Нагретое место

Нагретое место

Называется место сижа и манит именно тут размотать удочки и попробовать счастья.

На Ахтубе слово «сижа» не вспоминается - у воды видишь стойбище с большим кострищем, с рогульками для котла над огнем, видишь следы автомобиля, войлоком свалявшееся сено, служившее периной в палатке, и множество разных других примет временного житья.

На выбранном нами месте в коре старого тополя я обнаружил воткнутые разных размеров крючки, иногда с куском лески, и гвозди, на которые, видимо, вешали разные разности. Между двух тополей, подобно перекладине турника, темнела труба - удобно вешать штаны для просушки, котёл, рюкзак с едою, чтобы мыши в него не лезли, умывальник, сделанный из пластиковой бутылки. Труба-вешалка вросла в державшие её тополя подобно колоколу, который в толстовской Ясной Поляне обтёк, почти поглотил старый дуб.

Мы всем, что было тут на виду, по-хозяйски распорядились и сразу же из сухого ствола поваленного бурей вяза напилили чурбачков для костра и сидений возле него. Уже у огня весело обсуждали записку-послание насчет рыбы, оставленную теми, кто жил тут, видимо, до 1 сентября.

Предсказанье подтвердила глубокая аккуратная яма под крайним тополем. В таких «холодильниках», выложенных пластиком, несколько дней хранят подсоленную рыбу, прежде чем вялить её и коптить. На этот раз яма была полна сухих листьев - рыба в ней летом ни разу не побывала.

УТРЕННЕЕ ужение подтвердило - чуда не будет, но весь улов сковородка все-таки не вместила. И тут кстати к нам пожаловал неизвестно откуда неожиданный гость - рыжий, со шкодливой мордой совершенно небоязливый кот. Он потёрся боком о резиновый сапог Сергея, явно желая к себе вниманья. Зная страсть кошек к рыбе, мы поднесли гостю самую крупную из только что пойманных. Кот, скособочась, отъел у плотвы голову и вопросительно поглядел на нашу компанию - нет ли чего еще? Рыба коту явно приелась. Запасливый Анатолий Яковлевич налил в железную плошку молока из пакета, и кот, захлебываясь от удовольствия, мгновенно посуду опорожнил и, облизываясь, стал тереться теперь о сапог кормильца, явно прося добавки.

Это был одичавший тут, у Ахтубы, иждивенец, находивший друзей на каждой стоянке, и ничего не боялся - давал себя гладить, щекотать за ушами. Шуршавшие в сухих листьях мыши заставляли кота навострить уши, но охотиться, находясь на надежном содержании рыболовов, он явно ленился. На нашем стойбище кот появлялся раза четыре, с интересом наблюдая за возней у костра, благосклонно, но без восторгов принимал дань и, поправив щетину усов, исчезал. 

Дневными гостями были тут еще козы и шершни. Козы появились черной, рогатой, бесцеремонной тучей и с любопытством стали исследовать всё вокруг. Зеленый корм был рядом, но отважное воинство во главе с бородатым козлом рассматривало мою фигуру возле костра. «Чем же вас угостить?» Счастливые мысли человека иногда посещают.

Я вспомнил: все травоядные никогда не отказываются от соли, и решил устроить козам необычное угощенье. Эти бестии нередко едят бумагу, обдирая с заборов афиши и разжевывая окурки. Я вынул из рюкзака пакеты, завернутые в газеты. Расправив бумагу, обрызгал её водой изо рта, как это делают, когда орудуют утюгом, потом обсыпал бумагу солью и как скатерть-самобранку разложил возле автомобиля. Надо было видеть, с какой жадностью солёную газету стал поглощать козёл-предводитель. Кусочек «соленья» достался также какой-то смелой козе.

И вот уже всё стадо заинтересованно теснилось возле машины. Пришлось пустить в ход еще три газетных листа. Но всем всё равно не хватило, и мне пришлось выразительно объяснить стаду: всё, угощение кончилось! Козы поняли, что означает хворостина в моей руке, и, теснясь, удалились. 

А что касается шершней, то с ними надо было вести себя осторожно. Минувшее «косолапое» лето было в чем-то благоприятным для размножения этих крупных и опасно ядовитых созданий. В наш лагерь они совершили только разведывательный прилет и, не найдя ничего интересного, подались к дубам, где в дырках от выпавших сучьев были у шершней гнёзда.

Оса обычная, если её вместе с арбузом занести в рот, приятных воспоминаний о себе не оставит. Но если быть аккуратным, соседство ос за столом вполне терпимо, даже и интересно. Они с удовольствием грызли сырую рыбу, но больше всего собралось их возле арбуза. Увлекшись съемкой этих нахлебников, я устроил столовку в металлической ложке. Потеряв доступ к арбузу, прикрытому плёнкой, осы садились на треугольную пирамидку арбузной мякоти, и я снимал их по очереди. «Фотомодели…» - сказал Анатолий Яковлевич, наблюдая этот процесс.

И было еще два гостя у нашего стойбища. Первый появился при лунном свете. Мои друзья «ловили сома» в потемках, а я сидел у костра сторожем и вдруг увидел большую птицу, бесшумно перелетевшую реку и севшую на сухую верхушку тополя. По силуэту на фоне неба определил: филин. И замер, размышляя, что могло тут привлечь повсюду редкую птицу? Филин сидел недолго. На широких крыльях он покинул, возможно, любимую для него присаду, под которой ловил мышей, и скрылся в ночи.

А на другой день мы с Сергеем укатили на озеро Баскунчак (час езды от костра), где добывается соль (об этом рассказ особый), а когда в потёмках вернулись к реке, Анатолий Яковлевич, употребляя слово «шершень», рассказал еще об одном госте. К нашему табору на моторной лодке пришвартовался «гаишник», но «водный». Стал он внимательно искать недостатки в нашем хозяйстве. «Есть ли спасательные плавсредства? Где остальные члены команды? Лодка зарегистрирована, номера есть, а почему на надувном боку лодки они не нарисованы?» Анатолий Яковлевич, человек немногословный, внимательно выслушав гостя, достал из бумажника сиреневого цвета денежку и дал её вопрошавшему со словами: «Только уплывайте отсюда возможно быстрее. Впрочем, на стоянке рядом у полковника ФСБ тоже номера на надувной лодке не нарисованы. Рискнёте перекинуться словом?» На это «шершень», не отвечая, немедля дал дёру.

НЕ РЫБНЫМ было наше сидение на годами нагретом месте. И всё же три дня, проведенные тут, вспоминаются с благодарностью. Вспоминаются странные гости, луна с отраженьем в воде, скрип паромчика на переправе, подъезды машин с искателями места для лагеря, темнота над высохшей за лето полупустыней и первые весточки осени - плывущие по воде жёлтые листья.

Фото автора

Продолжение следует

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа в Донецке швея