представляю, весь покрылся испариной. И правда, на следующий день я специально заходил посмотреть - молоко появилось…

«Дорогой Леонид Ильич!»

Брежнев лежал в цековской больнице на профилактике. То ли перед пленумом, то ли перед Новым годом. Он должен был выступить с приветственной речью, но врачи его не выписали, и держать слово пришлось Андрею Громыко. Я присутствовал при разговоре Брежнева и Громыко по правительственной связи после этого выступления. 

«Слушай, Андрюш, я тут твой прочитал доклад. Но нельзя же через каждую строчку говорить «лично Леонид Ильич», «лично Леонид Ильич». 

«Но, Леонид Ильич, мы же с вами согласовывали».

«Но не так же часто!»

А ВОТ БЫЛ СЛУЧАЙ

«Мода смеется»

На факультете у нас была художественная самодеятельность под названием «Мода смеется». 

Что-то вроде кружка, где студенты вместе с преподавателями подмечали и высмеивали различные несуразицы в советской «моде». 

…Вела кружок заведующая кафедрой моделирования Татьяна Васильевна Козлова, жена нашего декана. А зачинателем самодеятельности был Слава Зайцев, он же придумал и некоторые номера. 

Например, раньше купальников не было, и женщины часто выходили на пляж в ситцевых халатах, а порой в обычных бюстгальтерах, панталонах… 

Слава блестяще исполнял этот номер. Наряжался женщиной: яркие губы, клипсы, сверху завязана косынка, невзрачный ситцевый халатик, а внизу бельишко: васильковые штаны на резинках и лифчик-самострок. 

В кульминационный момент он распахивал халатик, демонстрируя свой «купальный костюм». 

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Александр ИГМАНД родился в 1942 году в Магнитогорске. Сначала поступил в местный индустриальный техникум на отделение прокатной металлургии, но на третьем курсе бросил его, перевелся в Московский техникум легкой промышленности. После его окончания поступил в текстильный институт (учился вместе со Славой Зайцевым). Почти всю жизнь проработал в Общесоюзном Доме моделей на Кузнецком мосту, а с 1992 по 2002 год был его художественным руководителем. Последние годы трудился в частном ателье.

БЫЛО ДЕЛО

Костюм для Тарковского

Однажды пришел Слава Зайцев и говорит: «Слушай, надо срочно сшить костюм для Андрея Тарковского. Он едет на Венецианский кинофестиваль представлять «Иваново детство», и у него нет ничего на выход». 

На следующее утро Тарковский пришел к нам. Когда мы со Славой спустились из цеха в зал, я увидел его в компании Владимира Высоцкого, который к этому времени уже был знаменитостью. Тот сразу взял инициативу в свои руки. 

«Андрей едет представлять СССР на Международный кинофестиваль. Надо сшить ему костюм», - объявил он своим хриплым голосом. 

Меня поразило, что Высоцкий заговорил с нами так легко, как будто мы были уже сто лет знакомы. Выяснилось, что костюм нужно успеть сшить меньше чем за неделю. Мы со Славой быстро подобрали ткань: черный креп отечественного производства (с импортными тканями Дом моделей в то время не работал). 

Высоцкий заявил, что он все это спонсирует. За четыре дня мы подключили лучших мастеров, безусловно, с разрешения директора Дома моделей и с санкции Министерства легкой промышленности. 

На всех примерках Высоцкий сопровождал Тарковского. Выяснилось, что у режиссера прежде никогда не было костюма. Весь его облик говорил о том, что он живет в особом мире, весьма далеком от решения бытовых проблем. К процессу пошива он не проявлял особого интереса, хотя, когда костюм был готов, очень нас благодарил.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт